Сегодня: 30 Апрель 2017, Воскресенье
Собор

Собор

Новочеркасск изначально, т.е. в 1805 г., закладывался как главный казачий стан, как новая столица Донского казачества. До этого на Дону городов в общепринятом понимании не было. Черкасск представлял собой хорошо укрепленную казачью станицу.

Новочеркасск со времени основания имел в своем составе 3 основные казачьи станицы: Верхнюю, Среднюю, Нижнюю и расположенную в его предместьи Татарскую. Население этих станиц и составляло первоначально жителей города Новочеркасска, который формально назывался городом, а реально был соединением ряда казачьих станиц, как и его предшественник г. Черкасск. Любая казачья станица имела свой юрт земли. Поскольку Новочеркасск не раз предполагали переносить из-за его неудобного положения в другое место, то практически проблемами юртовой земли Новочеркасских станиц в первые десятилетия никто всерьез не занимался. Но так как Император Николай 1 в 1837 г. категорически запретил всякие ходатайства о переносе казачьей столицы из Бирючьего Кута в иное место, то уже в 1839 г. межевая комиссия приступила к обмеру земель, которые предполагалось выделить в юрт Новочеркасских станиц. Рассмотрение вопроса шло долго и только в 1845 году Новочеркасским станицам временно «нарезали» (т.е. выделили) 250 тыс. десятин (1дес.= 1,09 га.), т.е. 272,5 тыс. гектар земли.

В основной своей массе юртовая земля Новочеркасских станиц была черноземная (238 тыс. десятин). Но не мало имелось неудобных, балочных и иных земель. Часто встречались каменистые, глинистые почвы, песок, кряжи и т.д. Небольшую часть юртовой земли занимала целина, т.е. не распаханная изначально, травостойная. Лучшие целинные (нетронутые) земли сохранились в хуторе Мало-Несветайском, входящем в состав Новочеркасских станиц. Здесь целинная степь давала такое качество и количество сена (в лучшие годы до 150 пудов с десятины), которого больше не встречали на всем Дону. Самую высокую цену на рынках Новочеркасска и Ростова давали за сено из Мало-Несветайсского хутора. Особенностью данного сена являлось то, что хуторяне косили его вручную, острыми косами и тем самым не портили травостой. А там, где применяли механические сенокосилки, трава практически сжевывалась, отрывалась от корней, нарушая корневую систему. Влияло на качество сена и то, что малонесветайцы не выгоняли на целину свой скот. Там же, где скот выгоняли на покосные земли, трава вытаптывалась копытами животных и из года в год теряла свое качество, а потом и совсем исчезала.

Дальнейшие события привели к тому, что основная часть жителей станицы Татарской переехали в 60-х годах на постоянное место жительства в Турцию и Татарскую станицу преобразовали в хутор Татарский. Решением Военного Совета от 25 августа 1876 г. три Новочеркасские станицы преобразовали в две станицы: Средняя станица стала называться Первой, а Верхняя и Нижняя — Второй. В 1889 г. обе Новочеркасские станицы — Первая и Вторая были реорганизованы в одну — Новочеркасскую станицу. Непосвященному в казачьи дела человеку процесс слияния городских станиц мало о чем говорил, а казаки понимали, что идет неуклонный процесс отделения города Новочеркасска от его казачьих станиц.

К 60-70 годам Х1Х века город Новочеркасск был населен уже больше жителями войскового сословия других станиц, нежели непосредственно Новочеркасских. То есть, в городе постоянно проживали казаки, приписанные ко многим другим станицам Области войска Донского, например, Константиновской, Усть-Медведицкой, Аксайской, Мечетинской, Кочетовской или иной другой. Чем больше Новочеркасск приобретал черты современной военно-административной столицы Донского края, тем больше в нем сосредотачивалось военных и гражданских чиновников, которые иногда на всю жизнь переселялись на место жительство в Новочеркасск из своих родных станиц. Складывалась ситуация явно нетипичная для казачества: в городе-станице, в данном случае в Новочеркасске, приписанных к Новочеркасской станице казаков проживало меньше, чем казаков, приписанных к иным станицам Области войска Донского, а также иногородних.

