Сегодня: 18 октября 2017, Среда

Как то так сложилось, что мое отношение к цыганам и , как следствие, к цыганской музыке, было не очень позитивным. Все началось с того, что в где то в середине семидесятых моя любимая и единственная теща Пивоварова Екатерина Васильевна (царство небесное) ушла на пенсию . А служила она верой и правдой в городском финансовом отделе Новочеркасского горисполкома заместителем. Поскольку с детства ко всякому физическому труду матушка жены была приучена, то она сходу перешла на дачный образ жизни: выращивала цветы, фрукты, овощи, зелень и обеспечивала этим добром нашу семью, да еще и продавала цветы прямо на центральной улице Московской, недалеко от дома, где жила и в котором устроила свадьбу своей единственной дочери. Однажды , в дверь этого дома постучали. Экс — завгорфинотделом гостеприимно открыла дверь — на пороге стояли трое цыганок, одна из них держала на руках грудного младенца. Цыганки попросили пустить в дом, чтобы перепеленать малыша. А дальше — у хозяйки дома, все проходило, как во сне: цыганки разместили ребенка прямо на пороге прихожей, причем Екатерина Васильевна оказалась в коридоре, а они — в квартире, отделившись от нее лежащим, плачущим ребенком. Короче, квартира была полностью обворована, в том числе и были украдены деньги, которые пенсионерка собрала за несколько месяцев тяжкого дачного труда. Надо ли говорить, как она переживала произошедшее. Помню — почернела, почти не разговаривала, долго отходила от «визита гостей». Второй, подобный случай произошел несколько позже. Там же, в Новочеркасске после приезда из длительной командировки в Армению, я открыл многопрофильную коммерческую фирму и довольно успешно занимался строительством. В фирме трудился на организационной и кадровой работе майор КГБ в отставке Владимир Иванович, фамилию не помню. Однажды мы поехали с ним по делам в ростовский аэропорт. Я припарковал машину и пришел на место, где меня должен был дожидаться подчиненный. К своему изумлению я увидел его, бледного, как мел, окруженного буквально толпой цыганок, которые молчаливо выворачивали его, что называется, «на изнанку»(и это все на глазах сотен пассажиров, встречающих-провожающих и милиционеров). Изо всех сил я вырвал Владимира Ивановича из цепких рук напавших и вот что он поведал, отдышавшись. » Одна цыганка предложила погадать, я согласился, она вынула какое то зеркало, сняла волосок у меня с головы и остальное я не помню. Видел только, что их набежал целый десяток, и они полезли по моих карманам.» Исчезли деньги и документы Владимира Ивановича, цыганки тоже куда то подевались…Скажите, пожалуйста, уважаемые читатели как я мог относиться после всего этого к цыганам?. Но одного цыгана , я как любитель музыки, все таки очень уважал. Это был и остается Алеша Димитриевич. Может быть, причиной тому был его потрясающий и неповторимый голос, необычайно свежая, своеобразная и современная манера пения. Особенно трогательны короткие вставочки типа «что ты?» , «хоп-хоп», «расскажи мне, Алеша», » говори -разговаривай, Россия», всего не перечислишь. И поэтому песни Алеши исполнялись каждый раз по новому, с новыми нюансами. И это совсем не то, что пытается «делать под Алешу» Гарик Сукачев… Журналист «МК» Марина Райкина писала в 2006 году в интервью с женой Алеши: » Этот цыган не был похож на цыгана в своем пении. Голос зазнобисто не дрожал, не выводил рулады и не рвал страсть в клочья. Да и репертуарчик у него был еще тот — уличные, хулиганские песни, одесский блатняк, который цыгане просто не брали. Но больше всего поражала его манера — он как будто добавлял в песни свинга, от чего они были ритмичнее и блатняк звучал культурно. А тембр его голоса такой мужской, глубокий, но с хрипотцой».
Итак, Алёша Димитриевич (настоящее полное имя Алексей Иванович Димитриевич -23 марта 1913, Россия — 21 января 1986, Париж) — известный цыганский артист и музыкант. Он родился в Санкт Петербурге в семье цыган-музыкантов. Отец создал цыганский ансамбль из певцов и танцоров и организовал турне по всей России. У Алеши было три старших брата Иван, Николай и Дмитрий и две сестры — Валя и Маруся. Каждому из детей в ансамбле предназначалась своя роль певца, танцора или музыканта, Алеша должен был стать танцором и гитаристом. В начале Гражданской войны, в 1919 году Димитриевичи выехали во Владивосток а оттуда в Харбин — в Китай, с этого момента началась их эмиграция. Димитриевичи выступали в Японии, на Филиппинах, в Индии, в Греции, в Марокко, Испании. В 1929 году они переехали во Францию — сначала в Марсель, потом в Париж. Старший Димитриевич открыл здесь русский ресторан — кабаре «Золотая рыбка». В те годы Алеша много выступал. Он был незаурядным танцором и акробатом, его не раз приглашали выступать в цирковые труппы, коронным номером Алеши было двойное сальто. В русском Париже Алеша приобщился и к русской культуре. Впрочем, он и так никогда не забывал, что он Петербуржец. В 1940 году новая эмиграция. Теперь путь его лежит в Южную Америку. Ансамбль Димитриевичей выступает на подмостках театров Бразилии, Аргентины, Боливии и Парагвая, Спустя пять лет Алеша отделяется от семьи, он меняет профессии, много путешествует, танцует в знаменитом кабаре «Табарис» в Буэнос-Айресе. В 1960 году умер его отец, сестра Маруся, и вскоре, брат Иван. В эти дни из Парижа пришла весть от сестры Вали, она страдала от одиночества и звала Алешу к себе. Он приехал в Париж в 1961 году и вскоре начал петь. Ему было около пятидесяти. Редкий случай — рождение певца в таком возрасте. Но Алеша объяснял это просто. «Пение — это дар «. Дар, который в нем проснулся поздно, но развивался стремительно и ярко. В 1962 году с помощью известного писателя Кесселя появилась пластинка «Последние голоса цыган». На ней записалась Валя Димитриевич и Володя Поляков. Алеша им аккомпанировал на гитаре. Следующая пластинка вышла в 1968 году. На ней Алеша Димитриевич поет со своим другом Юлом Бриннером — известным голливудским актером . Третья пластинка вышла через два года: пластинка Вали и Алеши Димитриевичей. А в 1975 году по инициативе художника Михаила Шемякина была выпущена его «персональная» пластинка — на ней Алеша поет один. За эти годы Алеша стал широко известен во Франции. Его песенный репертуар с каждым годом расширялся. Это были и романсы на стихи Апухтина и Есенина, и шлягеры двадцатых годов, и песни об эмигрантской судьбе. Он исполнял романсы русских поэтов используя цыганскую гармонию, что давало необычайный эффект. Он пел в русских ресторанах «Царевич» и «Распутин», но подлинного Алешу можно было увидеть только на частных вечерах. Он преображался. Он был чудесен. Недаром у него было столько верных друзей, среди них были и знаменитости (такие, как Юл Бриннер, Омар Шариф, Марина Влади и тот же Иосиф Кессель) и молодые парижские музыканты, с которыми Алеша Димитриевич любил вместе играть, а также художники из «Третьей волны». В 1984 году Алеша совершил турне по Соединенным Штатам Америки, Он выступал в 12-ти городах, в основном перед русской публикой. Успех был полным. Были трогательные встречи с друзьями из первой эмиграции, которые помнили Алешу — танцора по Парижу и впервые слушали Димитриевича — певца …» Я беседовал об этих гастролях с продюсером Леонардом Левом, в то время, когда он руководил бруклинским театром «Миллениум»(сейчас новый хозяин театра сменил его название на менее звучное и довольно странное. Театр , в котом блистали Рэй Чарльз, Энгельберт Хампердинк, Глория Геймер, Владимир Спиваков и др. теперь называется «Мастер театр».). Он лично знал Алешу и говорил о нем только добрые слова, показывая фотографии и восторженные статьи о выступлениях певца в Америке. alyosa-dimitrievich-concert
В 1985 году у Алеши начались большие проблемы со здоровьем. Вероятно, он предчувствовал свою близкую смерть. За полгода до своей смерти, спев романс «Пора собирать чемоданчик», он всерьез повторил эти слова, а последний раз выступая в «Распутине» он пел Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Он скончался 21 января 1986 года. Отпевание состоялось в Свято-Александре Невском соборе, а погребенье — на кладбище Сент-Женевьев де Буа. На прощанье Алешины друзья — парижские музыканты — играли на кладбище его песни. В эти дни во многих русских домах в Париже звучал в динамиках голос Димитриевича, не умирающий голос Алеши. Дискография Алеши более, чем скромная — всего с натяжкой 9 дисков (правда, пластинки в нее входящие, давно стали редкостью: у меня, например, всего одна виниловая- 6 и одна CD -7 ):
