Сегодня: 15 декабря 7024, Среда

Кошелек или жизнь?

14 февраля в Новочеркасском Сбербанке, в филиале на улице Буденновской умер мужчина.
Он пришел, чтобы получить компенсацию по вкладу. Его очередь подошла в 16 часов с минутами. Он уже стоял у заветного окна «Заведующая», как царящая за ним женщина приказала: «Поставьте дату».
Клиент отошел к столику, присел, надел очки, взял ручку. Когда он вернулся к окну, сотрудница принялась обслуживать стоявшую за ним женщину.
— Вам компенсацию я сегодня не выдам, — услышал мужчина приговор.
— Почему? Я же столько стоял!
— У меня рабочий день закончился, придете завтра.
— Мне заново бумаги переписывать, я же дату поставил!
— Это ваше дело, я сегодня вам все равно не выдам.
— Но у вас написано, что вы работаете до 18-ти!
— С клиентами до 17-ти, потом я работаю с документами.
Перепалку слышали работники одной из новочеркасских фирм – Тамара и Нина, оформляющие в соседнем окне пластиковую карточку. Тамара глянула на дисплей мобильника и вмешалась:
— Сейчас только половина пятого! И у вас больше посетителей нет!
— Я сказала, не выдам, значит НЕ ВЫ-ДАМ!!! — приподнялась со стула сотрудница Сбербанка.
— Мне стало его жалко, — рассказывает Тамара. – Мы даже не сразу заметили, что он – пожилой человек. Высокий, примерно метр 80, широкоплечий, в кожаной куртке. Седой. Представительный. Воспитанный, он даже ни разу не повысил голос. Только повторил несколько раз настойчиво: «Компенсацию вы мне сегодня дадите». Это были его последние слова.
Девушки занялись своей карточкой, как вдруг мужчина упал. Назад (за ним никого не было), во весь рост. Ударился головой, захрипел.
— Эпилепсия! – крикнул кто-то.
— Нет, это сердечный приступ! Нужно что-нибудь сердечное!
Около потерявшего сознание мужчины суетились клиенты. Сотрудники Сбербанка из-за перегородки не показывались.
— Дайте что-нибудь подложить ему под голову, — обратились к ним.
— У нас банк, — отрезали те.
— Воды!
В окно «Заведующая» высунулась рука со стаканом. Окно захлопнулось.
— У него должно быть лекарство в карманах! – догадалась женщина, распознавшая сердечный приступ. В карманах был платок, нитроглицерин, деньги. Деньги Нина, свернув, затолкала обратно. Таблетку мужчине положили под язык.
— Вызывайте «скорую»! – крикнули клиенты банкирам.
— «Скорая»? Это Сбербанк. Приезжайте!
— Вы хотя бы адрес сказали!
Мужчина лежал на полу уже минут 10.
— Звоните снова!
— Я уже звонила!
— Звоните еще, он умрет!
Еще через 10 минут мужчина перестал дышать. Его били по щекам, делали искусственное дыхание. Только теперь к нему выбежала из-за перегородки заведующая:
— Василий Михайлович! Я сделаю все, что вы хотите!
Только через полчаса приехала «скорая помощь». Тамара кинулась к фельдшерице:
— Скорей! Человек умирает!
— Я не на вертолете прилетела, — отреагировала медичка.
— Тогда не пишите «скорая»! – взвилась Тамара.
Мужчина был уже мертв…
Видимо, кто-то позвонил его жене. Она вбежала в банк в истерике. И тут заведующая предложила рыдающей женщине … заполнить заявление на компенсацию вклада! Та не смогла – тряслись руки. За нее бланк заполнил кто-то другой. И Сберегательный банк России выплатил, наконец, компенсацию своему клиенту. После его смерти.
Мертвый человек лежал на полу, рядом рыдала его жена, «скорая» уехала, ждали «труповозку». А заведующая переживала:
— Как я теперь работать буду? Я не смогу это забыть!
— Вы тут еще работать собираетесь?!! – сорвалась Тамара.
А Нина плакала: под шумок кто-то вытащил у покойника деньги, те, что лежали в кармане вместе с лекарством.

Девушки помогли установить фамилию умершего. Им оказался бывший заместитель генерального директора ОАО «Магнит» В.М. Пруцаков. Ему было 78 лет.
На похоронах его сын Валерий, эмчээсовец из Майкопа, рассказал мне, что отец перенес три инфаркта.
— Он во вторник в сберкассе полдня простоял и не смог получить компенсацию. В среду пошел прямо с утра. У него и раньше с этой работницей были конфликты, очень он на нее обижался.
— Валера! Ты меня не узнаешь? – подошла к Пруцакову-младшему заплаканная женщина.
— Я сейчас никого не узнаю…

— Не верится, — покачал головой пожилой мужчина. — Мы с ним столько лет проработали.
— Он был заместителем генерального директора?
— По капитальному строительству.
— Заводской корпус, где сейчас Сбербанк, он построил?
— Он все здесь построил.
Позже этот мужчина выбирается из толпы, держась за сердце.
— Дать лекарство? – участливо спрашивают его.
— Не-е-а…

Валерий собирается требовать расследования, обращаться в суд. Но вряд ли кто официально свяжет хамство сотрудницы банка со смертью старого сердечника.
Только последняя ли это смерть?
Еще до этой трагедии мне позвонила женщина, которая водила в Сбербанк, в тот же филиал на Буденновской, старенькую свекровь. Тоже занимали очередь с 7-ми утра, мерзли на улице до открытия. Стояли весь день и не прошли. Звонили в центральный офис:
— Можно прием по записи организовать?
— Нам запретили это делать.
— Неужели нельзя пожилым людям, ограбленным государством, привезти компенсацию на дом?!!
Молчит Сбербанк. А за ним молчит государство.

Комментарии (0)

Добавить комментарий