Сегодня: 19 ноября 5294, Пятница

26 октября на канале ТВЦ вышла передача «Жить не по лжи» из цикла «Секретные материалы: расследование ТВЦ». В Новочеркасске «стараниями» 5-го канала ее «перекрыли». Тем, кто не увидел эту передачу, предлагаем ее аутентичную расшифровку. Она полностью соответствует эфирной версии.

В программе: Так ли просто сегодня говорить в России правду, называть вещи своими именами? Заявление нового полпреда президента в Южном федеральном округе России Дмитрия Козака.

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте. Это программа «Секретные материалы». Перед визитом в Китай на встрече с китайскими журналистами в Кремле, президент России Владимир Путин высказал на наш взгляд весьма значимую вещь, которая каким-то образом осталась в тени других его заявлений. Смеем надеяться, что это была не просто фраза большого политика, а нечто большее — программное и ключевое, что во многом может определить дальнейшее развитие России, наши с вами судьбы.
ВЛАДИМИР ПУТИН: Прежде всего, не врать, говорить правду. Хорошая она, приятная, или не очень. Наш народ заслужил того, чтобы с ним говорили на языке правды.
ВЕДУЩИЙ: Честно говоря, жить не по лжи, как учит Александр Солженицын, жить по совести, на чем, собственно, настаивал Виктор Астафьев, категории для России более чем приемлемые — христианские. Заметим, что у Владимира Путина и с Александром Солженицыным, и с Виктором Астафьевым складывались самые добрые отношения. Так ли просто сегодня говорить в России правду, называть вещи своими именами? Увы, не всегда. Далеко не всегда. А ведь надо. И в этом, мне кажется, единственное наше спасение. Новый полпред президента в Южном федеральном округе России Дмитрий Козак, изучив обстановку на месте, сделал неожиданное заявление. Ситуация, оказывается, просто вопиющая. Цитирую: «Регион захлестнула преступность в самых острых проявлениях — от терроризма и бандитизма до коррупции и злоупотребления в органах исполнительной власти и местного самоуправления». Деятельность правоохранительных органов ЮФО Дмитрий Козак оценивает негативно. Интересно, подадут ли обиженные чиновники, генералы, полковники, мэры в суды свои иски за эти слова полпреда, как это, например, сделали с нами в Краснодаре и Ростове. Думаю, что нет. Притихнут, и будут ждать, когда пройдет буря, в этом они мастера.
ВЕДУЩИЙ: Согласно данным вашего фонда, одним из таких мощных регионов по коррумпированности является юг России.
ГЕОРГИЙ САТАРОВ (президент фонда «ИНДЕМ»): Да.
ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, почему это так сложилось? И ваше мнение по поводу назначения туда полпредом одного из приближенных президента господина Козака.
ГЕОРГИЙ САТАРОВ: Я с большим уважением отношусь к Дмитрию Николаевичу, он один из немногих достаточно эффективных бюрократов нынешней власти, но я боюсь, его там съедят и перемелют. Эта система гораздо сильнее одного чиновника, а он работает опять же в условиях, когда одна маленькая крохотная группа бюрократии пытается переломить ситуацию, пытается бороться с остальной бюрократией, не имея никакой опоры вовне. Никакой. Ни СМИ, ни оппозиции, ни апелляции к гражданам, которые уже начинают думать про власть то, что она есть на самом деле. И так далее? И это задача крайне тяжелая.
ВЕДУЩИЙ: О ситуации в Ростовской области, где находится штаб-квартира нового полпреда президента России, мы рассказывали не раз. Наша программа получила порядка 10 решений из местных судов, где за хитроумными юридическими формулировками «частично», «формально», «декларативно» отстаивается право больших и малых ростовских начальников на абсолютную власть. Говорить правду здесь совсем небезопасно, за нее можно очень сильно пострадать. Наши тяжбы тянутся годами, а многие герои-смельчаки, отважившиеся выступить в передаче, попали за решетку. Взять к примеру того же журналиста Алексея Федорова из Новочеркасска, сказал-то он правду, одну лишь правду о казнокрадстве — и 4 года тюрьмы как наказание. После полутора лет бесконечной борьбы его матери, фактически продавшей свое единственное богатство — квартиру на найм адвокатов ради спасения своего сына, он оказался на свободе. Но не сразу. Когда до суда оставалась неделя, в ВК-10 приехал представитель РУБОПа.
АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ (журналист): Было озвучено, что «ты, как бы, что, Алексей освободиться решил? Не выйдет. Вот мы еще одно дело завели. Давай давать показания». Я отказался, человек уехал. А через три дня меня вызывает начальник учреждения и говорит: «Готовься, тебя этапируют в другую колонию». Я говорю, подождите, у меня осталось несколько дней, три дня, по-моему, до суда. Он говорит: «Нет, вот уже постановление суда». Я говорю, но оно еще 10 дней с момента, как я получу его на руки, не вступает в силу, то есть я могу его обжаловать. На что мне было вежливо сказано: «Видишь печать? Значит, оно вступило в законную силу. Значит, кто-то там за тебя уже расписался».
ВЕДУЩИЙ: Алексей Федоров из-за этих тонких хитростей, а по сути, по подлогу, провел в тюрьме лишних несколько месяцев. Одна мысль о его досрочном освобождении приводила в замешательство всю военизированную администрацию Новочеркасска.
АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ: В один прекрасный момент ко мне приехал адвокат, и сообщил, что жди, в четверг к тебе приезжают ребята с ТВЦ, твои коллеги. Как только мне это было озвучено, меня спецэтапом вывозят в Ростов. Я нахожусь два месяца там. Ко мне опять приезжает адвокат. Говорит, что вы хотели бы приехать туда-то. Меня оттуда перевозят в Новочеркасск. И мне все заявляли? Ну это постоянно повторялось, постоянная картина одна и та же: «Ты для нас опасен. Ты для нас опасен». ВК-10 это была, ВК-8 это была. ВК-12.
ВЕДУЩИЙ: Чем опасен?
АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ: А никто толком не рассказывал, чем именно. То есть звучала такая фраза.
ВЕДУЩИЙ: Федоров был опасен местной власти, как журналист, как гражданин, который на весь город мог сказать правду о лицемерии власти. Алексей Федоров жил не по лжи, жил по совести. Говорят, что когда его дело попало в руки надзирающей инстанции, с людьми просто стало плохо. Срок скостили в два раза и по УД — условно досрочное освобождение — он вышел на свободу. Сейчас его дело находится в Верховном суда. Именно с ним журналист связывает свою последнюю надежду на восстановление своего имени, варварски попранного местным правосудием.
АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ: Четко известны ставки. То есть многие люди, я вот сейчас их жду, они должны освободиться в ближайшее время. То есть они готовы дать показания. Сколько стоит примерно там взятие под стражу, или наоборот, сколько стоит человека отпустить. То есть, к примеру, опротестовать меру пресечения стоит там в Ростове-на-Дону, ну опять же со слов тех, кто как бы подавал, 4-5 тысяч долларов. То есть это не секрет. Там решение суда вынести нужное — от 10 до 20 тысяч долларов. То есть, это будет нужное решение.
ВЕДУЩИЙ: Вопрос, который мы задавали два года назад. Не боитесь опять конфликтовать с властью?
АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ: Боюсь. Конечно, боюсь. Потому что можно всего чего угодно ожидать. Я вижу, что происходит.
