Сегодня: 28 мая 2017, Воскресенье

Давайте любить этот город вместе.

Новочеркасск особенно легко любить было этой весной, чисто вымытый майскими дождями, буйно заросший зеленью и благоухающий сначала черемухой и сиренью, потом каштанами, и, наконец, жасмином.

С  ЧИСТОГО  ЛИСТА

Описание месторасположения Новочеркасска – это поэзия.

Урочище Бирючий Кут — возвышенность, опоясываемая реками Тузловом и Аксаем, рукавом Дона. Выгодно господствующая высота. Лучшие традиции европейских образцов градостроительства – площади, проспекты и бульвары. Маленький Париж.

Ловлю на слове. Если Париж, должны быть набережные. Тем более в Париже одна река — Сена, а в Новочеркасске целых две – Аксай и Тузлов.

Наши предки все это очень ценили. Нашли, правда, недостаток — 20 километров до Дона. Хотели углубить Аксай и пустить Дон по его руслу. Потом чуть не переехали в  Аксай…

И все-таки стали всемирной столицей казачества, даже и не располагаясь на Дону. Уж очень место козырное —  возвышенность, окруженная поймами степных рек. И это еще не считая двух каскадов прудов родникового происхождения, и просто родников, чистых ключей, которые пробивались в черте города и вокруг него. Новочеркасск  «стоит на воде».

Недавно нашла родник на заброшенных дачах… Правда, его обнаружили раньше меня, потому что он был ухоженный и к нему вела тропинка.

Значит, прав Маяковский, который написал: «Послушайте, ведь если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно? И кто-то называет эти плевочки – жемчужиной?!»

В общем, наш Новочеркасск – это, несомненно, жемчужина и царский подарок патриотам малой родины.

Но мы все сгрудились по обочинам автомобильных трасс, сидим под «климат-контролями» и почти не пользуемся нашим уникальным южным колоритом: не гуляем теплыми вечерами по черемуховым аллеям, не сидим на лавочках в парке под звездами и луной. В Новочеркасске, который мог бы стать парком весь, целиком, парков — раз, два, и обчелся…

ПРОГУЛКИ

Александровский парк очень хорош со своими клумбами, розариями и фонтанами. По широченной аллее фланирует весь город. В первый же теплый апрельский день я повстречала всех, кого давно потеряла. Ко мне кинулась с криком:«Тетя Марина, здравствуйте!» девушка на высоченных каблуках, которую я последний раз видела в песочнице… Да, это было приятно, как и встреча с другом детства моего сына, уже выгуливающим молодую жену. Но отдыхающие шли плотными шеренгами, и существовала опасность просто затеряться в толпе. И все это было больше похоже на тусовку, чем на уединение и общение с природой…

Роща «Красная весна» — это свежий лесной воздух, и влажный запах земли и листьев, и певчие птицы, и белки, и  зайцы, но гулять страшновато даже днем, если без серьезной собаки. А уж вечером хотелось бы бродить по  освещенным аллеям, присаживаться на лавочки, чувствуя себя под надежной охраной дежурных полицейских…

Как-то мы с подругой решили подышать воздухом. В рощу «Красная весна», пусть даже с моей собакой (пекинесом), она идти отказалась. На стадион политехнического института, где мы много лет подряд гуляли, бегали и даже играли в петанк, давно уже не пускают без пропуска или паспорта.

Решили просто идти по улицам, спускающимся к реке, на «низовку»: там свежий воздух и головокружительный вид на пойму реки. Но почему-то все время натыкались на мусорные свалки, набредали на какие-то перенаселенные цыганские дворы, окруженные кучами хлама. А когда мы стали привлекать к себе внимание местных жителей, почувствовали себя очень неуютно…

И подруга мне сказала, что нашему городу не пляж нужен, а парки.

Хотя, когда я спросила неравнодушных людей, «чего тебе не хватает в нашем городе», ответы были такие: речки с пляжем, пруда, где можно купаться, парков, где хорошо гулять в любое время года, дня и ночи, стадионов в свободном доступе… Дорог, тротуаров, плиточки на аллейках, а потом уже цветов…

ВОЗМОЖНОЕ — НЕВОЗМОЖНО?

