Сегодня: 16 декабря 1801, Среда

О том, что умом Россию не понять, было сказано давно и не мной. Многие явления в нашем отечестве и вправду не поддаются логическому объяснению. Для меня такой вещью стала война с пивом, развернувшаяся на фоне повального алкоголизма. По части продажи пива детям и агрессивной, рассчитанной на подростков, раскрутки ячменного напитка я целиком и полностью согласна с властями. Однако попытки списать российское пьянство на злоупотребление янтарной жидкостью, содержащей от полутора до шести процентов этилового спирта, мне не понять никогда. Потому что я с трудом переношу общегосударственное лицемерие и считаю, что потуги казаться трезвее, чем мы есть, опасны для здоровья нации. А в употреблении пива нет ничего плохого, главное – пить его не с «беленькой», а с раками.

Игра наверняка
«А об водке – ни полслова!»
Денис Давыдов
Есть такая нехорошая традиция: самое благое начинание, попадая в российскую почву, оборачивается очередным маразмом из серии «Хотели как лучше…». И этому есть вполне логичное объяснение. Мы не любим признавать, что для решения той или иной проблемы требуется масса времени, денег и сил. Нет, мы бы взяли частями, но нам нужно все и сразу. Причем на блюдечке с голубой каемочкой. В результате изначально благие деяния государственных мужей – от социального реформирования до борьбы с наркотиками – сводятся к поиску виноватых и наказанию непричастных (классический пример – изгнание кетамина из ветеринарных клиник и лысых кактусов – с подоконников цветоводов). Незатихающая война с пивом – не исключение: задвигая народу об опасности пивного алкоголизма, отечественные законодатели намеренно упускают из виду существование алкоголизма водочного. Чисто по-человечески депутатов можно понять: отвадить народ от «хлебного вина» за один-два думских срока невозможно, ничего не предпринимать – вредно для рейтинга. Возня вокруг пенного напитка позволяет переключить внимание общественности с проблемы реально существующей на проблему надуманную – в героических схватках с ветряными мельницами нардепам (кто бы сомневался?) равных нет. И все же личные нужды личными нуждами, а на государственном уровне подобная подмена понятий попахивает преступлением. Особенно в стране, где полтора литра пятипроцентного пива стоит от 30 до 40, а «поллитра» недорогой сорокаградусной – от 50 до 70 рублей.
Первый тур антипивной кампании – поправки в закон о рекламе – был, в принципе, обоснован, а претензии государства к пивоварам – вполне справедливы. Пиво – напиток хоть и слабо-, но все-таки алкогольный, и рекламировать его детям и подросткам нельзя. Однако в пылу схватки с пенной жидкостью ни один законотворец не озаботился настойчивой раскруткой вод, якобы выпускаемых ведущими водочными производителями. Бутылки с водой, средь бела дня демонстрируемые по ТВ, сохраняют не только оригинальные названия («Гжелка», «Союз-Виктан», «Столичная»), «поллитровые» пропорции и привычного вида этикетки, но и традиционные для «горькой» слоганы: «По маленькой!», «На троих», «Настоящая русская вода». Если смотреть ролик без звука (а большинство россиян пережидает рекламные паузы именно так), понять, что речь идет о безалкогольном продукте практически невозможно: «Столичную» водку знают все, а вот «Столичную» воду видели, надо думать, только ее создатели. Казалось бы: вот оно, идеальное место приложения думских сил! Ан нет. Российские политики в очередной раз отворачивают просветленные лица от «монопольки» и с удвоенными силами накидываются на слабоалкогольное пиво.
Второе отделение шоу под названием «Пиву – бой» развернулось со вступлением закона, ограничивающего розничную продажу и потребление пива. Истолковать смысл свежепринятого на благо документа не под силу, наверное, даже гадалке: что, к примеру, имели в виду создатели закона, налагая запрет на продажу и распитие пива «в физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружениях»? «Сооружения» – это что: турники, бассейны? И к чему относятся такие традиционно пивные места как стадионы – к сооружениям или все-таки к учреждениям? Подобных, не очень понятных как с обывательской, юридической и филологической точек зрения мест в законе пруд пруди. Но самое замечательное в том, что, принимая закон, Дума ухитрилась забыть об одной из важнейших его составляющих: статье, предусматривающей ответственность за нарушения. То есть документ вроде бы есть, но использование его на практике не предусмотрено. Плод очередной законодательной инициативы на поверку оказался червив и несъедобен. А за шумом, поднятым вокруг нового закона, никто не вспомнил, что бороться надо не с пивом, а с алкоголизмом.

