Сегодня: 16 декабря 2759, Среда

“Судьба играет человеком, она изменчива всегда:
то вознесет его высоко, то бросит в бездну без стыда…” Горькие слова малоизвестного русского поэта Соколова — эпиграф этой истории.
…Диму Низельского отпустили со сборов на неделю увидеться с родителями и отпраздновать свой девятнадцатый день рождения. Он готовился выступить на первенстве Европы по кроссу в Нидерландах. Поскольку спортсмен живет по режиму и ежедневный рацион его разработан и выверен мамой, Людмилой Низельской, личным тренером сына в течение многих лет, ни о каких злоупотреблениях алкоголем не могло быть и речи. Родители просто бесконечно доверяли своему сыну, только потому они и отпустили его в канун самых ответственных в его жизни соревнований. Мама сказала на всякий случай: “Ребят угощай, но сам не пей”. Он никогда не подводил родителей, не подвел и на этот раз. Но сейчас они казнят себя за то, что отпустили сына с компанией в “Кристалл” — четверых ребят и двух девочек.
Мальчики вместе учились в школе и дружат с детства. Алексей Корнеев и Светлана Похлебина тренируются с Димой у Людмилы Низельской. Компания малопьющая. Именинник не пил вообще. Тем не менее, время провели прекрасно, поскольку были близкими друзьями, близкими людьми. На танцах произошла потасовка, которая никак не коснулась дружеской компании. Во время драки побили посуду, поэтому бармен сказал: “Закрываемся и уходим”.
После часа ночи ребята вызвали такси, собрались и вышли. Такси подъехало, девушки сели. К мальчикам подошли четверо, они стояли на улице: Стас Камышанский, Артем Цоколо и еще двое, с кавказской внешностью. С Цоколо ребята учились в младших классах, но не общались и даже не здоровались, просто знали, что такой есть и несколько лет занимался дзюдо. С Камышанским, он чуть постарше, Дима одно время тренировался в одном спортивном зале. Больше их пути никак не пересекались. Камышанский и Цоколо потребовали показать тех, с кем они только что подрались в баре. Ребята сказали, что “тех” здесь нет. “Садись в машину, покажешь, где они живут”, — сказали Корнееву, а когда тот сказал, что не знает, Камышанский стал его бить по лицу и запихивать в машину.
Дима вступился за друга, попытался объяснить, что они совсем из другой компании. Тогда Цоколо ударил его в лицо. Дима упал и сразу потерял сознание. Но бывший одноклассник несколько раз ударил его ногой по голове; потом подбежал один из кавказцев, и тоже его ударил. Лежачего! Дзюдоисты… Друзья подняли его, всего в крови, посадили в такси и повезли в больницу. Там ему оказали первую помощь, но он ничего этого не помнит.
…Дима не успел ответить ударом на удар. И вся эта компания друзей, — ну не драчуны они, как говорится, не на это они учились. “Девушку приходилось защищать, но чтобы так, без причины…”
Дима Низельский — легкоатлет, худенький, очень высокий мальчик. Со всей своей юношеской агрессией (если она у него есть) он выкладывается в спортзале и на стадионе, на пробежках в роще, на многокилометровых кроссах на сборах. Третий год он учится в двух институтах одновременно: в ЮРГТУ и Школе олимпийского резерва, которую заканчивает в следующем году и собирается поступать в Спортивную академию.
Как член сборной России он получает деньги, и это его вклад в благосостояние семьи, которая посвятила себя (отец — известный массажист, и личный массажист Димы) спортивным достижениям сыновей, его и младшего брата, тоже перспективного спортсмена.
Вообще семья Низельских получила все возможные награды изо всех только мыслимых уважаемых рук как “сильнейшая спортивная семья России”. В 13 лет Дима впервые в составе своей семьи поднялся на спортивный пьедестал. А сам начал блистать как бегун с пятнадцати лет.
Родители, что называется, играющие тренеры. И мама, и папа находятся в идеальной спортивной форме. Отец, хотя тренируется Дима у мамы, совершает с сыном пробежки рано утром, в любую погоду, во все времена года.
… До часу ночи родители не беспокоились, потом отец позвонил. Поскольку Дима сказал, что уже вызвал такси ехать домой, они стали его ждать, и дождались… Сын повел себя по-мужски, сказал, подрались, а пострадал он один. Наутро пришел участковый милиционер (ему подали сведения из больницы) и спросил, собираются ли они подавать заявление в милицию.
