Сегодня: 20 июня 2019, Четверг

Мы продолжаем публикацию очерка Ивана Кравченко о литературных традициях Новочеркасска. Этот материал подготовлен для энциклопедии «Новочеркасск», которая к 200-летию столицы донского и мирового казачества выйдет в свет в издательстве «Новопринт».

Конец XIX — начало XX веков. В Новочеркасске впервые на провинциальной сцене поставлен спектакль «Плоды просвещения» по пьесе Л. Толстого. Развиваются наука и культура. Но зрела и революция. Начальник донской жандармерии полковник Страхов доносил: «В 1886 году в Новочеркасске не было ни одного среднего учебного заведения, где не гнездилась бы революционная зараза. Даже юнкерское училище не избегло ее влияния». В феврале 1905 г. забастовали рабочие железнодорожного депо. К осени 1916 г. в вузах города были созданы политические кружки. Потом — февральские и октябрьские события в России. Гражданская война.
Унесенными ветром раздела России оказались на чужбине десятки донских литераторов, чьи имена так или иначе связаны с Новочеркасском. Одни стали эмигрантами перед войной, другие в годы ее, третьи позже покинули родные места. Ныне Российский литературно-художественный журнал «Дон» и полиграфическая фирма «Старый друг» осуществляют в Ростове издание «Библиотеки казачьего зарубежья», возвращая тем самым в Россию духовное богатство — литературное творчество донских казаков-эмигрантов.

