Сегодня: 27 июня 2019, Четверг

(Окончание. Начало в № 26).
Произведение «Зима в окрестностях Петербурга» принадлежит к северному циклу работ Крылова. После окончания Академии художеств в 1888 году пейзажист живет вместе с семьей на станции Сиверская, недалеко от столицы, где выполняет ряд этюдов и станковых картин, включая вышеназванные произведения.
Формат этого полотна довольно большой и вытянут по вертикали. Построение выполнено с высокой линией горизонта, весь вид открывается с низкой точки зрения. На переднем плане изображается подчеркнуто изогнутая линия заснеженного берега и река. Кроны деревьев и сосны на втором плане срезаны верхним краем картины. Дальний план представляет собой изображение перелеска, выполненного плотным локальным плоскостным письмом. Колорит состоит всего из двух-трех оттенков коричневого. По форме произведение ближе к этюду, чем к панорамному пейзажу. Одно из достоинств картины — самоценность живописной линии и декоративное начало. Плоскостность, отсутствие глубины пространства, перспективных далей выбраны автором сознательно, чтобы представить образ природы в свободной манере письма. А вот работа из того же северного цикла — «Лед на Неве». Сюжет ее довольно прост. Вырубка льда на Неве для хозяйственных нужд. Зимний вид Петербурга оживлен жанровой сценой. Группа фигур людей, занимающихся нехитрым промыслом, чуть отдалена, впереди изображен инструмент и скарб «добытчиков». В центре композиции изображена фигура крестьянина с ярким красным поясом, который ведет лошадь с подводой, загруженною глыбами льда. Архитектурные сооружения с Дворцовой Набережной выписаны в мельчайших деталях, узнаваем каждый дом и сооружение, а передний план обобщен. Голубоватый тон передает морозный день, в синеватой дымке тает сокращающаяся в перспективе одна из красивейших набережных в Петербурге.
В начале 1890 г. Крылов из окрестностей Петербурга переезжает в Подмосковье, где выполняет серию работ: «Воробьевы горы», «В Сокольниках», «Москва-Бутырки», множество этюдов. В 1893 году он становится действительным членом Московского Общества любителей художеств, почетным членом которого были И.Е.Репин, В.И.Суриков, В.М.Васнецов. В иллюстрированном каталоге XIV выставки этого общества, проведенной в 1894 году, среди репродукций известных живописцев воспроизведены две картины Крылова «Туманный день», «У плотины».
Наиболее интересные по замыслу и выразительным средствам работы художник выполняет на рубеже веков, когда переезжает из центральной России на Дон. Иногда донской цикл произведений исследователи именуют живописной энциклопедией Дона. Художник находит после долгих исканий свою сокровенную тему в искусстве, тему, близкую сердцу. В разливах Дона, скифских курганах художник видит воплощение образа Родины. Донская тематика в произведениях Крылова наиболее ярко отражает творческие возможности художника.
Произведение «Пора домой» (1902 год) экспонировалось на многих выставках не только в России, но и в Германии и Франции. Работа выполнена уже зрелым мастером и отличается от предшествующих полотен, созданных на основе натурных впечатлений, близких к этюду, содержательностью и идейным замыслом. В основе сюжета — реальная сценка, увиденная в жизни. Ироничная притча о том, как старый уснувший пастух забыл про пасущихся коз, и разбудить его пытается вожак стада, призывая идти домой. Содержание произведения наполнено искрометным народным юмором. Мирискусники часто подвергали подобные картины передвижников резкой критике за литературность и наглядную иллюстративность. И отчасти были правы. Жанровая живопись в особенности была перенасыщена пересказом бытовых драм и сцен.