Удивляюсь  Деволану – почему в свое время не спланировал набережные? Когда я вслух мечтаю о пляже и набережных, на меня кричат даже мои коллеги: «Невозможно! Нереально!» Но давайте представим себе наш город, каким он может стать, благодаря его уникальному географическому положению и прочим дарам природы. И как в нем комфортно и полноценно будет жить в любом возрасте и в любое время года.

Год назад с любительницей новочеркасских окраин мы бродили по окрестностям Татарки. Был конец мая, степь благоухала, речка блестела. Встретили только татарченка, пастушка бычков. На холме за рекой утопал в июньской зелени Новочеркасск. Пахло травой и цветами. Не верилось, что в 20 минутах ходьбы спуск Герцена с его трафиком…

Мы продирались через степные заросли и мечтали, чтобы здесь была лесопарковая заповедная зона с пешеходными дорожками, с набережной и пляжем, где люди бы совершали прогулки и спортивные пробежки с последующим купанием в реке…

Гуляли час с небольшим, а по возвращении домой ощущение было такое, что мы субботу-воскресенье провели за городом на даче.

Теперь всегда, проезжая по мосту через пойму Тузлова, я с непонятной тоской смотрю в степную даль, где мы дышали и не могли надышаться. Если говорят, что это пойма реки, склонная к затоплению, напоминаю, что есть такая страна, называется «Нидерланды», Низкая Земля. Она расположена ниже уровня моря, тем не менее в Нидерландах есть все: набережные, каналы, парки, пляжи, и это продолжается уже несколько веков. Если в результате внезапного таяния ледников Антарктиды поднимется уровень Мирового океана, Низкую Землю зальет. Но пока заливает Краснодарский край, Алтай, Дальний Восток, Чехию, Таиланд, а Нидерланды – тьфу, тьфу, чтоб не сглазить…

У нас же по другую сторону моста в той же пойме начинается грандиозное строительство. Ну не решили же инвесторы просто утопить свои деньги! А сколько людей построили свои дома в пойме реки, без разрешения, вопреки здравому смыслу, и проживают там всю свою единственную жизнь. За тридцать лет, что я живу в Новочеркасске, вода в пойме стояла лишь однажды.

А обычно это просто степь, поросшая травой, несколько оазисов-рощиц и речка в зарослях камыша. Как здорово было бы съехать с моста, расположиться в тени, выпить в кафе бокал холодного шампанского или чашечку зеленого чая, пройтись по тенистым аллеям, ивовым или вязовым, а может, тополиным или кленовым, а может, каштановым…

ТУДА  И  ОБРАТНО  ЧЕРЕЗ  ТОЧКУ  НЕВОЗВРАТА

Другое дело, что ситуация на наших водоемах «очень серьезная по загрязнению вод». Это говорит профессиональный эколог Галина Степановна Чванова, которая два десятка лет занималась сточными водами в лаборатории одного из новочеркасских заводов, а сейчас работает в Общественной палате Новочеркасска. В ходе беседы с профессионалом такого уровня я уяснила, что

данным ВЕДОМСТВЕННЫХ лабораторий по контролю за сточными водами доверия не было и нет. Хотелось бы более объективной информации.

В поисках объективной информации две недели пыталась отловить сотрудницу Центра санэпиднадзора Новочеркасска. По телефону специалист отвечала через раз, в руки не давалась, навстречу не шла. И меня осенило: да зачем же я мучаю эту женщину, она-то тут при чем?

Санэпиднадзор, что ли, наши реки загрязнил?

Ведь достаточно просто зачерпнуть стеклянной банкой воды из Аксая в районе бывшего городского пляжа, и станет ясно, что добровольно сюда никто купаться не сунется.

«Наберешь воды – она как из лужи, черная, никаких анализов не надо», — подтверждает Галина Степановна.

Не говоря уж о природном индикаторе – исчезновении промысловой рыбы, и не только пресловутого осетра, но и других пород, если они чуть более ценные, чем гибрид!

В городе, переполненном крупнейшими производствами, должна быть НЕЗАВИСИМАЯ  ВНЕВЕДОМСТВЕННАЯ экологическая служба по контролю за сточными водами предприятий, содержание которой стоит возложить на могучие плечи наших промышленных монстров.