ВЕДУЩИЙ: В верховном суде находится дело еще одного нашего героя из Волгодонска Леонида Петрашиса, который, если вы помните, тоже сказал правду о криминальном беспределе в городе. Даже по этому поводу обратился напрямую с петицией к президенту России. Местной власти это явно не понравилось, и получил он 2,5 года колонии — поселения. Тогда к президенту и парламенту в поддержку Петрашиса обратились его избиратели — это более 2 тысяч человек, половина из них ветераны войны и труда. Тишина. Более того, третье лицо Волгодонска, госпожа Воронько, которой якобы угрожал депутат Петрашис, за что и получил срок, а на деле разоблачил власть в банальном воровстве. Так вот, представитель этой власти до сих пор пишет гневные письма, подает исковые заявления, в том числе и на нашу программу, правда, тщетно. Представляете, ей отказали в иске ко мне в Волгодонском суде. Прямо так и написали: «Отказать», а истица просила взыскать по 100 тысяч рублей с каждого. Думаете, третье лицо города успокоилась? Да нет же. Эта одинокая женщина, она так и пишет в каждом письме, «я одинокая женщина, мать несовершеннолетнего ребенка», обращается к самому генеральному прокурору, чтобы на меня завели уголовное дело, ни много, ни мало. Ведь знает что делает, а вдруг получится. Одна ошибка, генеральная прокуратура от одиночества не спасает, она его только усугубляет, хотя от сумы, да тюрьмы не зарекайся. Особенно на Донской земле. Смотрите. Совсем недавно все, тот же Волгодонский городской суд принял решение о том, что частично мы не правы в отношении некоего Кудрявцева Е.Г., вроде как бы он и не лидер ОПГ, а группировка «Олимп» занимается только благотворительностью. Мы искренне надеялись, что правда, сказанная не только нами, но и всей федеральной прессой, восторжествует. Увы, все осталось без изменения. Хотя тут же областной суд в апреле 2004 года абсолютно по тому же случаю вынес диаметрально противоположное решение, когда дело касалось газеты губернатора. Читаем: «Судебная коллегия полагает, что характеристика истца в статье «Чему учить будем», как лидера организованной преступной группировки в городе Волгодонске, известного как «Адмирал», соответствует его же характеристике в других газетных статьях, опубликованных ранее до оспариваемой статьи. Ссылка суда на отсутствие дословности в воспроизводстве в данном конкретном случае носит формальный характер. В иске отказать». У нас же все ровным счетом наоборот. И это при том, что, как ни странно, уже в вышеназванном судебном решении об отказе в иске Воронько к нам, сама Воронько характеризует Кудрявцева Е. Г., как криминального авторитета, и всячески от него дистанцируется. Ей ли, третьему лицу в городе, не знать, кто есть кто? Почему же так глумится правосудие, уже областное, над нами?
АЛЕКСАНДРА ПЯТАКОВА (руководитель общественной организации «Вера, Надежда, Любовь»): Делается все в угоду только власти. Только местной власти. То есть решения принимаются с оглядкой на власть. Мне очень жалко простых работников милиции. Мне очень жалко простых работников суда и прокуратуры, которые обязаны выполнять волю своих начальников. Начальники никогда не пойдут против системы местной власти.
ВЕДУЩИЙ: Александра Пятакова — житель Новочеркасска, одна из тех, кто бесстрашно встала на защиту бывшего прокурора города Николая Воскресова, восставшего против коррупции и криминала. Криминалу это не понравилось, и Воскресова стали проверять. Свои. 22 проверки за 24 месяца. Когда работать-то? «Упертому» прокурору даже предлагали повышение в Ростов, нет же, остался верен долгу. Результат печален, по заявлениям двух уголовников, якобы давшим ему взятку, он был отправлен за решетку на 7 с половиной лет.
ВЛАДИМИР АВЕРЧЕНКО (депутат Госдумы РФ (1999-2003года)): Я его знаю только с положительной стороны, и никогда до этого не слышал о взятках. Тем более что такие факты не установлены. Потом в нашей стране взятки, они, как правило, за них осуждается, когда человека берут с поличным. Когда в общем-то есть помеченные купюры или видеозапись. В этом случае таких фактов, насколько мне известно, нет. Что тоже вызывает ну какое-то сомнение. После его осуждения сложилось такое очень двойственное впечатление. С одной стороны есть решение суда, они подтверждены высшими инстанциями, есть судьба конкретного симпатичного человека.
