Сегодня: 16 декабря 5609, Среда

Это — надуманная, липовая проблема. И она нисколько не приближает разгадку тайны самой Атлантиды. И не только не приближает ее, но наоборот, отдаляет ее во времени, заводит исследователя в тупик. И кто знает, быть может, именно постановка таких искусственных проблем и отвлекает ученые умы от столбовой дороги исследователя, сбивает их с истинного пути к цели. Можно сказать больше. Они, такие вот «проблемы», мешали исследователям Атлантиды Платона выбрать для себя верный ориентир при изучении таких серьезных проблем, каковой и является загадочная страна-остров Атлантида, так красочно обрисованная Платоном в его диалогах «Тимей» и «Критий».
И быть может, если бы исследователи Атлантиды не создавали сами себе и для всех ученых умов подобные проблемы, одну из которых и выдвинул Зденек Кукал, проблема Атлантиды давным-давно разрешилась бы положительно. Разрешилась бы положительно именно в том плане, что было бы установлено следующее: названные выше диалоги Платона есть пророчества на будущие времена.

Платон-пророк
Мы разрешили эту проблему. Сюжет Платона об Атлантиде — есть сюжет пророческий. Платон предсказал создание в будущем нового оригинального государства. По Льюису Спенсу это было высокоразвитое государство с самобытной религией, традициями и культурой, простиравшего свое господство на все Средиземноморье. И закодировал Платон это государство именем АТЛАНТИДА, которое легко расшифровывается.
Попутно мы разрешили и ряд других вопросов, которые мы поставили в начале нашей статьи. Один из них: кто есть Платон? Отвечаю: Платон — это пророк, ибо только пророк мог и может написать пророческое произведение. Пример из истории человечества — Нострадамус и его пророчества. Но вместе с Платоном к пророкам следует отнести и Аристотеля, ибо он знал, что и «Тимей» и «Критий» Платоновы — произведения пророческие, а сама страна Атлантида — страна тоже пророческая, страна будущего. Страна, которая будет существовать в будущем, а потом вдруг возьмет и сгинет за «одни сутки», за «одни страшные сутки».
Ведь не зря же Аристотель сказал, что Платон его друг, но истина для него дороже. Истиной для Аристотеля являлось то, что идея Платона, его рассказ об Атлантиде достоверны, но сам текст о ней пророческий. А вот этого не понимали ни ученики Аристотеля, ни последующие авторы, специалисты по Атлантиде Платона. Сам же Аристотель не мог «выдать», «разоблачить» своего учителя.
Мы видим, что неверная постановка проблем самими исследователями отдаляет во времени достижение цели. Следует эти цели формулировать разумно.

Вопросы
А теперь о трех вопросах, поставленных нами в начале статьи. Воспроизведем их в сокращенном варианте.
1. Что такое «одни страшные сутки»?
2. Что означает термин «пучина»?
3. Кто есть Платон?
Эти вопросы рассмотрим в обратном порядке. Начнем с Платона. Мы уже высказали свое утверждение: Платон — пророк. Это следовало из того, что рассказы Платона об Атлантиде — это миф, а все мифы представляют собой пророчества. Стало быть, сама Атлантида есть страна пророческая, то есть страна будущего.
Теперь попробуем это доказать иным способом. Вторично ставлю вопрос: так кто же все-таки есть Платон? Нам не встретилось у исследователей Атлантиды их рассказа о Платоне: кто он? Тот факт, что он древнегреческий философ, мало что поясняет и проясняет. Ведь Платон не просто философ. Он — философ-идеалист. Мы об этом уже упоминали. Но это очень важная деталь! В свете всех поисков Атлантиды возникает такой вопрос: разве мог философ-идеалист написать рассказ о реальной стране прошлого? Ведь это же попахивает материализмом! Платон же отстаивал идеалистический взгляд на мир! Но тот факт, что известный мистик-идеалист записал в древности пророчество, это вполне согласуется с учением самого этого философа-идеалиста. В этом мы не входим в противоречие с самим Платоном, с его философскими системами, начертанными им в его трудах.
Учение Платона играло видную роль в дальнейшей эволюции идеалистической философии. Поэтому такой философ ну никак не мог написать рассказ о реально существовавшей ранее стране, коей считается Атлантида. Значит, мы это утверждаем вновь и вновь, диалоги «Тимей» и «Критий» — есть действительно миф. Но так как все мифы — это пророчества на будущие времена, то и повествование об Атлантиде есть пророчество, а сама эта страна Атлантида есть страна пророческая, страна будущего! Эта страна должна появиться во времена, которые наступят после окончания жизненного пути Платона.
Все сказанное выше подтверждает тот факт, что Платон обладал даром ясновидения. А ясновидцы, в конечном счете, становятся пророками и вещают кое-что о будущем. Но это настолько туманно воспринимается их современниками, что никому не приходит в голову разглядеть такой «талант» у того или иного исторического лица. Будь то древний философ или же не менее древний какой-либо мифописатель. Платон — лишь один из таковых. Надо хотя бы теперь, спустя свыше двух тысяч лет после Платона, взглянуть на его творения иначе, как говорят у нас, с другой колокольни.
В книге «Волшебное пророчество Чапека» (2004) мы доказали, что если, к примеру, обратиться к Платону, считая его рассказ об Атлантиде пророчеством, то пророчествами надо будет признать все его, так называемые, диалоги. Нравится это кому-то или нет, это уже детали. Мы назвали такое явление аксиомой от Чапека. И сформулирована она нами следующим образом:
Если некоторая часть от целого есть пророчество, то пророчеством является и все целое. Для Платоновой Атлантиды его диалоги о ней — это только какая-то часть от всего количества диалогов Платона. Целым здесь является все диалоги философа-пророка.

Пучина
О термине «пучина». В Словаре русского языка С.И. Ожегова этот термин имеет четыре варианта-разъяснения его смыслового значения.
Первое. Пучина — это водоворот, провал в болоте. Говорят, к примеру, «затянуло в пучину». Кажется, это определение наиболее подходит к Платоновой Атлантиде. Она «за одни страшные сутки погрузилась в пучину».
Второе. Пучина — это морская бездна. Именно в морской бездне ее искали ранее и продолжают искать сегодня, при стопроцентной уверенности, что именно туда сгинула и там где-то находится ныне Атлантида Платона. Но ее все-таки в этих пучинах так и не нашли! Следует заметить, что ученые всего мира, не сговариваясь, ищут ее именно в океанских и морских пучинах. И больше нигде! Там и только там, и нигде более! Нам представляется, порою, что категоричность исследователя очень вредит общему делу.
Третье. Пучина — это переносное: средоточие чего-нибудь угрожающего гибелью. В качестве примера Ожегов приводит фразу: «пучина бедствий». Заметим, что Платон в своем повествовании об Атлантиде нигде и ни разу не упоминает о средоточии чего-нибудь угрожающего ее гибели. Его Атлантида просто в одночасье «погрузилась в пучину». И все. Значит, этот вариант значения термина «пучина» для нас не подходит.
Четвертое. Пучина — это поднятие, выпучивание промерзшего грунта. Это пояснение для Платоновой Атлантиды не подходит тоже, ибо по Платону его Атлантида не поднялась, а погрузилась в пучину.
Итак, последние два варианта значений термина «пучина» (по Ожегову варианты третий и четвертый) нам не подходят. Вернемся к первым двум вариантам. Первое значение: пучина — это водоворот, провал в болоте. О водовороте Платон речи не ведет. О болоте — тоже. Да и «провалы в болоте» нигде в его диалогах не фигурируют. Получается, что и первый вариант значения термина «пучина» для нас тоже не подходит. Остается второй вариант: «пучина — это морская бездна».
Напоминаем, что именно в этих безднах Атлантиду и ищут, но ведь ее в них и не находят же! Так в чем дело? Обманул ученых мира Платон? Навешал им «лапшу на уши»? Разыграл их? Такие версии иногда высказывались. Но это несерьезно. Почему бы ученым мира не взять вину на себя и сказать, что мы, дескать, не так понимаем Платона. Лишь один астроном Ж.С. Байи осмелился указать атлантологам, что они идут не тем путем. Он предложил ученым новую идею, и за такую новизну его мысли от ученых планеты он немедленно получил «пощечину». Официальная наука вероятно всегда отвергала новые идеи или же длительное время эти новые идеи как бы не замечались. Окружались гробовым молчанием.
Итак, и второй вариант значения слова-термина «пучина» для нас тоже не подходит. Мы рассмотрели четыре значения этого термина, и ни одно из них нас не удовлетворило. Но решение проблемы должно быть найдено! А как? Выход один: признать, что термин «пучина» есть термин пророческий. И его необходимо расшифровать. А потом все приложится к Платоновой характеристике Атлантиды. И узнается сама страна, пророческое имя которой АТЛАНТИДА.

