Сегодня: 19 ноября 2629, Четверг

«Архитектура – наименее понятное и наиболее забытое в наше время искусство – из всех искусств самое глубоко эстетическое, самое таинственное, наиболее чревато мыслями. Именно ему дано неотъемлемое преимущество во всех веках служить символом известной эпохи».
Ги де Мопассан.

Пятая и последняя столица донского казачества Новочеркасск был основан в самом начале XIX столетия, 1805 году. В русской архитектуре это время характеризуется расцветом классицизма, который после победоносного завершения Отечественной войны 1812 года приобретает явно выраженные черты торжественного, героического звучания. Об этом свидетельствуют триумфальные арки в Москве и Петербурге, здания Главного штаба и министерств на Дворцовой площади там же и многие другие, как в самой столице российской империи, так и за ее пределами. Разработанный Ф.П. де Волланом генеральный план застройки Новочеркасска так же выдержан в строгих принципах классицизма, что и предопределило архитектурный облик его строений. Тем более, что первый проект заложенного в день основания города — праздник Вознесения Господне — главного войскового храма было поручено составить Л.И. Руска, известному мастеру русского классицизма.
Выдающейся достопримечательностью Новочеркасска, когда контуры будущего города еще только просматривались в геометрической сетке расчерченных на холме проспектов и улиц, стали две триумфальные арки (ворота), поставленные на въездах в город с западной и северо-восточной сторон. Сооружены они были в ознаменование победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года и доблестного участия в ней донских казаков во главе с атаманом М.И. Платовым, а также по случаю ожидаемого приезда в Новочеркасск императора Александра I. Заметим, что это были первые памятники такого рода: их строительство завершено в 1817 году, в один год с чугунными воротами «Любезным моим сослуживцам» в Царском селе, пригороде Петербурга (арх. В.П. Стасов). Нарвские и Московские триумфальные ворота в Петербурге по проектам того же архитектора возводились в середине 1820-х годов. Примерно в то же время и триумфальные ворота у въезда в Москву со стороны Петербурга (арх. О.И. Бове, 1827-1834).
Новочеркасские триумфальные арки отличаются классической простотой и композиционной ясностью образного выражения мемориальной темы. Двенадцать колонн мощного дорического ордера торжественно и величаво развивают тему победы. Помещенный над антаблементом гармоничных пропорций аттик венчает бронзовый декор, составленный из доспехов казачьей амуниции и ратных предметов. Удачно найдено и месторасположение арок: с высоты, как на ладони, с севера открывается прекрасный вид на тузловское займище, а с запада — на бугристые склоны аксайской возвышенности.
Авторство обеих арок приписывается А.И. Руска, много проектирующему для Новочеркасска. Со всей определенностью об этом писал еще известный знаток провинциальной архитектуры Г.К. Лукомский в 1916 году. Возводились же они, скорее всего, местными строителями, а деревянные декоративные фигуры летящих Слав над сводами арок исполнялись «вольнонаемными резчиками». Непосредственное отношение к ним имел и войсковой архитектор К.К. Пейкор, который, как записано в журнале войсковой канцелярии от 8 апреля 1820 года, «устроял под свою ответственность войсковой арсенал». Проект его, надо полагать, тоже составил Руска. Поставленный еще выше, на Троицкой площади, он стилистически близок к аркам и в классических формах развивает тот же триумфальный мотив. Боковые крылья П-образного в плане одноэтажного здания арсенала имеют на фасадах четырехколонные портики дорического ордера, которые раньше тоже были увенчаны знаменами и воинской арматурой. Таким образом, в самом начале строительства Новочеркасска был заложен принцип ансамблевости в решении архитектурного облика проспектов, улиц и площадей. И еще то, что со временем придало новой казачьей столице неповторимое своеобразие: находит воплощение мемориальная тема как память о былых ратных сражениях и подвигах. Эта традиция наметилась еще в Черкасске, где на майдане, у стен Воскресенского собора были выставлены военные трофеи знаменитого «Азовского сидения» — железные створы крепостных ворот и турецкие пушки.