ВЕДУЩИЙ: Конкретный симпатичный человек жил не по лжи, жил по совести. Так и сына своего Бориса учил. Кстати, он, Борис, у них с женой третий. Первые два, к сожалению, рано ушли из жизни. Больная жена, массой заболеваний страдает, просто воет на всю Россию о несправедливости, а ее добивают, издеваются, недостойно представив в так называемом документальном фильме о борьбе двух прокуроров честном и не честном. Кстати, авторы исторической несправедливости в эпилоге на шахматной доске показали-то поверженным белого короля, победу-то праздновал черный. Как пел Владимир Высоцкий: «Чистая правда, со временем восторжествует, если проделает то же, что явная ложь».
АЛЕКСАНДРА ПЯТАКОВА: Лучше жить не стало. Более того, не стоит забывать, что у нас мэр города — это бывший генерал училища. Мы неоднократно говорили, и вы в своих передачах, о его квартире, о военной прокуратуре, которую он, да, на законных основаниях, занял, но извините, сколько денег было уже истрачено военным училищем этой военной прокуратуры, когда он был хозяином этой квартиры. Ведь никто не захотел проверить этот факт, это же чистое хищение. Вот хищение у него началось тогда с армии и хищения продолжаются сейчас. Я думаю, что материалов очень много в органах прокуратуры, в органах милиции. Им не дают ход. Почему не дают ход в Ростовской области делам господина Волкова — это вопрос.
ВЕДУЩИЙ: Кстати решением местного городского суда, но уже Новочеркасска, мы также в отношении мэра оказались частично не правы. Ошиблись в том, что крупнейший универмаг был приватизирован на его имя. Оказалось, что не совсем так. Он был приватизирован на имя господина Горбатова.
АНАТОЛИЙ КОНДРАТЕНКО (депутат Новочеркасской городской думы): Это зять, да. Муж его дочери соответственно. Это зять. В свое время, когда этот магазин был продан. Он был продан за 169 тысяч рублей всего лишь. Тут одну комнату без удобств купить тяжело на эту сумму, а это магазин был капитально отремонтирован. Ну удалось добиться того, что вот эта сделка была аннулирована, и вроде бы он в аренде у господина Горбатова.

ЗАКОННОЕ РЕШЕНИЕ

ВЕДУЩИЙ: Зять, сват, брат шурин, кузина. Что еще можно придумать? Помоги ближнему, вот и помогают как могут, а могут многое, ведь наследие нынешним властям от советской власти досталось впечатляющее. 6 миллионов гектаров пахотной земли, производились все сельхозкультуры, в том числе одной пшеницы до 10 миллионов тонн в год. В 91-ом область насчитывала 2,5 миллионов голов крупного рогатого скота, 4 миллиона овец. Крупные речные и морские порты в Ростове, Цимлянске, Таганроге. Уголь, текстиль, а о промышленном производстве впору слагать легенды: «Атоммаш», «Россельмаш», крупнейшие заводы оборонки в Новочеркасске и Таганроге, металлургический комбинат в Красном Сулене и алюминиевый в Белой Калитве. Самый большой в Европе комбинат детского питания в Азове. Общий объем промышленного производства достигал примерно 2,5 миллиардов тех еще твердых рублей.
ЛЕОНИД ИВАНЧЕНКО (депутат Госдумы РФ): И вот тогда на этом фоне появился Чуб, который является нынешним губернатором в Ростовской области. И с его окружением людей сомнительного поведения. Они сейчас многие просто разбежались, уехали за пределы страны совсем. Они начали наступать на меня как на председателя облсовета: отдай нам Центральный универмаг, отдай нам центральный рынок, отдай нам такие объекты, которые ну были, как говорится, сегодня самыми лакомыми. И я был вынужден отвечать, что вы не знаете, вы не грамотные, некомпетентны управлять вот этим огромным хозяйством. Научитесь на малом, а потом берите большое.
ВЕДУЩИЙ: Вот они и взяли и малое и большое. Леонид Иванченко личность в Ростовской области просто легендарная. Долгие годы являлся ее руководителем, строил, сеял, выдавал на-гора. Всю Донскую землю протопал своими башмаками. То есть жил и работал по совести.