Заводские лаборатории — очень содержательные. Каждая из них закупила аналогичные приборы. Этим оборудованием можно было бы оснастить несколько региональных Центров по контролю за сточными водами. А уж тем более единый Центр в нашем городе.

Но на предприятиях скажут: «А зачем нам это нужно? Если у нас не работают очистные, данные будут плохие. А когда отремонтируем, и будет все в порядке, тогда нам это тем более не надо».

А жизнь в конце концов заставит это сделать. Вода дала нам жизнь, она же может ее и отобрать.

Экологи констатируют, что ситуация с реками практически достигла точки невозврата. Русла заиливаются, зарастают, берега разрушаются, качество воды снижается до уровня городской канализации…

Виноваты в этом не только промышленные предприятия, но и жилищно-коммунальное хозяйство, и агротехнические мероприятия, и вообще все то, что называется «антропогенной нагрузкой» на реки.

Вычитала в Интернете: чтобы полностью очистить русло реки Тузлов, нужен один миллиард рублей.

По областной Программе очистки малых рек (пока расчистили русла нескольких речек, в общей сложности всего восемь километров) на ВСЕ водохозяйственные мероприятия в донском бассейне в прошлом году было выделено меньше трети этой суммы.

Скинуться всем миром на Тузлов — тоже не вариант. По самым скромным подсчетам, это будет по десять тысяч рублей с каждого сознательного носа…

ГОРОД  КРАСИВЫЙ,  И  НА  ТОМ  СПАСИБО…

Галина Степановна Чванова:

—  А пока, чтобы не допустить полного уничтожения природы, должны быть заповедные зоны, где ничего нельзя строить. И пусть у них будут собственники, чтобы ухаживали, чтобы содержали, чтобы сохраняли.

И если направление статьи — условия жизни в нашем городе, то тема должна быть шире, чем только пляж. Наша задача – сделать город пригодным для жизни. Горожане озабочены средой, которая нас окружает. И пусть к нам прислушаются. Дворы жилых домов сейчас забиты машинами, а пойти с детьми некуда. Где же культурно отдыхать с детьми? Что дети видят вокруг себя?

Хоть город красивый, и на том спасибо.

Вот что надо сделать, чтобы привлечь туристов? Сделать его привлекательным для нас, жителей, и туристам здесь будет точно хорошо.

ЧТО  НАМ  МЕШАЕТ  ИДТИ  ДАЛЬШЕ?

Андрей Резник, депутат городской Думы:

—  Новочеркасск, город-донор, расплачивается  своим здоровьем. В черте города – заводы-гиганты: НЭВЗ, НЭЗ, ГРЭС, «Нефтемаш». Они вернулись к жизни, они загрязняют атмосферу, а платят крохи, и то — только ГРЭС, остальные ничего не платят. Большая часть денег уходит в федеральный бюджет. Если бы нам оставалась хотя бы половина, мы уже могли бы рассчитывать, на что содержать город. А так — обливаемся слезами.

Все любят свой город. Каждый считает его своим домом, хочет, чтобы он был красивым и чистым. Но если власть мало внимания уделяет культуре проживания в городе, то жители — еще меньше. Хочу обратить внимание на культуру проживания жителей. Было время, я и сам внимания не обращал, и тоже выкидывал мусор куда попало, лишь бы с глаз долой, а теперь уже несколько лет даже спичку мимо урны не брошу. Эту простую культуру нужно и прививать, и насаждать.

Парадоксально, но в городе нет службы, которая бы ухаживала за зелеными насаждениями. Поле деятельности отдано коммерческим структурам, чтобы были тендеры, здоровая конкуренция. А на деле все получается, как всегда. Чтобы конкурировать, надо предлагать услуги по низкой цене. Но низкая цена – это низкое качество: задержки по срокам, неисполнение, некачественные материалы, нарушение технологии. За копейки нельзя получить качественные услуги. Лучше законно отдать соответствующие деньги. А то выглядит, как положено, а на самом деле – подделка. Лучше сделать раз и навсегда, и на 50 лет забыть и не возвращаться. И можно будет идти дальше! Но у нас получается ежегодное латание дыр.