Платовские идеи и начинания не были забыты и в дальнейшем нашли самобытное продолжение. Так, перед войсковым арсеналом на площадке, огражденной цепями, тоже были установлены пушки и ядра, добытые казаками как в азовских сражениях, так и позже, после обороны Таганрога от англо-французских интервентов, когда в июле 1855 года при высадке десанта ими был захвачен английский военный пароход «Джаспер».
Мемориальная тема западной триумфальной арки обрела логическое завершение в 1853 году, когда к 100-летию со дня рождения основателя города, героя Отечественной войны 1812 года, в центре города был открыт бронзовый монумент М.И. Платову. Прославленный атаман изображен пешим, в порывистом движении как бы выступающим на врага. Правой рукой он сжимает рукоять сабли, а в левой держит булаву, которой указывает в сторону триумфальных ворот, на запад, куда он водил казачьи войска до самого Парижа. Пространственная взаимосвязь памятников усилила мемориально-историческое значение как каждого из них в отдельности, так и единого архитектурно-монументального ансамбля, включающего и Азовскую площадь. Там вместо каменного тогда стоял временный одноименный храм, в котором, отслужив молебен, многочисленные казачьи полки уходили в поход на войну. Отсюда, с запада, они возвращались и с победой.
У подножия памятника М.И. Платову были установлены на деревянных лафетах трофейные французские пушки, подчеркнувшие героичность скульптурного образа. И если утраченный бронзовый монумент атаману был воссоздан в 1993 году (скульптор А.В. Тарасенко), то до его окружения почему-то дело так и не дошло, впрочем как и до войскового арсенала.
Других классических памятников сохранилось мало, да и в то время они были немногочисленными. На углу Атаманской и Александровской улиц выделялся дом боевого сподвижника атамана Платова генерала Семена Курнакова (теперь общежитие ЮРГТУ), в котором он праздновал свадьбу своего сына Ивана. Прошедшие годы сильно изменили его облик, но и теперь приподнятый на высокий цоколь, выравнивающий склон улицы, классический шестиколонный портик в два этажа, оформляющий парадный вход в здание и одновременно поддерживающий во всю его длину узкий балкон, производит впечатление. Характерен для ранних построек и небольшой одноэтажный дом на бывшей улице Почтовой (ныне Пушкинская ул., 43), в котором в 1829 году проездом на Кавказ останавливался великий поэт. В нем просматривается заметное сходство с казачьим куренем и декор сводится лишь к классическому карнизу, украшенному крупными зубцами, и филенчатой обводке прямоугольных по форме окон.
Донское зодчество развивалось в общем русле русской архитектуры, привнося в нее местный колорит и понимание стиля, что отчетливо сказалось в храмостроительстве и зданиях общественного назначения. В жилищном же строительстве за несколько столетий, исходя из пригородного окружения, условий жизни и быта воинской общины на Дону исторически сложился особый тип дома — казачий курень. Существовало несколько его разновидностей, но характерные черты непременно сохранялись. Как правило, это тяготеющая к кубическому объему постройка в два этажа — каменным нижним и деревянным верхним, завершенным четырехскатной крышей из чакана или железа. Составной частью куреня был пристрой в виде деревянной «галдареи» (галерея, балкон) и крыльца над парадным входом. К сильно развитому карнизу под скатом крыши обязательно прибивалась широкая, ажурной резьбы доска. В цокольном этаже обычно устраивался погреб (подвалы) для хранения запасов продовольствия и вин. Компактные снаружи, они и внутри отличались рациональной планировкой комнат, были очень удобными и уютными для жилья. Охристая окраска стен («глинка»), излюбленный ультрамариновый и белый цвет в отделке пилястр, поясков и филенок придавали куреням нарядный, праздничный вид, гармонирующий с ландшафтом и казачьей одеждой. Как и в Черкасске, только с обязательной выдержкой «красной линии» проспектов и улиц, курени составляли основной архитектурный фон Новочеркасска первых десятилетий его существования. И сейчас еще уцелели интересные образцы подобных куреней, датированных второй половиной XIX века (Комитетская ул., 102, ул. Просвещения, 113).