ЛЕОНИД ИВАНЧЕНКО: Одним словом, вот этим всем надо было управлять. Но Чуба повели другим путем, и начался процесс, будем говорить, растаскивания, передела этой собственности. Появились собственные внутренние любимчики, которым создавались те или иные преференции, льготы там все остальные. Стали появляться заезжие, значит, визитеры, которые, как говорится, за понюх табака, скупали эти предприятия.
ВЕДУЩИЙ: Скупали не абы как. Этот процесс нашей новейшей истории мало изучен, особенно с точки зрения УПК. Преференции это не какая-то благотворительность.
НИКОЛАЙ КОЛОМЕЙЦЕВ (депутат Госдумы РВ (1997-2003 года): Зять Чуба, некто Парамонов, может быть, вы слышали о таком. Вот «Донинвест», вот когда пошла мода на уполномоченные банки, был создан уполномоченный банк «Донинвест», которому удалось за смешные деньги приватизировать более 60 предприятий в области. За все эти 60 предприятий было заплачено там по тысяче рублей.
ВЕДУЩИЙ: «Донинвест» — это целая империя, у которой вся Ростовская область оказалась в виде приусадебного участка. Вокруг владельца этой финансово- промышленной группы Михаила Парамонова постоянные скандалы, потому что он, Михаил Парамонов, как Абрамович или Березовский, может все превращать в золото, для себя, конечно. Любая его эпопея — это авантюра. К примеру, строительство в Таганроге автомобильного гиганта.
ЛЕОНИД ИВАНЧЕНКО: Смысл заключался в одном, что на заводах «Деу» изготавливалась, полностью собиралась и обкатывалась машина. С нее снимали 4 колеса, снимался двигатель, они на кораблях перевозились в Варну, в болгарский порт. В Болгарском порту делали контейнер большой емкости, все это дело закладывалось, привозилось в Ростов или Таганрог, ставились эти 4 колеса, двигатель заново прокатывался и машина уходила. Порядок цифр, который мне тогда называли, он выглядел так, что корейцы отпускали эти автомобили примерно за 3 тысячи долларов, самая простая комплектация в Ростове реализовывалась за 12 тысяч долларов. Самая сложная — до 20 тысяч долларов. Причем так, половину платили в кассу как наличные деньги, а половина оформлялась как документ на акционирование. То есть вы, как покупатель, становились акционером, и эти деньги уходили от налогообложения.
ВЕДУЩИЙ: Удивительная вещь, ведь «Таггаз», если судить по официальным заявлениям, как раз и создавался именно для увеличения налоговых поступлений в бюджет области. Где они? Не пришли они и на мировой гигант автомобильной индустрии «Дэу». Говорят, что только ему Михаил Парамонов задолжал порядка 160 миллионов долларов. Еще была череда скандалов, связанных с покупкой «Донинвестом» крупнейших предприятий области от металлургических гигантов, до молокозавода, кондитерской фабрики и гостиниц.
БЫВШАЯ СОТРУДНИЦА ГОСТИНИЦЫ «Дон»: Когда началась приватизация, у нас там был капитальный ремонт. Отремонтировали два этажа здания, в общем, дела шли полным ходом. И нам, когда началась приватизация, говорят, ребята, вот сейчас отремонтируем гостиницу, а вы будете акционеры, будете получать дивиденды, заживем вот так. Естественно, мы подписали все на акционирование, согласились. Буквально через месяц приходит решение нашего мэра 83-12, говорит, что гостиница в аварийном состоянии, ну в ней невозможно находится. Быстренько собирайте вещи и бегите, а то вас придавит. И нас в течение месяца просто пинком выгнали. Пока работали, вытащили всю мебель на глазах. Я плакала, когда меня просто грабили. Я вызвала милицию, а мне так крутят, чего, мол, ты?
ВЕДУЩИЙ: Гостиницу, конечно, на время закрыли, делают ремонт, а народных акционеров с их акциями просто вышвырнули на улицу. Впрочем, нечто подобное случилось и с другой гостиницей, принадлежащей, как выяснилось, корпорации «Донинвест».