ПО  ЗАМКНУТОМУ  КРУГУ

Андрей Резник тоже предлагает полюбить свой город сначала нам самим. Ничего не выйдет, если наш город будут любить только депутаты или чиновники, а мы сами — только позволять его любить…

—  Однажды ко мне приехали друзья. Помыкавшись по городу, мы обнаружили, что в Новочеркасске некуда податься. Приехали в Старочеркасск, остановились на берегу Дона. Чистый пляж, беседки, навесы, мангал. Было это осенью, накрапывал дождик. По Дону баржи проплывали. Мы сидели в беседке, жарили шашлыки. Заплатили сторожу по таксе: беседка — 500 рублей, мангал — 200 рублей.

Наши деды спроектировали красивый, удобный город.

В каждом микрорайоне есть парк – в центре города, на Октябрьском, на Соцгороде. И есть территории, которые могли бы стать парками. Но «Магниты» появляются, а парки — нет.

Может, нам всем не хватает активности и настойчивости в выражении своих устремлений? За один депутатский срок так просто не изменишь отношения к своей стране. Большинству не нужно ни лучше, ни хуже — ничего не надо. Активная часть – это две тысячи человек, они и приходят на выборы, а в городе живут 170 тысяч. Люди ждут, что власть все поменяет, а власти это не надо. Замкнутый круг.

ЧИСТО  ЭЛЬДОРАДО

—  В нашем засушливом климате нужна зона отдыха по типу Эльдорадо, тем более что наши природные условия гораздо привлекательнее. Чтобы построить и содержать зону отдыха, нужны деньги. Где их взять? Либо в бюджет заложить, либо сдать территорию в аренду. Бюджетные деньги — это ничьи деньги. У каждого места должен быть хозяин. Если пляж будет грязный, никто не придет отдыхать, а деньги потрачены, их надо возвращать.

Это реально. Огораживаем территорию, заключаем договор аренды на 50 лет. Земля не должна быть продана, но сдать ее в долгосрочную аренду — это нормально. Задействуем земснаряд, завозим песок, строим беседки, и можно выезжать на шашлыки. Собираем деньги и содержим инфраструктуру.

Агентство инвестиционного развития Ростовской области ищет инвестиционные площадки и инвесторов. То же надо делать и в Новочеркасске. Взяли карту города, посмотрели, где свободная земля, где можно построить парк, зону отдыха, пляж, магазин, торговый центр, все, что представляет интерес для частного бизнеса. Город выставляет свое богатство на торги, а бизнес предлагает свои решения. Хозяйский подход. Найти хозяина, и чистота будет. Пройдет время, и вложенные деньги заработают.

ПОСАДКА  ДЕРЕВЬЕВ  —  ЭТО  ВОЛШЕБСТВО  И  КОЛДОВСТВО…

Сергей Сергеевич Таран, декан лесохозяйственного факультета Мелиоративной Академии:

—  Город находится в зоне экологического риска, которую создают действующие промышленные предприятия, но санитарно-защитные зоны отсутствуют. Дикие степные дебри вокруг заводов не несут защитной функции.

Весь город Новочеркасск должен быть в санитарно-защитных зонах.

НАШИ  ДЕРЕВЬЯ  НЕТРЕБОВАТЕЛЬНЫ  И  НЕДОЛГОВЕЧНЫ

—  С чего же нам начать? На мой взгляд, сначала сделать инвентаризацию зеленых насаждений: сколько их, в каком состоянии. Так поступает хозяин. Потом нужно восстановить то, что было посажено в послевоенные годы. Эти древонасаждения не несли эстетической функции. От них требовалось самое элементарное озеленение для комфортного проживания, никакого отношения к эстетике и долговечности не имеющее. Это тополя, вязы, ясени, акации. Они быстро растут, нетребовательны, но недолговечны.

Только ленивый не ругает наши тополя. Я всегда говорю: назовите мне пять причин, по которым надо удалять тополя, а я вам назову десять, по которым их нужно оставлять. Тополя нужны городу, их нужно осознанно высаживать. Все не любят, когда они пылят. Но среди них есть мужские и женские особи, и надо просто высаживать те, что не пылят. Город стоит на воде, а тополя действуют, как живые насосы: испаряют влагу. Другое дело, что они посажены в 50-е годы, значит, им уже больше шестидесяти лет. Тополя, акации, ясень ланцетный — они завершают свою жизнь к этому возрасту. А в городе их жизнь еще более короткая. По Просвещения от Московской до Пушкинской сделали инвентаризацию и выяснили, что нужно удалять каждое дерево: упадет не «скоро», а завтра.