Русская нирвана
«Стакан зубровки. А потом – на Каляевской – другой стакан, только уже не зубровки, а кориандровой… Там же, на Каляевской, я добавил еще две кружки жигулевского пива и из горлышка альб-де-дессерт. Вы, конечно, спросите: а дальше, Веничка, а дальше – что ты пил? Помню – это я отчетливо помню – на улице Чехова я выпил два стакана охотничьей. Но ведь не мог я пересечь Садовое кольцо, ничего не выпив? Не мог. Значит, я еще чего-то пил…»
Венедикт Ерофеев
Для разнообразия – немного статистики. Эксперты Всемирной организации здравоохранения подсчитали, что нация, потребляющая более 8 литров абсолютного алкоголя на душу населения, обрекает себя на неизбежную деградацию и постепенное вымирание. Но что России всемирное здравоохранение? На протяжении всей своей истории, мы несем звание одной из самых пьющих стран мира и делаем это с плохо скрываемой гордостью. По данным исследования агентства общественных коммуникаций и консалтинга «Мэйнстрим», в 2002 году (более поздних данных раздобыть, к сожалению, просто не удалось) количество чистого спирта, принятого «на грудь» среднестатистическим россиянином, включая беременных женщин и пациентов психбольниц, составило 19,3 литра, из которых 16,9 литра поступили вместе с водкой. То есть за 2002 год каждый россиянин выпил восемьдесят четыре с половиной бутылки водки и еще два с половиной литра спирта, поступивших в организм из иных алкогольных источников. Между тем даже эта картина не представляется достоверной, ибо исследователи брали в расчет только «белый», официально реализованный через торговую сеть алкоголь. А на каждую бутылку государственной водки приходится в среднем четыре литра никем не учтенного «левака» и самогона – некоторые, как справедливо отмечал еще Остап Бендер, любят табуретовку. Прибавьте все эти неофициальные литры к вышеприведенной статистике, и получите то самое бытие, которое, как известно, определяет сознание.
Доля пива во всех этих спиртосодержащих реках более чем скромна. В том же 2002 году потребление янтарного напитка на душу населения составило всего 45 литров на человека – в три раза меньше, чем в малопьющих Германии, Чехии и Голландии. При этом количество выпитого – внимание, сторонники тезиса о дешевизне и общедоступности пива! – напрямую зависело от уровня доходов. Если жители столицы и областных центров пропустили по 50-55 литров «пивасика» на душу, то селяне ограничились 25-27 литрами, большая часть которых, скорее всего, пошла на изготовление любимого в народе коктейля «ерш»… Легко догадаться, что свою статистическую «норму» деревенское народонаселение добрало сивухой, самогоном и экстремальными жидкостями типа технического спирта. Но кого волнуют эти пошлые подробности? Никто не рвется показывать миллион двести настоящих – с психозами и зелеными чертями! – а не пивных алкоголиков. Вместо этого граждан пугают опасностью, которую пенистый напиток представляет для здоровья нации. И делают это небезуспешно: полстраны уже усвоило, что пиво вреднее водки, а «пивная культура» хуже белой горячки.
Встречаюсь недавно с приятелем. Приятель, конечно, не клинический алкоголик, но выпить не дурак: время от времени вполне может дерябнуть настойки боярышника или, по рецепту того же Венички Ерофеева, развести розовое крепкое медицинским спиртом. После обсуждения личной и общественной жизни разговор касается работы. На вопрос: «Что поделываешь?» честно отвечаю – пишу, мол, о том, как у нас с пивом борются. «И правильно борются, – назидательно заявляет мой товарищ. – Пиво – это же первый шаг к алкоголизму! Молодежь сначала пьет пиво, а потом переходит на водку». «И с чего же ты, душа моя, в юности начинал?» – интересуюсь я у пламенного борца за всеобщую трезвость. «А с портвейна!» – радостно рапортует собеседник… Еще вопросы?