Трения и конфликты стали возникать в связи с получением столичными казаками части юртовой земли в виде пая. С одной стороны имелась юртовая земля, которая относилась к станице Новочеркасской. Обладателями казачьих паев этой земли могли быть только казаки станицы и ее 11 хуторов. С другой стороны в Новочеркасске проживало все больше и больше казаков, которые исполняли какие-либо государственные службы, но паевой земли именно в Новочеркасске или его предместьях у них не имелось. В силу этого Военный Совет своим решением от 30 октября 1874 года разрешил «нарезать» (выделить) городу Новочеркасску (обратите внимание, именно городу, а не станице Новочеркасской — Е.К.) часть земель: из пустовавшего до сих пор Аксайско-Донского займища, из состава юртовой земли Новочеркасской станицы и т.д. Этим решением подрезался предпоследний сук, на котором пыталась еще сидеть и действовать Новочеркасская станица. Она практически становилась для города бесполезной. К тому же на основании Высочайше утвержденного Положения от 17 октября 1881 г. сформировали временный Комитет по управлению Новочеркасском. Он показал еще одну особенность казачьей столицы. В отличие от любого другого Российского города Новочеркасск назывался городом, но городских органов управления в нем до 1881 г. по существу не было. Город управлялся Войсковыми Наказными Атаманами, Областной администрацией, Новочеркасским станичным правлением, а также в некоторой степени временным Комитетом по устройству (с 1862 г., а не по управлению) городом и т.д., т.е. в основном чисто казачьими формами управления. А теперь появилась общегосударственная гражданская форма — временный Комитет по управлению Новочеркасском, который только в 1913 г. передаст бразды правления в руки городской Управы, городского Головы и городской Думы. Но это все впереди, а пока идет процесс размежевания города Новочеркасска и породивших его Новочеркасских станиц.

Комитет по управлению городом добился, чтобы ему в качестве экономического рычага выделили необходимое количество земель. Земли нужны были для выгона трех городских стад коров и пастбища для лошадей, для сдачи в аренду, для развития садоводства и огородничества и т.д. В целом Новочеркасску «прирезали» около 14 тыс. десятин земли (т.е. более 15 тыс. га.), в т.ч. более 12 тыс. десятин (т.е. более 13 тыс. га.) отобрали из юрта Новочеркасской станицы. В отличие от традиционных казачьих станиц, даже таких крупных как окружная Усть-Медведицкая станица, город Новочеркасск дополнительно нуждался в массе вспомогательных земель: под городские кладбища, Ботанический сад, Александровский сад, Краснокутскую рощу, Скаковой ипподром, под линии внутригородских дорог, водопровод, городские кирпичные заводы, дачи, сады и огороды и др. На все это потребовалось более 3 тыс. десятин земли. Появление во владении города Новочеркасска «собственной» земли еще более уменьшило статус станицы Новочеркасской. Она фактически становилась обузой для города.

Но так как станица Новочеркасская несмотря ни на что продолжала существовать, то нам небезынтересно будет узнать ее дальнейшую судьбу.

До 1889 г. юрт Новочеркасской станицы находился еще в вольном общинном владении. Владели землей в основном те, кто ее реально обрабатывал. Причем каждый казак мог обрабатывать столько десятин (гектар) юртовой земли, сколько мог физически и экономически. В 1888 г. был обмежован участок в 20 тыс. десятин (около 22 тыс. га.) земли под названием «запасной участок Новочеркасской станицы». На следующий год провели первый раздел земли Новочеркасской станицы на паи. Первоначально всю юртовую землю станицы размежевали между ее 11 хуторами, а затем уже разделение на паи произошло внутри хуторских наделов земли.

Второй общий раздел юрта, последовавший в 1895 г. оказался самым серьезным. Для его подготовки и составления плана межевания земли станичного юрта создали специальную комиссию. Она состояла из самых опытных и знающих граждан Новочеркасской станицы, которых выбрали на станичном сходе еще 7 апреля 1891 г. Эта комиссия проработала три года и закончила проект межевания юрта к 20 марта 1894 г. Комиссия установила, что по состоянию на 1 января 1894 г. имеют право на получение земельного пая в юрте Новочеркасске станицы 8.981 человек (в то время как в городе в это время проживало более 50 тыс. чел.). В связи с количеством общей юртовой земли на каждый казачий пай вышло по 21 десятине (около 23 гектар), в т.ч. под пашню каждому пайщику должно было быть выделено около 16 десятин (около 17,5 га.), под сенокос еще 4 десятины (т.е. 4,4 га), более 1 десятины под усадьбу, постройки, выгоны, сады и т.д. При втором разделе соответствующие паи выдали сроком на 6 лет.

