Сегодня: 17 декабря 7157, Вторник

Государственная Дума приняла в третьем чтении закон о государственной службе казачества. Теперь он находится на подписи президента, и, можно сказать, Путин уже обмакнул перо в чернила. Поскольку именно он сам внес проект закона на рассмотрение парламента. И никто с самого начала не сомневался, что уважительная Дума не пойдет вопреки президенту.
Согласно высочайшей задумке, казакам «на откуп» будут отданы некоторые виды государственной службы. К примеру, природоохранная. Или правоохранительная.
Казалась бы, сбылась мечта … (продолжение фразы Остапа Бендера господ казаков прошу на свой счет не относить). Однако, совсем не того ждали казаки все 15 лет своего возрождения. Хотя реестровый донской атаман Виктор Водолацкий и сказал, что даже если бы в законе была всего одна строка, говорящая: казаки в России есть, он был бы счастлив. А советник президента России по вопросам казачества Геннадий Трошев заявил: «Закон этот рамочный, и не может оговорить все и вся, но он является руководством к дальнейшей работе». Тем не менее, многие казаки, в том числе и реестровые, на которых, собственно, и был направлен законопроект, говорят, что он порочен в самой сути. И расширяй – не расширяй рамки порока, к хорошему это все одно не приведет.
Так, например, реестровый атаман станицы Гниловской ростовского округа Валерий Олейников высказывает мнение, будто это станет добровольным хомутом на казацкую шею. К тому же, по словам атамана, закон является «отсылочным», никак не регламентируя службу казачества, а отсылая его к отраслевым подзаконным актам, в которых о казаках не сказано ни слова.
Донцы, не входящие в реестровые структуры, высказываются и того жестче. Донской войсковой атаман общественного казачества Николай Козицын говорит, что из казаков снова пытаются сделать цепных псов власти.
Закон, действительно несколько странен в том плане, что … противоречит Конституции России, в которой сказано: «Все граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе (ст. 32 п.4)». Иными словами, любой закон, дающий какое-либо преимущество в госслужбе какой бы то ни было группе людей, будет прямо нарушать предписание Конституции.
Но для казаков он еще и обиден. (Именно в этом главная причина недовольства «реестровиков»). Получается, что казак, состоящий в том или ином хуторском, станичном, юртовом или окружном обществе, должен будет сидеть и ждать, когда «батьки» заключат договор с каким-нибудь государственным органом на право «поставки казаков». Для вольных людей, никогда не знавших крепостного права – это как серпом по шашке.
«Мы ждали совсем другого, а именно — механизма выполнения закона «о реабилитации репрессированных народов», где казачество названо исторически сложившейся культурно-этнической общностью. Эта общность имела свои территории, свою государственность в составе Российской Империи, свою культуру, свой язык, свою систему самоуправления (кстати, самую демократичную в мире), — говорит казак Владимир Филонов, полковник милиции в отставке, — нам не нужен особый доступ к службе. Я и без него прослужил в милиции 30 лет…».
Тем не менее, надо ожидать, что закон неизбежно скоро вступит в силу. Однако, вероятно, он не станет функционировать – казак нынче пошел не тот, и его уже нельзя будет по одному мановению государевой руки послать в поход на Индию. Он, скорее всего, бросит фуражку об землю и скажет: ну его на хрен, я вообще никуда не поеду.
Словом, казачий рай на российской земле снова откладывается до неопределенных времен.

Комментарии (0)

Добавить комментарий