Блюз простого человека
Я очень люблю алкоголь и, невзирая на вид, я пил тормозную жидкость – меня от нее тормозит…
Борис Гребенщиков
Это письмо попало ко мне в руки буквально позавчера. Попало совершенно случайно, без предварительного сговора с озабоченными гражданами и прочесывания редакционного портфеля в поисках подходящего обращения. Просто в процессе подготовки материала к печати, в редакцию пришла читательница, озабоченная проблемой «паленки» и принесла свой «крик души». Совпадение редкое, почти нереальное. Будь я человеком верующим, я имела бы полное право ссылаться на Божий промысел. Поскольку в существовании высшей справедливости я – увы! – сомневаюсь, мне остается только предоставить слово автору письма:
«Я пишу от имени всех несчастных женщин: жен, сестер, матерей. Посмотрите, что происходит кругом! Грязным безобразным мужикам, молодежи, детям чуть ли не в каждом дворе продают самодельную, часто ядовитую водку. Люди пьют – и сразу под капельницы. Зачем им тратить деньги в магазинах, когда где угодно можно взять бутылку дешевой водки по 15 рублей или, тоже по 15 рублей, самогона? Все точки, где незаконно торгуют водкой, хорошо известны каждому участковому, но торговцев никто не наказывает.
Руководству города давно пора обратить серьезное внимание на эту проблему. Сколько можно торговать зельем, травить людей, набивая свой карман? И куда смотрит наша гуманная милиция? Давно пора навести порядок и разобраться с продажей спиртных напитков «на дому». Думаю, меня поддержат все женщины г. Новочеркасска.
С уважением, Н. Пономарева»
Это письмо не отличается публицистическими изысками, а главная его мысль, в общем-то, не нова. Но добавить к этой сермяжной правде жизни нечего. Кроме, разве что, цифру: тридцать тысяч россиян ежегодно погибают от нелегальных градусных суррогатов. А вы говорите: пиво, пиво…

Назад к девственности
Боролись с пьянством сгоряча –
Много пили первача
За Егора Кузьмича и Михаил Сергеича

Тимур Шаов
Бороться с человеческой натурой – занятие неблагодарное и бессмысленное. Печальный опыт сухих законов – как в России, так и за рубежом – доказывает: отучить пить невозможно. А вот привить умеренный стиль возлияний вполне реально. Как говорил товарищ Микоян: «Можно и выпить, но выпить не во вред здоровью». «А «выпить не во вред здоровью, – тут я не могу отказать себе в удовольствии процитировать небезызвестную «Книгу о вкусной и здоровой пище», вышедшую в свет пятьдесят лет тому назад, – это значит пить меньше водки, заменяя ее в умеренных количествах натуральным виноградным вином и пивом». Нет, при желании можно спиться и пивом. Но это – при большом желании. В конце концов, любой, самый полезный продукт, употребляемый в невообразимых количествах, может довести до могилы – подорвать здоровье можно даже поливитаминами из аптеки. Так что вместо того, чтобы воевать с пивом, размахивая заботой о подрастающем поколении, следует прививать молодежи культуру потребления спиртного: что, как, где и с кем нужно пить. Пока наши люди не поймут, что в питейном деле процесс важнее результата, алкогольные черти на Руси не переведутся.
Есть, впрочем, еще одно обстоятельство, препятствующее не то что полному – частичному протрезвлению. Это обстоятельство зовется менталитетом. В последнее время тезис: «Россиян спаивают», регулярно употребляющийся нелюбителями пива, стал особенно популярным. Кто именно спаивает наших соотечественников обычно не уточняется, но ясно, что речь идет о враждебных силах преимущественно зарубежного происхождения – это ИМ выгодно, чтобы русский медведь сидел в своей норе и не жужжал без толку. На самом деле в том, что происходит со страной, виноваты все мы: власти, ищущие проблему совсем не там, где она действительно есть; силовики, симулирующие битву с нелегальным алкоголем; реализаторы, продающие спиртное детям; доброхоты, жалеющие алкоголиков; наивные граждане, доверяющие сказкам о пивном алкоголизме… Алкогольная пропасть, в которую страна угодила еще на заре своей истории, оказалась гораздо глубже, чем казалась на первый взгляд. Для того чтобы выбраться из нее необходимо собраться и победить не только абстрактного зеленого змия, но и привычку махать на все рукой, жить сиюминутными нуждами и лицемерить, пытаясь казаться трезвее, чем мы есть. А пиво – вернемся к тому, с чего начали, – надо пить не с водкой, а с раками. В крайнем случае – с чипсами.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий