Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

«Все врут календари!» — утверждал герой комедии Александра Грибоедова «Горе от ума». Однако врут не только календари, но и мемориальные доски, закрепленные на стенах домов нашего богатого историческими событиями города. Вот лишь несколько примеров подобного рода.

В преддверии 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина на страницах еженедельника «Новочеркасские ведомости» были опубликованы вопросы конкурса «Пушкин в Новочеркасске». Чтобы увеличить число участников конкурса, свои ответы в редакцию отослал и я. Неожиданно для себя, я оказался победителем. А все дело в том, что прочих участников подвела излишняя доверчивость к газетным публикациям, рассказам экскурсоводов и текстам мемориальных досок. Я оказался единственным из всех участников конкурса, кто удосужился усомниться, например, в утверждении мемориальной доски, закрепленной на деревянном домике спортивной школы (ул. Атаманская, 39), что здесь останавливались А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, А.С. Грибоедов, А.П. Ермолов и ряд декабристов. И оказался прав: все перечисленные на мемориальной доске лица проезжали через Новочеркасск еще до 1843 года, в котором и было сооружено это здание. Поэтому я и указал другое местонахождение почтово-ямщицкой станции.
Есть у меня также сомнения в том, что А.С. Пушкин останавливался в доме № 43 по улице Пушкинской. Просто дом тот своей архитектурой оказался весьма созвучным пушкинской эпохе. Вот его «пушкинским» и назначили.
Недалеко от псевдопушкинского дома стоит здание бывшей учительской семинарии, ныне — суворовского училища МВД (ул. Пушкинская, 47). Закрепленная на нем мемориальная доска утверждает, что здесь работал преподавателем русского языка и литературы писатель и драматург К.А. Тренев — автор известной в советское время пьесы «Любовь Яровая». Да, работал. Но не в 1907-1908 годах, как сообщает нам надпись на той доске, а в 1904-1906 годах. Да что там период работы! Здесь даже год рождения Тренева указан неверно: 1878 вместо 1876.
Не соответствуют действительности и указанные на мемориальной доске, расположенной на доме № 59 по ул. Атаманской, годы проживания в нем писателя А.С. Серафимовича (Попова) — с 1898 по 1902. В этот период он жил вовсе не здесь, а во флигеле, находившемся во дворе дома его тещи — Анны Андреевны Петровой, жены полковника, имевшей свой дом по ул. Комитетской, № 62. В наше время стоящий здесь коттедж имеет № 86. Здесь и должна была бы висеть посвященная А.С. Серафимовичу мемориальная доска, которая висит сейчас совсем на другом здании.

Но говорить об этом теперь поздно: в конце 70-х годов минувшего века флигель, в котором Серафимович прожил 4 года подряд, был снесен, так как эту часть бывшего подворья Петровых использовали для расширения территории детсада «Казачок». А старый дом Петровых, выходивший фасадом на улицу Комитетскую, простоял еще несколько лет и был снесен в 1988 году купившим его частным лицом. Новый владелец огородил территорию бывшей усадьбы Петровых железобетонным забором и начал возводить там коттедж. С ним долго боролась печатным словом молодая в то время журналистка Оксана Зайцева (ныне — Аксенова), публикуя статьи «Солнце скрылось за забором» и другие. Остановить возведение забора ей так и не удалось, но и частному лицу не удалось довести до конца строительство коттеджа. Так и стоит теперь его кирпичная коробка с зияющими пустотой оконными проемами, отделенная от тротуара убогим ограждением из проржавевших жестянок по левую сторону от детсада «Казачок».

Справедливости ради следует сказать, что останавливался А.С. Серафимович и в доме № 59 по ул. Атаманской, принадлежавшем Борисовой Раисе Ивановне — жене коллежского асессора. Но останавливался он здесь лишь на короткие периоды: в первой половине 1910 года и в марте 1912 года. Здесь он писал роман «Город в степи». Отсюда ушло его письмо следующего содержания: «Наши обыватели воюют с наказным атаманом, бывшим шефом жандармов Фон-Таубе — в штанах кукиш тычут, — а он, как удав, помаленьку проглатывает недавно открытый политехникум, предстоящие к открытию осенью высшие женские курсы, жрет все в гимназиях, в реальных, среди обывателей — и до сих пор не подавился». Отсюда Александр Серафимович сообщал своему адресату — И.А. Белоусову: «Вы напрасно беспокоитесь насчет моего адреса. Ежели потеряете — пишите просто: Новочеркасск. Серафимовичу. Все равно как прежде писали Гумбольдту в Европу». Вот только дом тот, в котором в 1910 и в 1912 годах останавливался Серафимович, числился в то время под № 39.

Довольно скромная мемориальная доска, закрепленная на здании военного госпиталя (ул. Пушкинская, 49), гласит:
«В этом доме со 2 января по 5 мая 1918 г. размещался один из первых органов Советской власти в г. Новочеркасске «Совет пяти» в составе: В.И. Вишневского, А.И. Жигунова, В.В. Леонтьева, В.П. Фомина, Н.Т. Черемухина».
Возможно, что в тексте этой доски никаких ошибок и нет. Однако тут не указано, чем именно занимался этот Совет. А занимался он делами не всегда благовидными. Об этом мы можем узнать хотя бы из сообщения Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоявшей при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России. Вот что рассказывается в «Акте расследования по делам о злодеяниях большевиков в 1918 году в г. Новочеркасске и других местностях Донской области».
«Политику террора проводили в жизнь созданные большевиками в Новочеркасске учреждения — Совет пяти и железнодорожный военно-революционный трибунал.
Совет пяти заменил собою городскую милицию, избранную населением уже во время революции, и исполнял, кроме того, функции суда. Этот Совет, руководствуясь, согласно директивам центральной Советской власти, «революционной совестью», но не законами, выносил постановления об арестах и расстрелах жителей и сам же приводил в исполнение свои приговоры. <...> Отряды рабочих задерживали арестуемых от имени Совета пяти без предъявлений каких-либо письменных документов и уводили к Васильевской мельнице или к керосиновым бакам, что по дороге к Кривянке, и там их убивали без суда и следствия».

А на доме № 69 по ул. Московской, построенном в 50-х годах минувшего века, закреплена доска с текстом следующего содержания:
«Здесь 16 (29) января 1845 года родился выдающийся русский ученый, создатель русской школы патологической физиологии, профессор Виктор Васильевич Пашутин, 1845-1901 гг.»

Что можно сказать об этом тексте? Во-первых, дата рождения профессора, пересчитанная на новый стиль, должна быть обозначена не цифрой 29, а цифрой 28, так как к датам событий, произошедших в XIX веке, следует прибавлять не 13 дней, а лишь 12. Во-вторых, родился будущий профессор явно не «здесь», то есть не в доме постройки середины XX века, а «В стоявшем на этом месте доме» в середине века XIX. И, в-третьих, профессор этот был не статским, а военным чиновником — начальником Императорской военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, поэтому не было бы лишним и указание его чина.

Да, много в нашем Новочеркасске не соответствующих исторической действительности надписей! К ним можно отнести также надпись на фронтоне ЮРГТУ (НПИ) «Новочеркасский политехнический институт» (в дореволюционной орфографии), которой там никогда не было, но которая непостижимым образом там появилась в наши дни, в преддверии 100-летия института-университета, которое будут отмечать уже не в первый раз. Но это уже тема для отдельной публикации.

Комментарии (0)

Добавить комментарий