Третий раздел юрта произведен станичным обществом по приговору станичного схода от 15 июля 1901 год. Он вызывался тем, что число пайщиков в различных хуторах за последние годы существенно изменилось. В одних хуторах пайщики имели по 19 десятин земли (около 21 га.), а в других менее 12 (т.е.13 га.). Подсчитали, что новому межеванию подлежит более 207 тыс. десятин земли. Число пайщиков составило 10.213 чел. Причем, в этом количестве 8.989 чел. уже имели право на пай земли ввиду своего совершеннолетия, а 1.224 чел. достигали совершеннолетия, а значит и право на получение земельного пая в течение предстоящих 6 лет, во время которого действовали решения третьего раздела юрта. В среднем на каждого пайщика запланировали к выдаче по 20 десятин (т.е. около 22 га.) земли. Но так как хуторские органы управления, т.е. хуторская администрация должна была иметь определенные средства на свое содержание, на формирование запасного общественного денежного фонда и т.д., то решили от каждого пая «отрезать» по 2 десятины в общий хуторской земельный фонд, сдавать эти десятины в аренду, а получаемые деньги направлять на свои хуторские нужды. Таким образом, реальный пай каждого пайщика при третьем разделе юрта Новочеркасской станицы составил 18 десятин, т.е. 19,6 гектар земли.

Несмотря на свою довольно разностороннюю и активную деятельность станичное правление не имело собственного подходящего здания. Оно размещалось в арендованном у генерала Короченцева двухэтажном доме на углу ул. Комитетской и Воспитательной (ныне ул. Фрунзе). 17 августа 1902 года в Новочеркасске проводились торги на постройку административного здания для станицы Новочеркасской. Подряд на постройку выиграл Г.С.Бородин, предложивший построить здание станичного правления согласно смете (34.120 руб.) и проекта, выполненного архитектором С.И.Болдыревым. В здании планировалось создать помещения для станичного правления, почетных судей, станичного архива, гауптвахту и казарму. 4 мая 1903 года совершена торжественная закладка здания на углу ул. Московской и Троицкой площади (ныне здание строительных организаций по ул. Московская © 70).За два года здание общей площадью 1.224 кв.м. с большим каменным подвалом было построено и теперь станичное правление могло не только собирать сходы казаков черкасской , но и сдавать помещения под проведение крупных городских мероприятий.

Затем проходили 4-й (1908 г.) и 5-й (1914 г.) разделы юртовой земли Новочеркасской станицы. При этом число пайщиков росло, а количество юртовой земли постоянно уменьшалось. Перед войной средняя цифра казачьего пая не превышала 12-13 десятин.

Но основная проблема именно Новочеркасской станицы состояла все же не в количестве земли и даже не в количестве пайщиков, т.е. совершеннолетних членов станичного общества, а в том, кто был пайщиком в этой станице. По оценкам специалистов уже в начале ХХ века в Новочеркасской станице 8 из каждых 10 пайщиков, а по данным третьего межевания 8 тыс. из 10 тыс. пайщиков станицы не проживали на юртовой земле и были разбросаны не только по Дону и России, но и за ее пределами. Например, некоторые казаки, приписанные к Новочеркасской станице служили в Африке, Манчжурии, Индии и т.д. А это означало, что 3/4 пайщиков не могли реально работать на своей паевой земле. Поэтому многие паевые участки Новочеркасского юрта сдавались в аренду посторонним лицам, не членам станичного общества. А так как делопроизводство на хуторах Новочеркасской станицы было поставлено не лучшим образом, то нередко арендаторы захватывали по несколько паев и до истечения срока аренды (6 лет) могли под разными предлогами уклоняться от оплаты тайно перехваченных земельных паев. В результате этого шел процесс уменьшения пая и влияния реальных земледельцев на отдачу юртовой земли и рост числа спекуляций и мошенничества землей со стороны арендаторов.