ПЛЮС – МИНУС  НАРОД

—  В рамках концепции и стратегии озеленения можно выделить два взаимодополняющих пути решения:

создание специальных объектов ландшафтной архитектуры – парков, скверов, защитных зон, и реставрация  и реконструкция существующих по специально разработанным проектам специальными организациями.

Сейчас происходит работа по восстановлению озеленения Новочеркасска методом народной стройки. К сожалению, сегодня мы имеем дело в большей степени с отрицательными последствиями этого метода.

Но даже в нем есть свои плюсы.

Если результат я оцениваю, как не очень хороший, то восхищен массовостью празднования Дня древонасаждений. Много оказалось желающих, которые проявили активность в посадке деревьев. Наш факультет два последних года тоже принимает в нем участие.

ПРИЖИВАЕМОСТЬ  —  ВОТ  ПРОБЛЕМА

—  Год от года есть улучшения, но результаты пока далеки от идеала. Например, на первый День древонасаждения не приобретали посадочный материал, а просто накопали.  Это грубое нарушение стандартов, и посадка таких саженцев — труд, зарытый в землю. А в прошлом году посадочный материал купили за деньги в питомнике.  Администрация закупила около 5 тысяч саженцев. Согласовали с нами породы – клены двух видов, липы двух видов, тополя, кустарники нескольких видов. Материал очень качественный. Но принялись 35-40 процентов. Приживаемость – вот проблема. День древонасаждений нельзя сделать с наскока. Объекты нужно готовить к посадке. Поэтому уже зимой надо начинать планировать День древонасаждений, учесть ошибки прошлых лет и сделать все как можно лучше. По правилам за каждым саженцем нужно ухаживать два года, а может быть, три. Поливать два года систематически. Но при существующей системе торгов и аукционов фирма, выигравшая тендер, поливает уже засохшие саженцы. Хотелось бы, чтоб ранней весной проводились аукционы на КОМПЛЕКСНЫЕ уходные работы за древонасаждениями.

ФАКТОР  ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО  УЧАСТИЯ

—  Невозможно сделать массовые высадки за один день. Поэтому нельзя привязывать все к одному дню. Надо сделать «зеленую неделю». И подготовка должна быть поэтапной, поскольку посадочный материал нужно привезти, сохранить и подготовить для посадки. При очень массовых посадках неизбежны потери. Пять тысяч саженцев в прошлом году привезли и прикопали, пока ямы готовили. По Ермака за неделю все ямы выкопали, а в пойме не успевали. Поэтому экскаватор и накопал ямы, и закапывал их. Но для качества посадок очень важен человеческий фактор. Посадка растений — это волшебство и колдовство. Наши студенты, у которых «тяжелая рука», даже не допускаются к посадке, а только носят ящики с растениями и воду.

И  СНОВА  «КРАСНАЯ  ВЕСНА»

—  Бесспорно, роща является нашим достоянием, хотя и нет у нее статуса — парка, лесопарка. Сохранить и продолжить нормальное существование рощи — наша задача. Но на сегодняшний день она не выполнима. Функции, которые могла бы выполнять роща, утрачиваются. Роща начинает распадаться. Полог имеет непрезентабельный вид лесной чащи. Срок жизни деревьев подходит к концу, они начинают падать, ломаться на корню; многие уже лежат.

Без сомнения, в городе отсутствуют парки культуры и отдыха. Роща может и должна стать парком. Есть предложения, чтобы проект разрабатывали вместе с архитекторами и наши ученые и студенты. Проектирование объектов ландшафтной архитектуры должно выполняться всеми специалистами в содружестве. Концепция будет вынесена на суд города. Проблема, как это воплотить в жизнь. Проект этот крайне дорогостоящий.

И это планы на перспективу, на ближайшие десять лет.