«Одни сутки», «один день», «одна ночь»
А теперь рассмотрим, вопрос, который мы поставили первым: «одни страшные сутки». Что это означает? С этим вопросом теперь разбираться легче, ибо мы уже знаем, что повествование Платона об Атлантиде есть пророчество. А раз это так, то и словосочетание «одни страшные сутки» есть пророческое. И эти три слова требуется тоже сначала расшифровать. Но что все-таки могут обозначать эти три слова?
Обратимся к Библии. Это кладезь знаний и великих подсказок! Каждая нестыковка ее текста с нашим сознанием — есть подсказка: думайте, думайте, думайте, словно вещает она, Ее Величество Библия! В главах 1 и 2 первой книги Моисеевой (Бытие) идет речь о семи днях творения Бога. Мы усматриваем здесь однозначность терминов библейского «один день» и Платонова «одни сутки». Это в принципе одно и то же. В принципе… По крайней мере, по-русски мы расшифровываем их одинаково. И обозначают все эти слова один определенный период жизни. У Платона — это один период жизни его пророческой цивилизации по имени АТЛАНТИДА.
Напоминаем, что тексты Платона об Атлантиде нами взяты из книги З.Кукала. Но вот в других источниках перевод текста древнего пророка Платона немножко иной. Так в книге советского атлантолога Н.Ф. Жирова в главе «Тексты Платона об Атлантиде» нет «страшных суток», а есть «один день» и «одна ночь». Внешне, на первый взгляд, одно от другого мало чем отличается.
Что такое день? А что такое ночь? Есть разница? Думаю, любой скажет: да, есть, и значительная. Днем светло и каждый считает день хорошим временем суток. Ночь же — это что-то противоположное, это тьма, это мрак и т. д. В пророчествах термин «день» символизирует светлый, можно сказать, положительный период в жизни государства, страны, человека. Термин же «ночь» символизирует нечто противоположное: мрак, ужас, неизвестность и т.д.
При разных переводах, когда «одни сутки» превращаются в «один день» и «одну ночь», расклад эпохи гибели Платоновой Атлантиды будет несколько иным. Еще бы! Был один период — «одни сутки», теперь их два: «один день» и «одна ночь». В первый период — «один день» — Атлантиду, так сказать, «подстрелили» и она стала «тонуть». Но поскольку по Платону она огромна, во втором периоде ее продолжали «добивать», надежнее «топить», и понадежнее прятать концы в воду. В то же время, это был и период, когда ощущались последствия затопления пророческой Атлантиды. Вот таким образом, по нашей версии, гибла пророческая Атлантида в ее реальной, но будущей жизни. И гибла она, как мы показали, в два периода.
Можно ли сказать, что один из приведенных переводов плохой, а другой хороший? Ни в коем случае! Оба взятые нами перевода добротны, заслуживают похвалы. А исследователю, при таких нестыковках в переводах, следует проводить японское харакири с некоторыми словами. Например, столкнувшись с этой нестыковкой, слово-термин «сутки» следует самому расчленить, то есть поделить на части. Исследователь просто обязан это увидеть и это сделать, а не сетовать на различие и несогласованность текстов переводов различных авторов. В пророчествах одинаковые переводы практически редки и почти случайны.
В переводе диалогов Платона из книги Кукала фигурируют «одни страшные сутки». Нетрудно понять, что термин «страшные» следует отнести не к термину «день», а к термину «ночь». Тогда у Кукала мы будем иметь «один день» и «страшную ночь». Значит, «добивали» Атлантиду и пожинали последствия этого в «страшную ночь» жизни того государства, а не тем «днем». Так что пророческая страна практически погибла действительно не в «один день», то есть не в один период жизни этой страны.

Финал
Мы раскрываем секрет гибели Атлантиды дальше. Эти два периода жизни пророческой страны Платона означают, что она гибла при двух ее руководителях, сменявших друг друга на столь высоких постах. Они порознь, но синхронно, подводили ЭТУ страну к пропасти, куда ее и столкнули вместе, но с разных позиций.
Ведь Зевс, этот грозный царь мифических богов, собрав своих божков на своем Олимпе, не успел вынести суровый приговор атлантам. Он даже не успел произнести свою обвинительную речь в их адрес, как их страна рухнула в морскую пучину. В пучину жизни она свалилась. Руководитель из периода «страшная ночь» поспешил ее дотопить. Пророческий термин «море» расшифровывается как ЖИЗНЬ. Этот процесс очень хорошо описан в Библии. Но он не замечается исследователями.
Итак, Атлантида Платона — это не страна далекого-далекого прошлого от времени жизни Платона и в глубь веков, а страна далекого-далекого будущего. То есть Атлантида — это страна пророческая. И как только мы признаем это за де-факто, то уже после этого, читая диалоги древнего мудреца, мы угадаем саму страну будущего, о которой он поведал человечеству две с половиною тысячи лет назад. Мы увидим и сами процессы, подвигшие реально существовавшую Атлантиду будущего к пропасти, в которую сами же ее руководители столкнули и затопили ее, свою родину-мать. Затопили ее в пучине жизни.
Перейдя после этого к другим диалогам Платона, мы не сможем не узреть, что они, Платоновы диалоги, повествуют об одной и той же стране будущего, имя которой он дал АТЛАНТИДА. Именно об этой стране рассказывается в древних мифах. Именно об этой стране вещают своим шифром и пророчества Мишеля Нострадамуса.

Вместо заключения
Что можно сказать в заключение нашего краткого исследования об Атлантиде Платона? В пучинах морей и океанов мы ее не искали, потому что надобности в этом не было. Но трудно понять логику современных искателей этих загадочных островов. Что ими двигало? Ниже мы процитируем мнения некоторых авторов, которые немало своих сил и своего времени отдали Атлантиде Платона.
И.А Резанов. Его книга «Атлантида: фантазия или реальность?»(1976). Уже на десятой странице своей книги автор пишет: «Сейчас можно со всей определенностью сказать, что на дне центральной части Атлантического океана и, в частности, на срединно-океаническом подводном хребте погрузившейся Атлантиды нет». А вот примечание с двенадцатой страницы этой же книги: «О.К.Леонтьев. Современные научные данные не подтверждают существования Атлантиды. — Земля и Вселенная, 1966, №2». Оказывается, не только в 1976, но еще и в 1966 году наука сказала свое веское слово о том, что в Атлантическом океане Атлантиды нет! Ан, нет же! Ее продолжали искать и в семидесятых годах двадцатого столетия и позже. Дай-то Бог, найти им ее!
К Кукалу мы обращались не раз. Я позволю себе обратиться к нему и сейчас. Вот как он подводит итог своих исследований по вопросам Атлантиды Платона (напоминаю, что в 1985 году его работа издана в Праге):
«Ни исчезнувшего острова, ни древней цивилизации мы не нашли. Не нашли даже следа этого острова. Нет доказательств того, что в Атлантическом океане или в Средиземном море 11500 лет назад существовало, а потом было уничтожено нечто подобное описанному Платоном. Нет следов всего этого ни на островах, ни на морском дне. Их не обнаружили ни археологи, ни геологи». Напомним о том, что сам Кукал — геолог.
Основоположник отечественной научной атлантологии Н.Ф. Жиров расположил «свою» Атлантиду в Атлантическом океане, на его срединном подводном хребте и вытянул ее с севера на юг. Он остался сторонником той версии, что Атлантида все-таки была в реалиях древностей человечества. Однако уже на второй странице своего заключения к книге «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» (1964) он говорит, что океанология и геология к Атлантиде относятся отрицательно. Это, вероятно, следует понимать так, что данные научных исследований и океанологов и геологов не подтверждают атлантическую версию Платоновой Атлантиды.
В свете приведенных выше выводов различных авторов, сделанных в разное время, трудно понять официальную академическую науку, почему она топчется на месте? Сама делает выводы устами ведущих ученых и сама же дает добро инициативам своих же ведущих ученых на новые экспедиции по поиску Атлантиды там же.
Итогом наших исследований проблемы Атлантиды Платона являются наши собственные выводы. Очень кратко они о нижеследующем:
1. Диалог «Критий» Платоном закончен. Многоточие в конце диалога — это форма, это способ, это метод завершения автором повествования об островах Атлантида. Этим методом пользуются и современные авторы, когда в конце романа ли, повести ли, рассказа ли они мысль свою обрывают, казалось бы, на самом интересном месте, словно заставляя читателя продолжить самому мысли автора.
2. За девять тысяч лет до Платона никаких островов под именем Атлантида не существовало ни в морях, ни в океанах. А раз не было самих островов, то в те далекие времена на земле не существовало столь загадочной и высокоразвитой цивилизации по имени Атлантида.
3. Диалоги Платона «Тимей» и «Критий» представляют собой пророчества в их полном объеме, без купюр, как это принято у ученых (см. Кукал и Жиров).
4. «Остров Атлантида» — эти термины пророческие. Термин «остров» расшифровывается так: государство, страна.
5. Под пророческой страной «Атлантида» зашифрован Советский Союз.
Виктор Кирин.

Комментарии (0)

Добавить комментарий