Яркой иллюстрацией такого положения может служить факт того, что, например, в наделе земли хутора Сулиновско-Кундрючинского по 4-му разделу имелось около 34 тыс. десятин земли на 1.592 пайщика. Но реально на своих хуторских паевых землях работало только 100 хуторян, а около полутора тысяч остальных пайщиков не проживали на своих паевых землях и сами их не обрабатывали, а отдавали землю в аренду посторонним лицам. Многих пайщиков хуторское руководство видело один раз в 6 лет, когда выдавался документ на паевую землю. А зачастую эти документы получали даже не пайщики, а арендаторы, по доверенности владельца пая. Так шел процесс растворения станичного юрта, ликвидации казачьего землепользования, отторжения казака от земли. «Арендаторы паев преимущественно лица не войскового сословия: крестьяне и мещане Донской области, а также инородцы разных званий». Частично эту проблему пытались решить введением ярлыковых паевых книг в хуторах станицы, в которой более или менее четко просматривалась система владения земельными паями и хотя бы как-то исключались махинации с землей. Но другая проблема все же оставалась. Нередко оказывалось, что пайщики имеют паи в 2-х — 3-х хуторах. Но у станичного правления до выяснения и устранения этих злоупотреблений «руки не доходили».

Современному читателю небезынтересно будет узнать, какие культуры выращивали на землях Новочеркасской станицы. Главнейшими являлись хлебные культуры: гарнавка и ячмень, а также пшеница-гирка. Но ведущее место среди них занимал все же ячмень. Он даже на выработанной, плохой земле давал урожай вдвое больший, чем другие хлеба. А вот рожь, наоборот. Ее сеяли все меньше и меньше, так как на нее пагубно влияли бесснежные зимы, ветры, засухи. В станичном юрте раньше нередко и много сеяли гречиху, но употребляли ее не как известную нам сегодня крупу, а как добавку при откорме свиней. В то время здесь не было ни крупорушек, ни умения вырабатывать из гречки крупу. Поэтому постепенно эта культура сошла на нет.

Каковы же в начале ХХ века были урожаи? На лучшей земле при хорошей погоде могли собрать до 150 мер (1 мера=26,2 литра) пшеницы. Средний же урожай составлял от 60 до 90 мер. Урожай ячменя колебался от 100 до 170 мер. Естественно, что земля из года в год теряла свое плодородие, а удобрений практически не было. Поэтому поступали так: две трети земельного пая распахивали, а одну треть земли отводили «под толоку». Т.е. эта часть пая в течение двух лет не распахивалась, а служила выгоном для скота, который «толочиться» и тем самым удобряет почву. Труд на полях был в основном ручной, но встречалась и некоторая «малая механизация». Так, в Новочеркасском юрте числилось в 1908 г. 1.170 плугов у казаков и 1.786 плугов у не казаков, паровых молотилок 11 у казаков и 6 у не казаков, косилок 356 у казаков и 561 у не казаков, веялок 171 у казаков и 437 у не казаков, современных борон 925 у казаков и 1977 у не казаков, конных граблей 101 у казаков и 191 у не казаков и т.д. Эти цифры также свидетельствуют о том , что на казачьих паях трудились в большинстве своем не казаки.

Но были в Новочеркасском юрте хутора, которые хлебными культурами вообще не занимались. В частности, таким хутором был Краснодворский. Здесь исторически сложилось огородничество. Во многих хуторах Новочеркасской станицы огородничеством практически не занимались или только для нужд семьи. Нужные овощи покупали либо на базарах, либо отдавали землю в аренду под огороды. Так, например, в Персиановском хуторе из года в год землю под овощные культуры арендовали приезжающие на сезон болгары. Арендуя до 250 десятин земли, они снабжали ближайшие населенные пункты капустой и картофелем. А вот в хуторе Краснодворском огородничеством занимались казаки, причем профессионально и постоянно. Здесь почти у каждого хуторянина имелись свои овощные теплицы, в которых выращивались ранние овощи, в основном огурцы и «яблочки» (так тогда называли помидоры). Выращивали здесь и другие овощи, прежде всего ранние сорта петрушки, лука, баклажан, моркови и т.д. А вот капустой занималось только несколько семей. Землю под огороды удобряли навозом и поэтому урожаи получали неплохие. Большинство выращенной овощной продукции вывозилось на продажу в Новочеркасск и другие поселения. Домашние лошади огородников летом практически не выходили из хомутов. Утром везут зелень на базар, а к вечеру еще везут.

