Сегодня: 20 января 2375, Понедельник

Слово – не воробей

I. ОТЕЛЬ “БОЛЬШИЕ ВАСЮКИ”
Если вначале было слово, то потом, по логике, должно быть дело. Слово бывает честное, бывает – офицера, бывает – на ветер.
Во второй половине 2001 года новочеркасский мэр А.П. Волков, как утверждают многочисленные думцы, держал на заседании Думы речь. Речь шла о лежавшей в руинах гостинице “Южная”, ее былой славе, бесславной кончине и светлом будущем. Ключ от дверки в то самое будущее предлагалось отдать фирме “Ключ”, а оставшиеся 24% собственности (здания) – муниципалитету. Последнему доставался 2-й этаж – 600 кв. метров, которые мэр планировал под Мекку туризма. После ремонта “Южной”, который доверялось сделать “Ключу”, мэр обещал: сюда поедут заморские гости. О количестве звездочек на будущем отеле даже неудобно было как-то сказать, потому что оно превышало набор генерал-полковника.
Прошло время. Город получил “нечто с мансардой” — близко не стоявшее рядом с прежним памятником архитектуры и градостроительства. Гости, видимо, предпочли настоящую Мекку – табличку “В гостинице мест нет” заказывать не пришлось. Да и гостиница не состоялась. Зато на первом этаже здания уютно устроились магазины “Дионис” и “Орбита”, владельцами которых (с чего бы это?!) народ считает семью А.П. Волкова. На третьем этаже (врут люди?) – магазин, чем-то связанный с главой Думы В.И. Золоторенко.

Слово – оно тоже собственность: хочу дал, хочу взял обратно. В итоге вольного обращения мэра с названной единицей речи, гостиницу “Южная” в 2004 году выставили на торги. Торговаться за 600 метров “нежилого помещения” предполагается с начальной суммы 10 млн. 200 тыс. руб. С собой такие деньги народ не носит, а по кускам пирог не продают. Бери все сразу!
Можно додуматься: вероятнейший оптовый покупатель – все тот же “Ключ”. Один квадратный метр отремонтированной площади в центре города обойдется ему всего … в 17 тысяч рублей. А рыночная цена метра – 800 долларов. Если в “Ключе” люди с головой (мы не решимся предположить обратное!), то им выгоднее всего, купивши гостиницу, тут же ее продать. В розницу. По рыночной цене. Навар выйдет порядка 4 млн. рублей. Минуют они городской бюджет, лягут в глубокий карман некоего частника. Мекку он там откроет или дом терпимости – это уже ему вопрос.
А наш вопрос – депутатам: а что, КУМИ, сам с торгов 600 квадратных метров продать не может? Или не хочет? Или?..

II. ИЗВЕРЖЕНИЕ МУСОРНОГО ВЕЗУВИЯ
Два года мэр решительно угрожал свалке. Той самой, что является вечно дымящим украшением Татарки, достающим до середины Черемушек. Свалке предстояло уйти в прошлое, оставшись в памяти народа символом прежней администрации. Символом новой власти должен был стать чистенький, как родзал, мусороперерабатывающий завод.
Ничто так не заставляет людей бороться с мусором, как материальная заинтересованность. Помнится, даже дети, призванные в рощу “Красная весна” активистами-общественниками на “капиталистический субботник”, трудились не за страх, а за деньги. И совесть их при этом не мучила. Потому как за любой труд надо платить.
Администрация города придумала экономику наоборот. Тот, кто собирался привезти мусор на завод по его переработке, на оплату мог не рассчитывать. Вернее, он должен был на нее насчитывать, потому что платить предстояло … ему самому! Кто платит деньги, тот и заказывает музыку – в смысле сдает мусор. У кого денег нет, тот вываливает отходы жизнедеятельности в ближайший овраг. Дешево и сердито. А уж как сердиты окрестные жители!
Как писали околомуниципальные СМИ (и мы с их «подачи» тоже писали!), мусороперерабатывающий завод в районе хутора Татарка должен был войти в строй в 2002 году. Стоимость его в текущих ценах оценивалась в 43 млн. рублей, проектно-сметная документация была согласована со всеми службами, закончено строительство нулевого цикла. Прессовое оборудование изготовлено в Азове за счет средств областного бюджета. Директор Департамента городского строительства г-н Бондаревич доверительно сообщал журналистам, что эксплуатировать завод будет акционерное общество — с долей муниципальной собственности, а окупятся капиталовложения в рекордно короткий срок — 15 месяцев!
То ли по причине сногосшибательности проекта, то ли по какой другой причине старая, привычная свалка и нынче там: дымит и пахнет. Мусороперерабатывающий завод, благословленный мэром, похоже, застрял где-то в пути. Возможно, на него в бюджете денег не наскребли: нужно было срочно второй асфальтовый завод покупать да второй забор у “Арбата” строить. А тут еще непредвиденные расходы – голограмму Христа у собора подвесить хочется. Прости, Господи, что в мусоре погрязли, но душа требует чуда!

III. ГАЗ, ВОДА И … ЗАГРЕМИМ ПОД ФАНФАРЫ?
Злопамятные депутаты говорят, что в 2002 году на заседании Думы мэр обещал, что в 2003 году вопрос газификации города будет снят. Обещал, да, видно, забыл. А депутатам не дают забыть избиратели: с улиц Железнодорожной и 26-ти Бакинских комиссаров, из Новоселовки и Восточного микрорайона. Теперь администрация разводит руками: простите, до выборов никак “не смогем”, вы уж по-старому – с угольком-то. А выберете нас обратно, мы вам как газанем! Ну, честное слово!
Честное слово слышал уже наш избиратель от Анатолия Панфиловича без малого четыре года назад, когда он говорил про ЖКХ. Завышены, мол, в Новочеркасске тарифы на жилищно-коммунальные услуги и надо с этим бороться. Народ все это время и борется… «Завышены тарифы!» — утверждал мэр Волков, критикуя своего предшественника Присяжнюка. За три года при Анатолии Панфиловиче тарифы выросли в 3-4 раза.
Со многим, доставшимся в наследство от «старой» власти, новый мэр обещал разобраться, «проработать вопрос». Много воды утекло с тех пор. В буквальном смысле — по водопроводным трубам. Нормопотребление воды сегодня в Новочеркасске — 9,6 кубометров в сутки. Российская норма — 6 кубометров (при круглосуточном потреблении, а не когда пару часов в день в подвале пыхтит «подкачка»!). Разберется ли кто с таким аномальным явлением? Мэр не торопится. Депутаты молчат.
А тем временем приходит пора раздавать новые обещания. Потому как выборы уже не за горами, а кому хочется добровольно отдать портфель? А освобождать удобное кресло?..

Так что в обозримом будущем народ будет слушать радужные отчеты, извинения за несдержанное слово («форс-мажорные, понимаешь, обстоятельства!») и активно участвовать в запланированном спектакле по утвержденному свыше сценарию. Роль у народа маленькая: хлопать и топать в такт бравурным маршам, голосовать по команде «Руки вверх!». И по-прежнему верить, что все слова, сказанные с Высоких Трибун Большими Людьми, под пение фанфар и стрекотание камер, будут когда-нибудь выполнены.

Не загреметь бы — под фанфары.

Комментарии (0)

Добавить комментарий