Сегодня: 22 сентября 2017, Пятница

Я мало знал этого человека, встречался с ним несколько раз, видел его выступления на концертах в еврейских центрах, слушал его чудесные песни на идиш в youtube и писал о нем статьи. Вот одна из них, написанная несколько лет тому назад.

Приключения поющего раввина

Для начала представлю вам, уважаемые читатели, кто еще не знает одного интересного человека. Это — известный в Нью-Йорке Пинхас Бобровский, поющий раввин. Он руководит синагогой и созданной им одноименной еврейской общиной «Дархей Авосейну» для русскоговорящих американцев, дает концерты и уроки Торы в Нью-Йорке, в других штатах Америки и за ее рубежами, в том числе и в России, пишет статьи в разные газеты.Мне стало известно, что популярный и авторитетный раввин Бобровский недавно побывал в России и там с ним случились некие, мало приятные события. «Так что же произошло, господин Бобровский?» — спросил я на днях у него. «Недавно при содействии Российского Еврейского Конгресса (РЕК) я выезжал на две недели с 28 февраля в Россию. Выступил в Москве, в Брянской области в городе Новозыбков, что на границе с Беларусью. В Москве я решил поработать 3 дня – посетить РЕК, побеспокоиться о том, чтобы он выделил какую-то помощь еврейской общине Новозыбкова и общине Брянской области. Поздним вечером второго марта в мой номер гостиницы «Измайловская» постучали. Я открыл дверь -на пороге стоят четыре человека, представившиеся как сотрудники службы безопасности. Правда, какой такой и чьей службы безопасности сказать не удосужились. Попросили мои документы и изъявили желание поговорить в номере. Я спросил незваных гостей: «На основании чего я должен давать документы и о чем вы хотите со мной говорить?». В номер этих «сыщиков» без ордера или других разрешительных документов гражданин США и России Пинхас Бобровский, конечно же, не пустил. Одно только обстоятельство могло их действительно заинтересовать — получая российский паспорт, он попросил внести в него свое еврейское имя, которое, естественно, отличается от американской записи. Уважаемые читатели, далее приготовьтесь к чтению самого настоящего детективного романа, еще не изданного, поэтому пока под условным названием «Приключения раввина в России». Пинхаса пригласили в специальную комнату, где находились еще двое спецсотрудников, и объявили, что его телефонный номер нашли в записной книжке террориста. Правда, американского номера неизвестные секьюрити, видимо, просто не знали, а номер сим –карты(Sim-card), которую по приезде в Москву, прямо в аэропорту, купил наш герой, узнать было несложно. К сожалению, наш молодой друг, не имевший до этого случая опыта подобного общения, не позвонил в американское консульство и продолжал сражаться один против окруживших его со всех сторон шестерых бойцов “невидимого фронта”, записывая, правда, весь, не иначе как допрос, на свой смартфон. Далее попросили предъявить оба паспорта. Ему сразу сказали, что запись его имени в российском паспорте можно легко подделать и еще многое чего сказали о том, что можно.., постоянно пытаясь уличить гостя во лжи. На просьбу раввина показать собственные документы, шестерка чуть ли не хором ответила: «Вот так всегда вы на вопросы отвечаете вопросами. Хорошо же вы устроились, въезжаете по одному паспорту, уезжаете по другому…И ваша родина уже не здесь, а там…». Двое из «дознавателей» все же издали показали свои корочки и приступили к изготовлению копий паспортов. А господин Бобровский, воспользовавшись паузой, надо отдать ему должное, все же умудрился позвонить в РЕК, где искушенные в методах работы российских правоохранителей люди пояснили ему, что от него, вероятно, гостиничные охранники хотят получить деньги-всего то делов, и настоятельно рекомендовали забрать пас- порта и идти в номер. Во время выполнения своей программы по городу Новозыбкову Пинхас после заключительного проведения Шаббата в местной общине направился домой и услышал крик своей любимой бабушки: «Пинхас, к тебе приходили!».pinhas-polonsky--11-13
Раввин вернулся к бабушке, а новые гости,теперь уже новозыбковские, — тут как тут. Их попросили, на основании обретенного горько опыта, предъявить документы и пояснить причины такого вояжа в провинцию. Ответ был коротким, как в добрые старые советские времена — поступил сигнал. (Перед глазами бывшего советского мальчика, который в 10 летнем возрасте вздумал соблюдать еврейские традиции прошли картины после подобных «сигналов», неприятности в школе, просто издевательства и повсеместный государственный антисемитизм. Как бы машина времени перенесла его туда в СССР. А ведь дело происходило в современной России…можно считать эти строки заготовкой будущего сценария Авт)На этот раз это уже были оперуполномоченные госбезопасности из Брянска в сопровождении местного молодого спеца, который решительно не понимал, чем ему заняться в этом спецзадании и как ему разобраться с поющим раввином. Внизу, возле подъезда бабушкиной хрущевки (где всегда все слышно), стояла патрульная машина и два милиционера, уже почти полицейских, спрашивали нетерпеливо друг друга: «Ну, кода брать-то будем?». Бабушка была в предобморочном состоянии. В таком же состоянии были сбежавшиеся с этажей соседи. Кстати, город Новозыбков находится во второй зоне радиационного загрязнения после Чернобыльской катастрофы и им, вместе с 86-летней бабушкой раввина, только этого «цуреса» на голову не хватало. А вот и «хэппи энд» уже приблизился. Такая же процедура ждала Пинхаса в аэропорту перед самым вылетом в США. Он волновался, когда служащий пограничного контроля дольше, чем обычно, изучал его документы, уходил куда-то, возвращался и снова уходил. Наконец, добро на вылет было дано. Вот такой сюжет этой истории. У него может быть продолжение, потому что раввин Бобровский собирается еще приезжать в Россию – там у него родственники, коллеги по еврейской работе, почитатели его таланта и просто друзья.