БЫВШАЯ СОТРУДНИЦА ГОСТИНИЦЫ «Ростов»: Гостиницу отремонтировали в нашу бытность. Гостиница процветает, гостиница дает прибыль, и вот немножечко получилось так, что мы вообще ничего. Оказалось, что гостиница нам уже не принадлежит, она принадлежит «Трио Лекс» — это, бишь, читайте: Парамонову она принадлежит. Все средства уходят в графство Лихтенштейн, нам ничего, акции у нас не выкупали — предложили выкупить по 30 рублей, это вообще копейки. Гостиница в день, во всяком случае, два года назад давала 600 тысяч рублей каждый день.
ВЕДУЩИЙ: Занятно, что в этих историях люди, а таковых не один десяток, решили обратиться в суд. Так вот, они даже не могли найти себе адвокатов, все боялись.
БЫВШАЯ СОТРУДНИЦА ГОСТИНИЦЫ «Дон»: дело готовилось в суд, что вас незаконно в общем-то вышвырнули на улицу. Наш адвокат внезапно исчезает с деньгами, с документами, мы его не можем нигде найти, месяц искали, потом буквально в этой областной адвокатуре нам отдают деньги, говорят «девочки прекратите это дело, никто, даже ни один адвокат не будет сейчас заниматься этим вопросом в Ростове, так что оставьте и успокойтесь».
ВЕДУЩИЙ: Это было давление администрации города?
БЫВШАЯ СОТРУДНИЦА ГОСТИНИЦЫ «Дон»: Да, это было давление лично Чернышова и Чуба.
ВЕДУЩИЙ: Понять гнев сотрудниц гостиниц по-человечески можно, ведь именно их эффективными усилиями на протяжении десятилетий создавалась слава предприятий, и вдруг такой обман. Но это еще цветочки. Вот уже несколько лет ведется, прямо говоря, травля бывшего компаньона Михаила Парамонова Олега Грызлова. Травля не только его, но и всей его семьи.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО (адвокат): На квартиру, где проживали Грызловы, было совершено разбойное нападение. Люди, которые зашли, они не просто, так сказать, задавали какие-то вопросы, они помимо того, что они забрали часть ценных вещей, они еще и пытали жену его и несовершеннолетнюю дочку утюгом с целью узнать, где она хранит ценности, какие у них есть ценности и так далее. То есть вот так все было в стиле наших, как бы сказать, ужастиков 90-х.
ВЕДУЩИЙ: Однако настоящего заказчика того преступления удалось разгадать спустя годы. Олег Грызлов честно работал. Работал до тех пор, пока не выяснил, что планы у его патрона абсолютно не связаны, во-первых, с родиной, во-вторых, с ним, что активы предприятий переводятся за границу.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Парамонов решил уезжать за границу, он реально живет уже лет 8 за границей, то есть не в Ростове. Германия, Франция — у него там несколько семей, одна из которых семья губернатора, я имею в виду — дочка губернатора, вот Татьяна Мирошниченко, с которой, была информация, что он расписался не так давно где-то за границей.
ВЕДУЩИЙ: И она тоже за границей?
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Да, она тоже живет за границей. Вот в тот период времени он начал, так сказать, активно свои активы выводить туда, за границу.
ВЕДУЩИЙ: Олег Грызлов и еще ряд сотрудников корпорации просто уволились. Но не тут то было. Михаил Парамонов решил забрать все, оставить Грызлова, как он говорил, голым. На голову Грызлова просто как из рога изобилия повалились уголовные дела. За 4 последних года их было возбуждено аж целых 6. Олегу Грызлову подбрасывали пистолет, в его кабинете находили патроны. Из шести дел на Грызлова развалились пять, осталось одно, о якобы продаже иномарок.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Ну это было где-то в марте, по-моему, 11 марта 2002 года. И уже в мае Грызлова задерживают по подозрению в совершении этого преступления. Значит, тонкость заключается вот в чем. На территорию России провезли машины, за них не заплатили таможенные пошлины. Провезла фирма ООО «ТагАЗ», где генеральным директором был Парамонов. Значит, по смыслу статьи субъектом преступления может быть только должностное лицо. Должностным лицом являлся Парамонов, он же декларант, он декларировал эти машины. То есть, ну другое лицо никак не может быть, Грызлов никогда не работал в «ТагАЗ». И вдруг его арестовывают в подозрении на совершение этого преступления.