Садоводство в хуторах Новочеркасской станицы носило зачаточный характер, хотя и наметился заметный прогресс в его развитии.

Казак без коня не казак. Эта, казалось бы, простая истина, в Новочеркасской станице имела свое содержание. На ее землях между владениями хуторов Персиановского, Власово-Аютинского и Мало-Несветайского с давних времен находился станичный табунный отвод. В основном он располагался в балках: Тарбуте, Булукте, Цюрюке и Аюте. Для выгона табуна здесь выделили более 6 тыс. десятин земли. Но в начале ХХ века конский табун Новочеркасской станицы постигло крупное несчастье. В плодовом табуне проявила себя злокачественная чесотка. К 1907 г. чесоткой был поражен уже весь табун станицы. Большая часть табуна пала, а оставшаяся оказалась на грани падежа. Встал вопрос: как быть в данной ситуации? Специалисты предложили весь пораженный табун перестрелять и закопать, а весь выгон в 6 тыс. десятин выжечь огнем и на несколько лет отдать под пропашные культуры. Станичное коневодство предлагалось возобновить на других, не зараженных землях станичного юрта. Такие огромные для Новочеркасской станицы затраты были связаны с тем, что еще в 1893году станица отдала в аренду пустовавшие в то время земли арендатору Бастанджиеву. Он не спросив разрешения у станицы, устроил на арендованных землях своеобразный курорт-санаторий для больных лошадей. Т.е. он покупал по низкой цене заболевших лошадей и за счет целинных выпасов, качественной травы и т.д. добивался значительных результатов при их вылечивании. Хотя часть лошадей все же погибала, но большинство поправлялась и продавались по высокой цене, как правило, приезжим татарам. Бизнес Бастанджиева процветал, а земля все более и более заражалась «конскими болезнями». После окончания аренды земли стали использовать под станичный табун и вот тогда-то и выяснился вред, нанесенный арендатором Бастанджиевым.

В юрте Новочеркасской станицы скотоводство в первом десятилетии ХХ века стало приходить в упадок из-за недорода хлебов и трав. Тем не менее, кроме лошадей в юрте числилось в 1907 г. волов рабочих у казаков 2.433 и у не казаков 4.086, соответственно: коров 1.893 и 2.178, мелкого рогатого скота 3.128 и 2.360, овец простых 1.215 и 1.426, овец тонкорунных 900 (только у казаков), свиней 696 и 1.463, верблюдов 5 (только у не казаков). В целом (с лошадьми) в юрте Новочеркасской станицы имелось более 27 тыс. голов скота.

На территории Новочеркасского юрта существовали различные подсобные промыслы, такие как рыболовство, пчеловодство, виноделие и гончарное (горшечное) производство. Незначительным рыболовством занимались хутора: Мишкин, Краснодворский, Персиановский и Татарский. Пчеловодство в различных размерах имелось во всех 11 хуторах Новочеркасской станицы. Всего в юрте было 13 пасек, на которых имелось 309 ульев. Незначительным по объемам виноделием занимались в хуторах Персиановском, Мишкинском и Дарьевско-Ермаковском. Глиняные горшки вырабатывали на двух заводиках, принадлежащих мещанам Е.А. Бережному и А.И. Ляхову, которые находились в хуторе Власово-Аютинском. Иных мастерских в хуторах Новочеркасской станицы практически не было, а вот в самом городе Новочеркасске различных мастерских было немало.

В юрте Новочеркасской станицы имелись обширные и богатейшие залежи многих ископаемых, таких как антрацит и каменный уголь, железная руда, песок, огнеупорная глина, известняк и т.д. Хуторяне практически добычей полезных ископаемых не занимались, а сдавали земельные угодья с ископаемыми в арендную разработку. Так от угольных рудников, арендованных Сулинским заводом и Е.Т. Парамоновым, станица получала в год примерно 15 тыс. руб. (в зависимости от количества пудов добытого угля). Сама же станица имела всего две небольшие шахты, которые снабжали дешевым углем хутор Мало-Несветайский.

