Сегодня: 17 декабря 7712, Суббота

60-летию Победы в Сталинградской битвы посвящается.
Сталинградская битва без всяких сомнений является самым грандиозным сражением второй мировой войны. В ходе этого сражения немецко-фашистские армии потеряли более четверти своих войск, действовавших на Восточном фронте. Свою лепту в разгром фашистов на Волге внес и личный состав 159 пулеметно-артиллерийского батальона 119 укрепленного района , в составе которого в боях на волжской земле участвовал и новочеркасец Степан Иванович Игнатенко.
В начале июля 1942 г. 159 батальон занял оборону в районе г. Калач-на-Дону. Лето выдалось сухим, знойным, в тишине и пряном аромате сосновых рощ не было и малейших признаков войны. Но вот над позициями наших войск появился двухфюзеляжная «рама». Сначала с неба посыпались листовки, призывающие сдаваться, а потом прицельным пулеметным огнем немецкие летчики стали преследовать любые передвигающиеся цели. А вскоре и минометы-скрипачи, под корректировкой «рамы», стали вести прицельный огонь по нашим позициям. Первые раненые и убитые…
А первый бой на Донском берегу запомнился выжившим в мельчайших деталях. «Немецкие детали форсируют обмелевший Дон. Раннее утро. Колонны противника, не скрываясь, движутся на позиции нашего батальона. Приказ командира – подпустить как можно ближе. Немцы идут спокойно, ведь до этого серьезного сопротивления они почти не встречали. Внезапно наши пушки и пулеметы всех четырех рот бьют прямой наводкой. В ответ наши позиции накрывают мины «скрипачей». Справа немецкие автоматчики просачиваются в тыл, но рассеиваются взводом охраны. Не ожидая такого сопротивления, немцы отступают». А летний зной преследовал солдат больше, чем мины и снаряды. Вода встречалась крайне редко. Один из колодцев оказался на нейтральной территории, которая обстреливалась немецким пулеметчиком. Степан Игнатенко вместе с несколькими бойцами отправился к колодцу с фляжками. Пока 3 солдата отвлекали огонь на себя, остальные набирали воду для раненых товарищей. А войска отступали все дальше, и вот уже Сталинград…
«23 августа немецкая авиация нанесла неслыханный удар по Сталинграду. В огне и руинах погибли тысячи людей. Весь день через наши позиции беспрепятственно летали эскадрильи бомбардировщиков, неся свой смертельный груз на город. А мы ничего со своими пулеметами сделать не могли…»
И еще один эпизод Сталинградской битвы вспоминает С.И.Игнатенко. «По приказу комбата мой взвод был выдвинут впереди занял оборону на склоне балки в зеленом кольце. По другую сторону балки, в 80 метрах, проходили позиции противника. Я приказал всем выкопать себе щели. Когда начали копать, оказалось, что уплотнившийся суглинок можно рубить только топором или долбить ножом. Солдаты были недовольны: «Зачем окапываться? Ведь оборона подвижная». Пришлось применять власть и личным примером показывать, что на фронте надо зарываться в землю. Копылов добыл топоры, и мы в течение ночи рубили щели. Я сам себе выкопал щель глубиной около метра. Часов в восемь утра мимо нас пробежали солдаты соседней части. Это движение было замечено противником, который открыл ураганный огонь из нескольких минометов. Мины почти час рвались среди наших щелей. Все молодые деревца были срезаны осколками. От пыли и пороховой гари стало темно. Сразу после обстрела противник пошел в атаку. Но наш огонь из автоматов и пулеметов остановил его продвижение. Когда бой утих, оказалось, что из наших солдат никто не ранен. И как же я был счастлив в ту минуту, что все мои ребята живы. Ведь не будь щелей, вырытых с таким трудом, мы понесли бы огромные потери».
Самыми трудными для защитников Сталинграда были осенние месяцы. Но боль потерь, страдания от голода и холода забылись после беспрецедентной капитуляции войск Паулюса. «Командир дал мне 6 солдат и приказал разведать обстановку. Идем вперед. Впереди показались два разбитых многоэтажных дома, а правее около десятка чудом уцелевших глинобитных домиков – это окраина Сталинграда. Приказываю: «Бегом до крайней избы». Только добежали, как от противоположного домика бегут три женщины. Спрашиваю: «Где немцы?» Отвечают: «Полно в каждом доме. Офицеры их гонят в окопы, а они не хотят уходить из теплых комнат». Выглядываю из-за домика и вижу человек 50 солдат с поднятыми руками. Оставляю Копылова около сдавшейся группы, а остальные подходят к каждому домику и заставляют немцев сдаваться. Офицеры сопротивляются, но и они затем сдаются. Построили пленных в две шеренги, а их – 154 человека. Я и не знаю, что с моими шестью бойцами делать с таким количеством пленных. Но тут наша стрелковая часть, которая наступала в этой полосе и шла по единственной уцелевшей улице, выручила нас. Я сдал пленных командиру этой части и вернулся в расположение своего отряда».
А уже в феврале наши части прощались с Волгой, с разрушенным городом и святыми могилами боевых друзей. Вперед, на Берлин!

Комментарии (0)

Добавить комментарий