Несколько месяцев позже я был приглашен одним раввином в синагогу Пинхаса в Бруклине, и там снова были какие то неприятности: власти опечатали основные помещения синагоги: то ли за неуплату чего то там, то ли еще по какой причине. И снова я видел волнующегося Пинхаса, снова ему предстояло решать проблемы и уже никаго времени и настроения не было рассказать, что же произошло на этот раз. Договорились встретиться позже, чтобы продолжить приключения поющего раввина.
Увы, продолжения не будет. Раввин умер. В тот вечер, когда мне позвонил Яков Билык — человек, с которым с большим удовольствием общаюсь уже скоро 10 лет, и сказал о печальной вести, я до глубокой ночи слушал снова и снова песни в исполнении Пинхаса Бобровского («Бессарабия», «Мамеле», «Ингеле нит вейн» из репертуара Berry Sisters, «Кумушка», его интерпритацию на идиш «Love Story» Френсиса Лея и многие другие). Может быть, найдутся добрые люди, которые организуют вечер памяти раввина и музыканта? Ему было всего 38 лет, четверо детей остались без отца, а знающие его евреи и не евреи тоже — без таланливого, веселого, нужного всем , щедрого душой человека . Остались его добрые дела, диски с еврейскими песнями и благодарная людская память.
Талмуд рассказывает, как однажды Рабби Берок пошел на рынок. Неожиданно перед ним появился пророк Ильягу. Рабби спросил:
-Попадет ли кто из этих людей в Мир Грядущий?
-Нет,- ответил пророк.
Через некоторое время он увидел двух мужчин, идущих мимо. Ильягу произнес:
-Эти двое достойны Мира Грядущего.
Рабби догнал их и спросил, чем они занимаются.
-Мы комедианты, — ответили они, мы веселим тех, кто в печали. К тому же, увидев, что двое ссорятся, мы стараемся их помирить.(Та’наит. 22а).
Рабби Пинхас тоже веселил и мирил людей, неся им свет Торы, и он тоже достоин Мира Грядущего. Он был одним из тех самых не многих людей, которых нам всем так не хватает, особенно в трудную минуту. Теперь таких людей на Земле стало на одного меньше.

Анатолий Ясеник


Анатолий Ясеник
Комментарии (0)

Добавить комментарий