ВЕДУЩИЙ: Дальше больше. Во время очных ставок господин Парамонов напрочь отрицает, что он распоряжался этими машинами. Что, мол, подписи если и есть, то совсем не его, он, честный предприниматель, стал жертвой авантюристов. Михаил Парамонов искренне надеялся, что никто глубоко копать не станет.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Совершенно случайно мне удалось найти документы, в которых стояли визы самого Парамонова. Кроме этого, есть почерковедческие экспертизы, в которых установлено, что эти подписи выполнены Парамоновым. Он опознал свои подписи в ксерокопиях четырех распорядительных писем, содержащие вот эти его визы на продажу машин. При этом он сказал: «Мои подписи носили декларативный характер».
ВЕДУЩИЙ: Зато арест Олега Грызлова носил совсем не декларативный характер. По информации газеты «Версия», прокурор Ростовской области Анатолий Иванович Харьковский сделал это по просьбе самого губернатора. Адвокаты Грызлова не унимались, подавали одну жалобу за другой, и дело затребовало управление Генеральной прокуратурой по Южному федеральному округу. Его вел следователь по особо важным делам Юрий Панченко. Он в течение 7 месяцев изучал накопленные материалы, проводил следственные действия. В мае 2004 года, когда он вынес постановление о невиновности Олега Грызлова, в деле насчитывалось уже около 100 томов. Более того, дальнейшим расследованием было установлено, что организатором этой авантюры был никто иной как Парамонов Михаил Юрьевич.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Следователь Панченко вынес два постановления. Одним он прекратил уголовное преследование Грызлова в части хищения, вот от 19 мая. Другим возбудил уголовное дело в отношении самого Парамонова. Тут началась уже буря в стакане, тронули то, что нельзя было трогать. То есть как табу. В июне месяце запрашивают срочно в Генеральную прокуратуру дело.
ВЕДУЩИЙ: И здесь начинается самое интересное. Начальник управления по надзору за следствием Генеральной прокуратуры Умрихин, за один день ознакомившись с материалами 100-томного дела, выносит решение о прекращении уголовного дела на Михаила Парамонова. И решением высшего состава Генпрокуратуры дело передается для дальнейшего расследования в прокуратуру Ростовской области, то есть Анатолию Ивановичу Харьковскому. Кстати, на его имя государственный советник юстиции третьего класса дает прямо-таки указание государственному советнику второго класса. Читаем: «Установлено, что версия о причастности гендиректора ООО «ТагАЗ» Парамонова М.Ю. к совершению преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов и таможенных платежей, в материалах дела подтверждений не находит. Прошу организовать полное и всестороннее расследование и информировать генпрокуратуру». Вот это — язык правды.
ДМИТРИЙ САВЧЕНКО: Наша правовая система находится полностью в развале. Власть — это и есть право. То есть у нас как было, так и есть. Сильный всегда прав. Можно грабить, можно насиловать, можно убивать. Можно все что угодно делать, при этом полная безнаказанность, потому что сила власти с одной стороны олицетворяет в нашем случае губернатор Ростовской области Владимир Федорович Чуб — это власть. Это 13 лет у власти, это уже безраздельная власть. А с другой стороны власть денег, это Михаил Юрьевич Парамонов, владелец заводов, газет, пароходов с миллионами долларов в кармане, который знает, что он может себе это позволить. Вот живя за границей 8 лет, он по-прежнему диктует законы здесь. Как хочет, так и управляет. Юридической системой, там правовой, я не знаю. Следствием, судами, увы.
ВЕДУЩИЙ: Во время нынешнего пребывания в Ростове мы неожиданно обнаружили для себя, что многие думают точно так и не боятся говорить об этом в слух. Даже создают новые общественные организации, как, например, фонд «Сильный город». Но власть отмахивается от этого, как может.