После смерти атамана М.И. Платова в 1818 году строительство новой столицы замедлилось, а затем и совсем приостановилось по причине разгоревшихся споров о неудачно выбранном месте, отсутствии в городе чистой питьевой воды и бесперспективности попыток подвести к Новочеркасску реку Дон, сделав его рукав Аксай судоходным. Возобновилось оно только с середины XIX столетия, когда на смену классицизму пришла эклектика, смешение исторических стилей даже в одном здании. Однако подавляющая часть общественных зданий, сооруженных до конца столетия и ныне выполняющих формообразующую роль в структуре старого города все же выдержана с преобладанием классицистических тенденций: Дом дворянского собрания (1841), здание областных присутственных мест (1844; теперь военный институт связи), гостиный двор (1850-е гг.), Атаманский дворец (1864), здание военного (офицерского) собрания (1894; теперь библиотека им. А.С. Пушкина), Донской музей и другие. Кстати, по сторонам от входа в музей, отмечая его историческое назначение, в 1916 году появились старинные пушки. Отлитые в первой половине XVI столетия, они прежде находились в древнем ливонском замке Кокенгаузен, который в 1577 году был взят войсками Ивана Грозного. В первую мировую войну в знак памяти и почести русских войск, сражавшихся под Кокенгаузеном, в состав которых входили и донские казачьи части, из руин замка были извлечены и доставлены в Новочеркасск эти две чугунные пушки. И последний по времени создания крупнейший архитектурный ансамбль — Донской политехнический институт (ЮРГТУ), открытый в 1907 году в Новочеркасске, построен в ретроспективном неоклассическом стиле. Свободно интерпретируя классические формы и объемы, широко используя ордерную систему, монументальные рельефы и скульптурные вставки, архитектор Б.С. Рогуйский объединяет комплекс зданий, состоящий из главного корпуса и факультетов, в единое композиционное целое. Расположенный на возвышенном месте, он занимает господствующее положение в этой части города и своим обликом как бы воскрешает в памяти величественные архитектурные образы прошлых эпох.
Все приходские церкви Новочеркасска, кроме Александровской, которые вместо деревянных заменялись каменными, ориентированы на классический или неорусский стиль. В строительном отделении правления войска Донского работают архитекторы, получившие специальное образование и обладающие высокой профессиональной культурой — академики И.О. Вальпреде и А.А. Ященко, классные художники архитектуры И.Ф. Фомин, П.С. Студеникин, В.Н. Куликов, Я.И. Коротченков, гражданские инженеры А.А. Кампиони, К.Ф. Кюнцель, Г.М. Сальников. Воспитанные на образцах классической архитектуры, они и в градостроительстве неукоснительно придерживались принципа ансамблевости, что придает частным и даже рядовым в архитектурном отношении зданиям художественную ценность общего.
Трансформируется и образ казачьего куреня, стойко удерживающего традиционные пропорции и формы. Теперь дом по преимуществу целиком возводится из кирпича и в его лепном декоре фасада рельефно выступают все признаки стиля. Он дополняется художественным металлом навесных и выносных крылец, решетками, оградами балконов и парапетов. Но дерево по-прежнему остается излюбленным декоративным материалом, из которого выполняются резные двери, оконные переплеты рам, галдареи, ажурные беседки. Причем выдерживается все это в едином композиционном и графическом стилевом ключе. Какое богатство и разнообразие художественных решений в многочисленных особняках, то небольших по размерам, то достаточно внушительных, дворцовых по характеру и декору. В сочетании с крупномасштабными общественными зданиями, просторными площадями и широкими проспектами они и создают это своеобразное впечатление столичного размаха и камерного уюта провинциального города. К большому сожалению, те градостроительные принципы, которым следовали архитекторы прошлого, теперь нарушаются и в большом, и в малом. В заповедную зону вторгаются коттеджи, разрушающие порядок, масштабную соотнесенность в застройке улиц. По своим объемам, формам они совершенно чужды не только казачьей, но и русской архитектуре и не вписываются в уже существующее архитектурное окружение. Постепенно исчезает неповторимый художественный металл крылец и ворот, а вместе с ними утрачивается и особое ощущение исторической среды.
(Окончание в следующем номере).

Комментарии (0)

Добавить комментарий