Одним из лучших произведений Крылова на донскую тему является картина «Степь ковыльная» (1913 год). Произведение олицетворяет красоту и неповторимость Донского края. Ковыль цветет на Дону в июне, после его цветения степь теряет весеннюю яркую пестроту и выгорает под безжалостным ярким солнцем. Только тот, кто наблюдал это кратковременное явление в реальной природе, оценит зрелищность, присущую только этой местности. Необозримый простор степи покрывается словно тончайшим шелком, играющим на ветру. Крылов прекрасно передает в этом полотне местный колорит. Приглушенные, сдержанные цвета в этой картине отражает яркое дневное освещение. Две фигуры пасущихся лошадей и отдыхающих от зноя казаков смещены на средний план, они словно купаются в убеленном сединой море ковыля и разнотравья. Прямую линию горизонта нарушают уходящие вдаль три возвышенности, скорей всего, это настоящие скифские или сарматские курганы. Их довольно много сохранилось и сейчас. Крылов не случайно включает в композицию изображения рукотворных холмов, он приглашает зрителя увидеть в уходящих вдаль курганах незапамятные времена, когда здесь жили кочевники, а в шелесте ковыля услышать отзвуки минувшего. Полотно воспринимается не просто как воспроизведение ландшафта, а как образ яркий, поэтический, богатый ассоциациями. Известны еще два авторских варианта этой работы. Один находится в областном краеведческом музее в Ростове-на-Дону, другой — в частной коллекции. Первоначальный Новочеркасский вариант считается лучшим. В 1916 году эта картина была куплена у Крылова для Донского политехнического института.
Крылов часто совершал творческие командировки в соседствующую с Донской областью Калмыкию. Поэтому следует упомянуть о серии работ, выполненных художником в калмыцких степях. В их числе немало портретов. В этом жанре Крылов работал не так много, поэтому портреты простых пастухов вызывают несомненный интерес, но скорее как этнографическое изображение типов этой народности. Сохранилась в музее картина с этюдов, сделанных в этом неповторимом крае, изображающий калмыцкий хурул, белоснежный храм, напоминающий буддийские храмы в Тибете. Было также много создано здесь этюдов и пейзажей. Один из этой серии «В степи кочевье». На фоне уходящей в сиреневую даль равнины и силуэта кочевой кибитки, изображена сценка из жизни. Молодой, загорелый степняк в голубом пестром халате, ярко-красном головном уборе цвета огненного мака, пришпоривший лихого коня, встречается взглядом с юной наездницей, стоящей рядом со своим жилищем. Возможно, это одна из многочисленных семей кочевников, если судить по изображению еще одной женщины с детьми у низкого дверного проема юрты. Или глава семьи возвращается домой. Или показан своеобразный ритуал ухаживания за будущей избранницей.
Яркие пятна национальных костюмов калмыков выделяются из общей сдержанной по цвету среды, но не спорят с ней.
Помимо путешествий в Калмыкию Крылов неоднократно посещал Европу. Был в Венеции и Париже, выполняя многочисленные этюды и зарисовки. Особенно художника привлекал Кавказ и Крым. Произведение «Аул Джирах» (1896-1901) выполнено после одной из поездок на Кавказ. Судить об этом полотне довольно трудно из-за плохой сохранности и многочисленных повреждений. Но оно не лишено художественных достоинств.
Крылов в своих этюдах очень точно фиксирует натуру, некоторые его этюды замечательны по исполнению, например, «Дворик». Чувствуется рука настоящего мастера. Прекрасны по выразительности и лаконизму «Суда на Дону» и «Аул». Но это всего лишь этюды, подсобный материал для картины. На основе такого материала составляется картинное изображение, которое может быть видом определенного места или не быть таковым, но всегда должно сохранять натурное впечатление и одновременно не являться простым воспроизведением натуры. Сохранившееся творческое наследие Крылова, в основном состоит из этюдов, где художник познает натуру. Но редко преобразует их в длительные по времени выполнения, законченные образные обобщения пейзажных мотивов и сюжетов. Бесспорными достижениями являются некоторые пейзажи из донской серии у Крылова, но и они едва приближаются к уровню эпических, панорамных полотен Дубовского. Творческая судьба сложилась так, что пейзажист постоянно был стеснен материально и вынужден подрабатывать декоратором, оформителем в типографии, педагогом, заниматься общественными делами. Видимо, времени для создания больших монументальных полотен не хватало. Не всегда должное внимание художник уделял композиции, технике живописного исполнения, рисунку. Отнести его, конечно, к живописцам, умеющим писать только этюды, а не картины, нельзя. Причислять к выдающимся новаторам тоже не стоит, как это иногда делают местные краеведы. Добротный провинциальный художник с хорошей школой, чья деятельность имеет значение для области или края.