ГЕННАДИЙ КАПКАНОВ (президент фонда «Сильный город»): Вот вы видите, что происходит с людьми, которые пришли к Полномочному представителю Президента в Южном федеральном округе Козаку Дмитрию Николаевичу. Люди хотят выразить свою боль, сказать о наболевшем. Но в результате стоят определенные пикеты, не дают людям пройти, просто пообщаться с Представителем Президента. Вот такие встречи происходят каждый раз, когда я приезжаю на встречи с людьми. На каждую встречу я приглашаю Михаила Анатольевича Чернышова, но он не приходит на эти встречи. Мы сегодня подготовили копии этих писем — 20 тысяч. И хотим передать Полномочному представителю, чтоб он ознакомился и принял решение. Какое он был примет решение — я думаю, от этого зависит и будущее нашего города Ростова-на-Дону. Но людям вот так надоело жить по-старому, они хотят жить по-новому.
ВЕДУЩИЙ: Честно говоря, перемены зрели, терпение не бесконечно. Но не может, не может, чтобы этого никто не замечал. Люди собираются на митинги, люди ждут, когда с ними наконец-то начнут говорить на языке правды, ведь они этого заслужили.
ЛЕОНИД ИВАНЧЕНКО: Я в полном объеме говорю, что вы действительно сели на болевые точки, их вскрыли, подавали, я не считаю, чтобы это было злобным каким-то образом. Как, говорится, ущемляющее. Но то, что область больна сегодня — это очень значимое явление.
ВЕДУЩИЙ: После нашей программы о расследовании взрыва на Пушкинской площади у нас в редакции раздалось много звонков. В том числе и из прокуратуры. Прокурор Хамовнического района столицы Алексей Брундасов был не согласен с некоторыми позициями программы, в частности, касающихся освобождения из-под стражи некоего Бекмурзаева. У меня есть своя точка зрения на ситуацию с Бекмурзаевым, но есть решение суда. Итак, слово прокурору.
АЛЕКСЕЙ БРУНДАСОВ (прокурор Хамовнического района г. Москвы): Ваша программа себя позиционирует как серьезная и аналитическая, поэтому, увидев вот этот сюжет, и мне очень не понравилось, скажем, последний комментарий, что все имеет свою цену, там начиная от спецталонов, кончая подпиской о невыезде, кончая свободой. Поэтому хотелось бы прояснить вот по этому вопросу, вот по Бекмурзаеву кое-какие моменты. Бекмурзаев действительно задерживался и проверялся на причастность к взрыву на Пушкинской площади. Но доказательств на причастность его к взрыву по Пушкинской было очень мало. Я сам слушал вот эти переговоры телефонные, по Бекмурзаеву. Не скажу, что там очень сильно прослеживается его даже лояльное отношение к этим чеченским террористам. Там на протяжении всего разговора он как бы отнекивается даже, что не хочу я в этом участвовать. И тут поступили, значит, три ходатайства, плюс три поручительства, личных поручительства депутатов Государственной Думы. И я сейчас вспоминаю, это Аслаханов был, Никитин, и Ковалев Сергей Адамович. Не было каких-то оснований предполагать, что Бекмурзаев скроется, что в последствии подтвердилось. Поэтому было принято, я считаю, что законное решение о том, что ну нет у него никаких оснований для дальнейшего содержания под стражей. Он был задержан с наркотиками и оружием, и дело было направлено по территориальности, в прокуратуру Южного округа, для дальнейшего расследования. В конечном итоге он был осужден и приговорен к 2,5 годам лишения свободы реально. То есть он реально отбывал наказание в колонии.
ВЕДУЩИЙ: Колонии-поселении?
АЛЕКСЕЙ БРУНДАСОВ: Да, колонии-поселении.
ВЕДУЩИЙ: Итак, 2,5 года колонии-поселения Бекмурзаеву. Не знаю, много это или мало, пусть останется на совести суда. И все-таки, как здесь не вспомнить слова великого Державина о Фемиде: «Ваш долг есть — охранять законы, на лица сильных не взирать, без помощи, без обороны сирот и вдов не оставлять».
(Использованы материалы сайта WWW.TVC.RU. Разрешение на перепечатку получено)

Комментарии (0)

Добавить комментарий