Особое место среди «забытых» имен занимают прозаики Ф.Д. Крюков и Р.П. Кумов.
Федор Дмитриевич Крюков родился в станице Глазуновской в 1870 г. Он не покинул Отечество: умер 4 марта 1920 года на Кубани в станице Новокорсунской. В Музее истории донского казачества о жизни и творчестве этого человека рассказывают многие архивные экспонаты. Становится явью то, что было неизвестно. В начале 2000 года, зимой, в центральной библиотеке Новочеркасска — им. А.С. Пушкина, собрались ценители словесности, чтобы поговорить о судьбе и творчестве Ф.Д. Крюкова. С информацией о Федоре Дмитриевиче выступила заведующая отделом краеведения Н.И. Бунина. Она напомнила слова В.Г. Короленко: «Крюков писатель настоящий, без вывертов, без громкого поведения, но со своей собственной нотой… первый дал нам настоящий колорит Дона». Здесь же была представлена и выставка книг Ф.Д. Крюкова «Учитель, казак, литератор». Жизнь донцов, их нравы и быт стали основой его главных произведений: «Казачка», «На тихом Дону», «В родных местах», «О казаках», «Шквал», «Родимый край». Несколько строчек 1918 года из его «Родимого края»: «Во дни безвременья, в годину смутного развала и падения духа, я, ненавидя и любя, слезами горькими оплакивал Тебя, мой Край Родной… Но все же верил, все же ждал: за дедовский завет и за родной угол, за честь казачества взметнет волну наш Дон седой… Кипит волной, зовет на бой Родимый Дон… За честь отчизны, за казачье имя, кипит, волнуется, шумит седой наш Дон — Родимый Край…».
Федор Дмитриевич в 1917 году избирался депутатом Большого Войскового Круга. С августа 1918 был его секретарем. До этого жил в Петербурге, а в 1906 г. избирался депутатом 1-й Государственной Думы России от казачьего населения Донской области.
У бывшей работницы Музея истории донского казачества, ветерана краеведения Л.А. Новак хранятся некоторые крюковские реликвии. Хранятся и письма Д.И. Петрова-Бирюка начала 70-х годов прошлого века, когда тот «очень заинтересовался крюковской темой».
У Ф.Д. Крюкова был приемный сын Петр. Он жил в Болгарии, Чехословакии, Франции. В годы борьбы с фашизмом принимал активное участие в движении Сопротивления.
Полной описи архива «казачьего национального писателя», каким считается Крюков, пока нет.
Тоже четвертого марта, но в 1919 году, умер от тифа и Р.П. Кумов. Роман Петрович был из станицы Усть-Медведицкой, а похоронен в Новочеркасске. Среди его произведений выделяется эмоциональностью очерк «О Крюкове». Кумов преклонялся перед талантом старшего товарища и не мог об этом не высказаться. Перу Р.П. Кумова принадлежат сборник очерков и рассказов «Бессмертник», рассказ «Наташа с Перекопских гор», книга в жанре коротких рассказов «В Татьянину ночь», пьеса «Конец рода Коростомысловых» и так далее.
Голубенькой, с красным корешковым лампасом книжкой «Степные песни» из серии «Библиотека казачьего зарубежья» журнал «Дон» представил повествование и о Н.А. Келине. «Молюсь за Россию и Дон!» — писал поэт. В этих словах — настроение почти всех соотечественников, оказавшихся вдали от Родины. Перед вами стихотворные строки поэта, названные коротко — «18-й год»:
Опять, как встарь, шумят майданы,
Опять кипит державный Круг,
И громкий голос атамана
К себе приковывает слух;
Опять блестит волной кудрявой
Почти уснувшая река,
И песни мощи, песни славы
Звенят, летят издалека…
Опять шумят бурливо сходы,
Над всем царит знакомый звук,
Как в незапамятные годы:
Пернач, булава и бунчук…
На площадях ржут звонко кони,
И степь закуталася в пыль,
А по межам призывно стонет
Седой задумчивый ковыль…
Брошюра «Степные песни» дошла и до Новочеркасска. Ее можно найти на полках библиотеки им. А.С. Пушкина. «Донской казак Н.А. Келин, — прочтет читатель слова К. Хохульникова в предисловии, — писал не только о своей малой родине — Батюшке тихом Доне, о родимой станице (Клетской. — И.К.) и отчем доме, но и Родине большой — о Великой, Единой и Неделимой Матери-России. Жаль только, что его прекрасные стихи пока мало известны…».
Да, мало известны. От широкого круга читателей «ушли» произведения и многих иных авторов «смутной» поры. Того же Николая Николаевича Туроверова. В 1917 г. он добровольцем вступил в лейб-гвардии Атаманский полк. Участвовал в боях. Учился в Новочеркасском военном училище. Воевал в отряде полковника В.М. Чернецова. «После гибели Чернецова, — говорится в обзорной книге по казачеству, — отходил с боями по Дону и Кубани с казачьими частями». В ноябре 1920 года 140000 русских воинов (данные той же книги. — И.К.) навсегда покинули Россию, в их числе 50000 казаков и с ними Туроверов. Жил он во Франции. Умер в 1972 году 73-х лет от роду. Покоится его прах рядом с прахом жены недалеко от Парижа: на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Рядом с Н.Н. Туроверовым должно назвать Б.В. Прянишникова, Я. Тетеревятникова, М. Скальдова, М.И. Богаевского, М.В. Волкову, П. Скачкова, С. Пинуса, С. Арефина, В. Дубовского (Попова), И. Сазонова, А. Софронова. Время ушло. Но покинувшие Родину могли бы сказать по-туроверовски:
В эту ночь мы ушли от погони,
Расседлали своих лошадей;
Я лежал на шершавой попоне
Среди спящих усталых людей.
И запомнил, и помню доныне
Наш последний российский ночлег.
Эти звезды приморской пустыни,
Этот синий мерцающий снег.
Стерегло нас последнее горе, —
После снежных татарских полей —
Ледяное Понтийское море,
Ледяная душа кораблей.
Доступны для читателей в библиотеке им. А.С. Пушкина и три тома «Казачьего словаря-справочника», изданного А.И. Скрыловым и Г.В. Губаревым в конце 60-х годов минувшего века в США. Рядом лежат повествования К.Н. Хохульникова о казачьем зарубежье. Здесь и проза, и стихи. В книге «Прости, родная», к примеру, посвященной женщине-казачке, читаем имена авторов: Г. Александрин, Н. Альникин, Н. Евсеев, И. Колесов, Л. Костина, П. Кумшатский, П. Поляков, П. Юшкин…

Комментарии (0)

Добавить комментарий