ГДЕ  РОЖДАЮТСЯ  ДЕРЕВЬЯ

—  А мы живем сегодня и хотим, чтобы жизнь уже сейчас начала преображаться. Чтобы улучшить состояние рощи, удалить умирающие деревья и подсадить молодые, чтоб сохранить существующий ценный лесной массив для решения таких крупных задач, как озеленение  Новочеркасска, в ближайшее время возможно создать муниципальное предприятие, штатные сотрудники которого производили бы работы по возрождению рощи. А наши студенты будут посильно помогать.

И сколько можно платить деньги в Азовский питомник?

К прошлому Дню древонасаждений накупили деревьев на 500 тысяч рублей. Своевременно и правильно было бы создать в окрестностях нашего города специальное предприятие для выращивания посадочного материала. Заложить ПИТОМНИК силами наших студентов и городских жителей можно было бы на территории Октябрьского района в Персиановке на двадцати гектарах свободной земли. Мы можем поделиться знаниями, но не под силу учебному заведению в одиночку поднять такой дорогостоящий проект. А вот с администрацией могли бы такое предприятие организовать и использовать инновационные методики выращивания разнообразного посадочного  материала.

ЛИРИЧЕСКИЙ  ДИЗАЙН

—  А город можно украсить цветущими кустарниками.

Кроме общеизвестных и любимых — сирени, жасмина, черемухи, есть такое  растение «церцис европейский», или «иудино дерево», которое уже растет на Красном спуске. Ветки его усыпаны ярко-малиновыми цветками.

Крайне осторожно нужно использовать хвойники, несмотря на то, что хорошо растут. Нужно очень четко выбирать их соответствие архитектурному облику здания и смысловой нагрузке композиции, а также условиям произрастания. Сосны имеют четко выраженную форму, не формируют полога, не смыкаются кронами, придают торжественность и строгость композиции. Высаживаются возле администрации и абсолютно соответствуют назначению объекта. То же самое можно сказать о посадках хвойных возле памятников павшим воинам, как елей, так и сосен. Это как своеобразный строй солдат. В то же время хвойники не совсем соответствуют лирическому духу соразмерных человеку памятников. В таких местах лучше смотрятся березки, плакучие ивы, у которых форма кроны лирическая. Все эти деревья хорошо растут, но их нужно поливать…

И  ЕЩЕ  ОДНА  ПРОГУЛКА

Вместе с Виктором Куликовым (горным туристом, альпинистом), который сейчас в Эколого-биологическом Центре  преподает детям любовь к родной природе, и Владимиром Лагутовым, ученым, экологом, который даже не нуждается в представлении, мы проехали к ближайшим прудам. Пруд в роще «Красная весна», рядом с туберкулезным санаторием, — просто клоака. На этом остановлюсь из уважения к его прошлому, когда по чистой родниковой воде скользили весельные лодочки с выздоравливающими пациентами. Второй пруд каскада полон воды, берега в зелени,  дышится рядом с ним легко…«Как же здесь хорошо», — только и успела сказать я, но Виктор привел нас сюда, чтобы показать, как начинаются локальные экологические катастрофы. Из пруда вытекал грязноватый, плоховато пахнущий ручеек, берега его были покрыты белым сомнительным налетом. Мы прошли вдоль русла, но до третьего пруда, сказал Виктор, идти смысла нет. Пруда уже просто нет. Вода ушла (я бы на ее месте тоже ушла) сама или ее кто-то выпустил…

Не ведаем, что творим.

На обратном пути заехали в рощу. На «майдане» прочли плакат: «Вместо экологии – туберкулез и онкология?» и листовку «1 дерево = 1 жизнь человека»…

Мы живем в городе профессиональных ландшафтных дизайнеров, образованных, молодых и продвинутых депутатов и любящих родную природу жителей. После интервью с деканом захотелось поступить учиться на лесфак, а после разговора с депутатом пришлось признать, что сегодня наша городская Дума работает в одном из своих самых сильных составов. А новочеркассцы, с этим не поспоришь, знают толк в посадке растений, любят это дело.

У армян есть такое поверье: посадил дерево – прибавил себе год жизни. Защитники рощи написали на плакате: «Одно срубленное дерево – минус одна человеческая жизнь».

Марина  КОРВЯКОВА.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Марина Корвякова
Комментарии (0)

Добавить комментарий