На территории Новочеркасской станицы имелись грунтовые и железные дороги. Дороги различались между собой: скотопрогонные (50 верст по юрту, т.е. более 53 км.), почтовые, чумацкие и проселочные. Всего под дорогами было занято 2.158 десятин (т.е.2.352 га.) земли Новочеркасской станицы, в т.ч. под железными дорогами 567 десятин (т.е.618 га.) и под грунтовыми 1.590 десятин (т.е.1.733 га.). Многие дороги являлись малопроходимыми и в «мочливое» (т.е. дождливое) время по ним проезжали только на волах. Например, кладезь в 4 пуда (т.е. 64 кг.) надо было везти к ж/д станции из хутора двумя парами волов.

Торговля в хуторах Новочеркасской станицы была практически не развита. Ближайшими к юрту станицы рынками являлись: Новочеркасск, Ростов-на-Дону, Александровск-Грушевский (ныне г. Шахты) и завод Пастухова. Сюда казаки Новочеркасской станицы доставляли на продажу зерновой хлеб, скот, сено, солому, полову, кур, яйца, молоко и др. Выращиваемые в хуторе Персиановском в садах яблоки, сливы и абрикосы сдавались на корню в аренду, а арендаторы, собирая фрукты, отправляли их в основном в Москву и Петербург. В самом же Новочеркасске торговля была широко развита, имелось Общество Донских торговых казаков, Азовский, Троицкий, Крещенский и другие более мелкие рынки, немало «Торговых домов», магазинов, базаров и лавочек, торговый ряд в Гостином дворе и т.д. Но все эта торговля никак не относилось к Новочеркасской станице, действовала особняком.

Новочеркасская станица имела свой, так называемый, общественный доход от части свободной общественной юртовой земли, сдаваемой в аренду. Эта сумма в разные годы могла быть различной, но в среднем она составляла 100 тыс. руб. На эти средства содержалось станичное правление, здания станичного правления, проводились мероприятия станицы, в т.ч. сходы, осуществлялись благотворительные взносы станицы и т.д. Станичная казна благодаря активной арендной политике правления Новочеркасской станицы год от года богатела. Станичное правление располагалось в прекрасном двухэтажном особняке на углу Троицкой площади и улицы Московской (ныне в этом здании строительные организации города). Но в это же время многие хуторяне, т.е. члены станичного общества, разорялись, сокращали свое хозяйство, залезали в долги к не казакам-арендаторам.

С начала ХХ века и до 1917 г. станица Новочеркасская имела больше статус формальный, чем реальный в общем влиянии на жизнедеятельность г.Новочеркасска, тем более что еще в 1914 году ее приписали к Черкасскому округу. Но после Февральской и Октябрьской революций вес Новочеркасской станицы в городе начал постепенно расти. Это объясняется тем, что монархические формы управления уступали место демократическим. А они в свою очередь во многом совпадали с формами казачьего самоуправления. Возрождение допетровских форм казачьей демократии, в частности свободные выборы Войскового Атамана (а не назначение, как стало при Петре 1) и т.д. совпадало с повседневной практической жизнью Новочеркасской станицы. Именно в Новочеркасскую станицу потянулось большинство казачьего населения Новочеркасска. Здесь проходили учредительные съезды по созданию Союза казаков и Союза офицеров Дона. Именно на станичном правлении в критические январские дни 1918 г. после гибели Войскового Атамана А.М.Каледина была выдвинута и утверждена кандидатура нового Донского Атамана генерала Назарова. Войсковой Круг через несколько дней, собравшийся в Новочеркасске, узаконил решение Новочеркасской станицы. Казаки Новочеркасской станицы активно участвовали в формировании и боевых действиях молодой Донской армии. Но с окончанием гражданской войны и введением советской власти, рост и значение станицы Новочеркасской стали резко падать в соответствии с интенсивно проводимым процессом расказачивания бывшей столицы Донского края и внедрением советской формы управления. Процесс этот зашел так глубоко: что через несколько лет бывшую столицу казачьего Дона низведут до :центра Красюковской волости.