Сегодня: 27 июня 2019, Четверг

Казачество чем-то сродни электричеству. Электричество: лампы зажигает, двигатели крутит, тепло дает, а что собой представляет, толком никто не знает. Откуда берется? Куда исчезает? Однозначного ответа нет. Так и казаки: Кто такие? Откуда взялись?

То, что казаки уже не сословие, понятно любому. Нет теперь такого рода войск (хотя в эпоху извращенных рыночных отношений он просто необходим), который сам себя вооружает, сам себя обеспечивает продовольствием и сам себя отправляет в горячую точку, защищать Россию-матушку. Во-первых, вооружение уже не то (танк в огороде не поставишь). Во-вторых, нельзя нашему человеку, тонущему в море нищеты, коррупции и спекуляции оружие в руки давать (он ведь может и вопрос ненужный задать, и к стенке поставить, если ответ не понравится). В-третьих, после того, что правительство сделало с народом — оно просто обязано на нем жениться, и защищать его (правительство) не очень хочется. Тут и развал ЖКХ, и затянувшийся конфликт в Чечне, и снижение уровня жизни, и многое другое.
Вот и получается, что казачество, безусловно, есть (физически), а статуса у него нет (юридически). Казаки не без основания, хотя и безрезультатно, требуют признать их малым народом, хотя, по моему мнению, пять миллионов человек (это только те, кто участвует в движении возрождения) не так уж и мало. Однако по каким то неизвестным, но видимо весомым причинам, статус народа казакам не дают. Очевидно, дагайбаки (крещеные татары) более достойны этого статуса, нежели одна из восточнославянских ветвей русского народа. Чтобы сохранить свою культуру и обычаи, казакам приходится идти на всевозможные ухищрения. Так была создана первая общественная организация «Всевеликое Войско Донское», положившая начало возрождению былой славы казачества.
Оно набрало такую силу, что многие (абсолютно напрасно) опасались нового межнационального конфликта между русскими, россиянами и казаками. При этом забыли, что казаки — это тоже русские, только… казаки. Чтобы как-то умерить пыл набирающего рост движения (одним из требований которого была передача контроля над природными ресурсами в руки местных жителей), некто Ельцин Б.Н. издал указ о создании реестра. То есть такого казачьего войска, которое возьмет на себя службу в таможне, лесоохране, рыбоохране и других (всего двенадцать служб). Казаки с радостью пошли навстречу правительству и, как всегда, остались у разбитого корыта. Закон не работает, но в результате существуют два «Всевеликих Войска Донских» — реестровое и общественное (на Украине есть еще одно). Если последнее защищено законом «Об общественных организациях», то реестр просто повис в воздухе без всякой опоры.
Самое обидное в том, что именно эти «беспризорные» казаки трудятся в Дружине, помогая в охране правопорядка, взяли шефство над учащимися школы № 3, убирали кладбища перед Пасхой и т.п. Очень жаль что казаки, поверившие правительству, оказались «вне закона». Тем более что деньги из казны на содержание реестрового войска, худо-бедно, но поступают. (Кстати, казенные деньги — хорошая приманка для разного рода аферистов, не привыкших жить за свой счет. Такие любители на чужом горбу в Рай въезжать — проблема всех государственных учреждений, а не только казаков.)
Чтобы изменить положение вещей, в Новочеркасске прошло совещание по поводу закона «О казачьей службе». Причем на самом высоком уровне. Но… при закрытых дверях. К сожалению, подробности встречи так и остаются неизвестными. Трудно делать даже прогнозы, насколько успешно прошла встреча. «Лишних» людей в музей, где проходило мероприятие, не пустили, муниципальная пресса и местные телеканалы ограничились несколькими словами в информационных блоках. Очевидно, потому, что объединение казачьих войск не ставилось во главу угла. Судя по выступлению Трошева — к общественным относятся не как к братьям, а как к конкурентам. Удивительное безразличие «подотчетных» СМИ к коренному населению города выглядит довольно странно.
В столице Донского казачества о казаках не пишут вообще или мало, но однобоко (Очень зря. В выборный год, освещение успехов окружного атамана А.П. Волкова, пошло бы только на пользу Главе городской Администрации Волкову А.П., наверное успехов мало). Видимо дела идут не очень хорошо. Сейчас атаманское правление находится «в примаках» у Дома Культуры, снимая несколько комнатенок на первом этаже. Однако два года назад реестровые казаки имели прекрасное здание на улице Атаманской (помимо правления там располагалась благотворительная парикмахерская для малоимущих), плюс к этому, Мэр города выделил казакам еще одно здание на проспекте Ермака, в аренду сроком на десять лет (сейчас там другая вывеска. Вероятно, сработал принцип: «Бог дал, Бог и взял».)
Но главное, все-таки в отсутствии законного основания, в рамках которого казаки действительно могли бы почувствовать себя казаками. Иначе придется готовить строку в книге рекордов Гиннеса: «Некие кто-то, имеющие свою культуру, обычаи, наречие, даже название — казаки, но отсутствующие в мире, хотя по земле ходят, хлеб ростят, дома строят, на заводах работают».
Странными путями идет развитие России — та сила, которая способна и, самое главное, готова приложить все силы в возрождении государства как Великой державы, дробится на части, предается забвению и всячески зажимается. Опыт предков подсказывает, к чему приводят такие действия. Вот, что пишет в своих мемуарах Начальник штаба Донской армии, генерал-майор И.А.Поляков:
«Отсутствие приказа имело следствием уклонение от службы огромного количества офицеров, а особенно неказачьих, проживавших в Новочеркасске и Ростове и опасавшихся добровольно поступить в отряды по тем только мотивам, что при наличии приказа об их мобилизации, они в случае, если победа останется за большевиками, легко смогли бы оправдать свое участие в противобольшевистском движении, сославшись на это распоряжение. Были случаи и с казаками, когда станицы готовы были мобилизоваться и только ждали приказа из Новочеркасска, но такового не было и мобилизация не осуществлялась».
«У ген. Каледина одно время была подобная мысль и он намеревался даже посылать карательные экспедиции для вразумления станиц, воспринявших большевизм и для проведения принудительной мобилизации, но, к сожалению, своего замысла он не осуществил, не поддержанный своим правительством».
«Отделы были необычайно многолюдны, в полном несоответствии с наличным количеством бойцов и как всегда при этом бывает, давали минимум полезной работы: каждый рассчитывал на соседа. Определенно никто не знал круга своей деятельности».
«Фактически на равных основаниях существовало два штаба: один Походного атамана, так сказать, боевой и другой — во главе с полк. Генерального штаба А. Бабкиным, — войсковой, со старыми своими функциями. Из-за невозможности разграничить точно круг ведения».
Ничего не напоминает?
Сейчас, как никогда остро стоит вопрос об объединении казачьих формирований под одним флагом, так как «вне закона» оказались не только реестровые казаки, но и все остальные. Общественная организация, на мой взгляд, тоже не самый лучший фундамент для тех, кто решил отстаивать свое право быть народом.

Комментарии (0)

Добавить комментарий