Сын был еще в шоке и сказал, что претензий не имеет. А у родителей первый шок уже прошел, и они поняли, что это была не драка, а избиение, тем более, что травма лица уже проявилась во всем своем страшном виде. Голова опухла, особенно в области виска, а нижняя часть лица будто омертвела… Сделали рентгеновский снимок: челюсть сломана в двух местах и раздроблена… Они написали заявление в милицию и поехали в Ростов — ложиться на операцию.
Так Дима не попал на самые главные соревнования, к которым шел, бежал, стремился всю свою сознательную жизнь. И это не только его драма. На третий день в Москве уже все знали. Низельским позвонил старший тренер страны по выносливости (Федерация легкой атлетики) России Геннадий Суворов и спросил: “У вас случилась беда?” А участковый сказал, что Цоколо подрался в эту ночь и в третий раз, и в этой драке ему сломали руку. В Библии сказано: “Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю”.
Дальше события развивались так. Операция оказалась сложнейшая: удаляли зубы, челюсть собирали по фрагментам, старались “сохранить лицо”. Людмила Низельская две недели жила возле больничной койки сына. Она кормила его протертой пищей с ложечки. Эта травма на всю жизнь. Дима никогда не сможет делать то, что так просто для здоровых людей: например, есть твердую пищу. А в это время, при поддержке общих знакомых, (поскольку Геннадий Низельский как лучший профессиональный спортивный массажист, много лет подряд массировал представителей всех силовых федераций города), к Низельским дважды приходила мама Артема Цоколо, плакала, просила простить и предлагала деньги на лечение Димы. Убедившись, что здоровьем сына, родной кровью, Низельские не торгуют, семья Цоколо избрала другой путь и сделала ответный ход: они подали заявление в милицию о том, что это Дима напал на дзюдоиста и в драке сломал ему руку…
А ведь он только сказал: “не трогайте моих друзей”, с которыми он пятнадцать лет вместе, и он был хозяин, а товарищи — его гости на дне рождения. Стоило проявлять благородство, чтобы неизвестно на какой срок потерять здоровье и спортивную форму, чтобы не поехать на первенство Европы, невзирая на безумные затраты семьи, города, государства? Узнав, что на Диму было подано заявление, родители его были потрясены запредельным цинизмом поступка. Им даже стыдно было сказать сыну о деньгах, предлагаемых той стороной за молчание, за бездействие, за готовность терпеть наглое насилие. Теперь они спрашивают себя, что победит, ложь или правда, правосудие иди беззаконие? Отец казнит себя, что сам виноват: отпустил в бар члена сборной страны — за несколько дней до отъезда в Европу. Но его отпустила Федерация легкой атлетики России со сборов на три дня, чтобы он повидался перед отъездом “на Европу” с родителями и отпраздновал свой день рождения — чемпион России, чемпион СНГ и стран Балтии, двукратный чемпион Вооруженных сил России по легкой атлетике… Его отпустила сборная, чтобы девятого ноября он прибыл обратно…
Так как он никогда никого не подводил, родители решили дать ему расслабиться и прийти поздно, он заслужил это. Третий год член сборной России, он с 2000 года выступал на первенстве страны. Каждый год становился многократным чемпионом — ЮФО, города, области, победителем кроссов, забегов, стартов. Высшее его достижение — чемпион России. Его документы поданы на звание лучшего спортсмена-студента Ростовской области.
Все знакомые звонят, переживают, как помочь, а как тут можно помочь, если на него же еще и подают в суд?
Сотрудники милиции сказали, что на Цоколо и так уже несколько уголовных дел заведено. Как говорится, две судьбы. А Низельским предстоит лечить, кормить и пытаться вернуть сына в большой спорт.
.. .Речь идет не о том, что такого титулованного спортсмена обижать нельзя, а других детей, которые не приносят славы городу и которым не вручает награды мэр, можно. Просто именно в этом очевидном, показательном случае произошла жуткая и очень наглядная сшибка добра и зла, и важно нам всем узнать, что победит. Ведь мы живем в этом городе. Наши дети ходят в эти бары. Кто-то из них учится быстрей и красивей всех бегать, а кто-то — профессионально калечить иных, не похожих на себя, с другими жизненными ценностями…
Герцен писал: справедливость прежде всего, но лишь бы в конце была любовь. Любовь здесь есть в начале: безумно любя своего ребенка, родители Низельского, “подложив” свои собственные жизни, помогали построить счастливую спортивную судьбу одаренному сыну.
Как же дать этой любви уйти “в никуда”?
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий