Сегодня: 16 декабря 5029, Среда

В уходящем году широко и достойно было отмечено 60-летие Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Участники войны получили не только юбилейные медали, поздравления руководителей разного уровня, вплоть до Президента страны, но и приличные прибавки к пенсиям. Медали и президентские поздравления получили также труженики тыла. Это справедливо. В молодые годы на долю тех и других выпали тяжелейшие физические и моральные испытания. И теперь, когда самым молодым из них под восемьдесят, они особенно нуждаются во внимании и заботе со стороны спасенного ими государства.
Пенсионного возраста достигли уже и мужчины, родившиеся в год Победы, а те, чье несовершеннолетие пришлось на военные годы, давно уже на заслуженном отдыхе, а то и отправились на вечный покой. Детям войны, родившимся в период до 1931 года включительно с недавних пор доплачивают к пенсии пятьдесят процентов минимального размера оплаты труда, т.е. 400 рублей, за их трудовой вклад в Победу, остальные «довольствуются» пенсией по старости. Никакой компенсации за отнятое войной детство и подорванное здоровье им не положено. Справедливо ли это?
На мой взгляд, дети, побывавшие в полосе боевых действий, а также на оккупированной фашистами территории – полноправные соучастники тех страшных событий. Я отношусь к этой категории людей, поэтому имею право говорить не только от своего имени.
Мы подвергались бомбежкам, артобстрелам. На наших глазах рушились дома, гибли люди, порой самые близкие. Нам приходилось прятаться в подвалах и погребах, мерзнуть и голодать. Женщины и трудоспособные дети были главной рабсилой на рытье окопов и противотанковых рвов.
«Война в жестокой слепоте своей соединяет и несоединимое: дети и кровь, дети и смерть» (писатель А. Алексин). И у него же: «Самой природой, условиями существования рода человеческого детям предназначено жить в мире, оберегаемом взрослыми. Война нарушает этот закон». В военное время, в ряде случаев, взрослые сознательно шли на это. Для борьбы с врагом они использовали детей в качестве разведчиков, связных, подпольщиков, партизан и т.д., подвергая их серьезной дополнительной опасности или посылая на верную гибель. Потом юных героев награждали (часто посмертно), о них писали восторженные статьи, очерки, книги, призывая следовать их примеру. Но ведь это противоестественно! Большинство малолеток оставались обычными детьми – слабыми и беззащитными.
Когда родная защитница Красная Армия отступила под напором превосходящей силы противника, боевые действия переместились в другие места, а мы со своими мамами, бабушками, дедушками, а то и беспризорные, оказались брошенными на произвол судьбы, вернее, в лапы немецких оккупантов. От их прихоти зависела наша жизнь и жизнь наших близких. Позже факт пребывания на оккупированной территории расценивался как нечто недостойное советского человека, а время работы женщин в период оккупации исключалось из их трудового стажа.
Срок оккупации разных мест нашей страны (тогда СССР) был разным, разным был и оккупационный режим – где-то предельно жестокий, где-то умеренно суровый. Но даже непродолжительное пребывание «под немцем» оставляло в юных душах незаживающий след. Тревога и страх преследовали нас ежедневно. Кошмары войны до сих пор приходят в наши сны.
Изгнание оккупантов – это снова бомбардировки, артобстрелы, скоротечные или затяжные бои (далеко не всегда вне населенных пунктов). И мы, очевидцы, были в гуще этих событий. Сошлюсь на злоключения нашей семьи. Мне с мамой и младшим братом (рожд. 1939 г.) пришлось пережить жестокую бомбежку станицы Багаевской, длившуюся несколько дней, перед ее захватом немцами (мы жили недалеко от переправы через Дон), полгода жить в оккупированной станице, потом, после прихода наших, десять зимних дней сидеть по несколько часов в погребе, спасаясь от немецких бомб. Фашисты будто мстили за позорное бегство из станицы.
Война все дальше уходила от наших мест, но она еще долго напоминала о себе не только голодом и другими лишениями. На освобожденных от врага территориях оставалась масса не использованных боеприпасов. Мины, снаряды, патроны разных калибров и даже оружие оказалось доступным для любознательных, бесшабашных и безнадзорных (отцы воюют или погибли, матери – работают) пацанов. Их любознательность нередко оборачивалась смертями и увечьями. Борис Пастернак в 1941 году в стихотворении «Страшная сказка» писал:
«Настанет новый лучший век,
исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
не смогут позабыться»*).
Может ли забыть моя жена изуродованное тело родного брата, умершего на ее глазах? Володе Сергееву было неполных пятнадцать лет. Разорвавшаяся в его руках граната или мина оборвала юную жизнь, покалечила еще нескольких ребят.
О фронтовиках говорят: «Они прошли войну», о малолетках, переживших эту беду, можно сказать: «Через них прошла война».
В следующем году исполнится 65 лет начала Великой Отечественной войны. Думаю, что пора отдать должное не только тем, кто встал тогда с оружием в руках на пути агрессора, но и тем, кому в малолетнем возрасте пришлось пережить тяготы военной поры.

От редакции «ЧЛ». Молодым новочеркасцам, а также руководителям города рекомендуем почитать книги наших земляков из серии «Дети войны»: «Колючий саман» Ивана Кравченко, «Донские сполохи детства» Владимира Лиховайдо и др., а также брошюру «Была война…» Владимира Репникова. Надеемся, что сегодняшняя его статья найдет отклик у тех, чье детство было опалено войной.

Комментарии (0)

Добавить комментарий