Пейзажист И.И.Крылов был довольно разносторонней личностью, помимо профессиональной деятельности, увлекался музыкой, занимался фотографией, хорошо знал литературу. Был хорошо знаком с довольно известными людьми своего времени. Будучи молодым, начинающим литератором, Серафимович писал рецензии на выставки Крылова в «Донских ведомостях». Дружба писателя и художника продолжалась долгие годы. Не раз гостил в доме пейзажиста писатель А.И.Куприн. Сохранилась переписка Михаила Шолохова и Крылова. В доме художника по пятницами проводили литературно-музыкальные вечера. Здесь выступали такие скрипачи, как М.Д.Эрденко и К.М.Думчев. Может, эти имена сейчас и неизвестны, но, к примеру, Константина Михайловича Думчева. Давид Ойстрах считал одним из своих учителей. На домашних концертах присутствовал юный Анатолий Калинин, будущий создатель повести «Цыган»». В настоящее время такие концерты в доме-музее художника стали традицией, их иногда именуют «крыловскими пятницами».
Дополнить биографию И.И.Крылова может один драматический эпизод из жизни художника, происшедший с ним в начале ХХ века во время путешествия по Кавказу.
В 1994 г. директор филиала МИДК и научный сотрудник Е.А.Григоренко расшифровала черновые записи к автобиографии Крылова и по крупицам воспроизвела этот эпизод из его жизни. В августе 1901 года художник с группой товарищей, путешествуя по Кавказу, ночью подъехал к селению Цессе, надеясь остановиться на ночлег и приобрести корм для вьючных животных. Не разобравшись в намерениях ночных посетителей, изрядно выпивший стражник местного пограничного поста чуть не зарубил шашкой ведущего переговоры с местным хозяином духана Крылова. Художнику пришлось оказать сопротивление, за что он был взят под стражу и по распоряжению начальства провел несколько суток в арестантской казарме. Любопытнее другая часть восстановленного рассказа. Художник пишет: «Ни безупречное трудовое прошлое, ни личное знакомство с Государем Императором, которого я имел счастье ежегодно как член императорской Академии художеств сопровождать по выставке, на которой почти ежегодно членами Императорской фамилии и музеем Академии приобретались мои произведения, ни, наконец, та одна из моих бумаг, в которой говорится, что я состою членом почти всех русских художественных обществ и благотворительств, обращают внимание начальствующих особ оказывать помощь члену обществ находящемуся под высочайшим покровительством Государя Императора, не спасла меня от тяжелого испытания, которому я подвергался двое суток».
Действительно, данные о том, что царской семьей покупались работы пейзажиста, подтверждаются в личном деле И.И.Крылова и в ежегодных каталогах академических выставок. Роль Крылова в организации этих выставок в Академии не совсем ясна. И был ли он в составе по приему работ на выставке Общества поощрения художеств или только участником?
Несмотря на достаточную изученность биографии художника, вопросов остается довольно много. Не совсем понятен характер сотрудничества художника с Грековым в Новочеркасске и т.д.
Творчество Крылова оказало огромное влияние на развитие пейзажной живописи на Дону и развитие художественного образования. Работы Крылова уступают по масштабности воплощения образов, тематике сюжета полотнам знаменитого земляка Дубовского, и, тем не менее, его деятельность в области живописного искусства свидетельствует о том, что пейзажист тонко чувствует местный колорит, лирически воспевает неповторимый Донской край.

Комментарии (0)

Добавить комментарий