1.1937. (пластинка Димитриевичей, которую практически невозможно купить)
2.1964. Валя Димитриевич и Володя Поляков: «Последние голоса цыган» (при участии Алёши Димитриевича)
3. то же, что и «Valia Dimitrievitch — Volodia Poliakof: Les derniers voix Tziganes» (Enregistrement supervise par Joseph Kessel)
4. 1967. Юл Бриннер и Алёша Димитриевич: «We are the Gypsies»
5.то же, что и Yul Brynner: «The gypsy and I» (Vangard 9256 79256)
6.то же, что и Yul Brynner: «Le Tzigane et moi» avec Aliocha Dimitrievitch, LP : 80386 Vangard VSD 79256
7.Валя и Алёша Димитриевичи «Valya & Aliocha Dimitrievitch» (12 песен, каждый исполняет половину)
8.1976. Сольный альбом Алёши Димитриевича по инициативе Шемякина
9.1996. Эмигрантское танго (2CD, два концерта)л
то же, что и Alesha Dimitrievich «Emigrate Tango»
Уж не знаю, смогу ли я собрать еще 7 пластинок, но очень хочется, может быть , еще и потому, что мое отношение к цыганам начало меняться к лучшему. Дело в том, что совсем недавно я познакомился с молодым цыганом — американцем Василием Янковичем, профессиональным певцом — тенором, предварительно прослушав его новый CD диск «Русские романсы и песни». Но об этом — в следующей части выпуска.
Анатолий Ясеник

Василий
С первых исполненных Василием, в основном популярных, романсов я услышал нечто новое, свежее и не похожее, на то, что слышал раньше в исполнении самых разных исполнителей. Там не было пресловутого цыганского размаха и удали, не было и грусти с характерным «завыванием». В пении Васи, кстати, отлично владеющего русским языком, присутствовали ненавязчивые , чуть уловимые цыганские интонации и от того его пение хотелось слушать еще и еще. Позже мы встретились и поговорили.
Сколько помнит Василий Янкович (Василий Романи — театральный псевдоним )себя всегда пел, начиная с раннего детства в родном городе Уфе, в цыганской семье гадалки и мастера скобяных дел. Мама хорошо пела, так что было у кого учиться. Позже стал петь на улице большого цыганского поселения, во дворе дома, где собирались с гитарами ребята постарше. Песни пели уличные, цыганские. Вскоре согласно специальной программы всем поселенцам выделили удобные, уютные квартиры . Учился в школе. А когда закончил 8 класс , решил поступать в городское музыкальное училище. И его приняли на специальности «Хоро -дирижерская» и параллельно в класс гитары. Немного позже в город на гастроли приехал театр «Ромэн». Театр объявил, что набирает студентов в студию для молодого поколения с последующим поступлением в саму Гнесинку. Василия приняли в эту студию. В 1978 году он приехал в Москву и начал учиться в институте имени Гнесиных. Было трудно, потому что у нового студента, как и у многих его 15 летних сверстников из разных уголков страны, не было музыкального образования, и ему приходилось брать уроки музыки, сольфеджио дополнительно и , к счастью, бесплатно. Увлекся курсом «Театр музкомедии» (Оперетта) и на нем много занимался актерским мастерством, танцем и пением. После окончания учебы Василий получил диплом «Артиста музыкальной комедии» и его зачислили в театр «Ромэн». Начал работать в основной труппе театра, играл разные роли, в том числе и несколько главных . Женился, родился ребенок. В театре в те годы блистала семья Жемчужных, режиссером был тогда и есть сейчас, через 40 лет, Николай Сличенко. Пришла повестка на службу в армию. Служил в ракетных войсках, но как то сразу стал востребован для художественной деятельности и, конечно же, для пения. Там служили очень интересные, творческие люди и офицеры и рядовые ребята .Однажды , должен был состояться концерт с присутствием больших военных начальников , и солдат срочной службы учебного подразделения сухопутной противотанковой батареи выступил очень удачно, и , вообще — делал успехи в пении. Командир его батареи видел успехи подчиненного и посоветовал попробовать силы в армейском ансамбле . Даже машину для этого выделил. Жена приехала как то в очередной раз в часть и с ней «совершенно секретно» с разрешения командира Василий поехал в Москву пытаться продолжить службу в ансамбле песни и пляски Московского военного Округа . Там он прошел конкурс и когда пришла директива выезжать для дальнейшего прохождения службы в Москву, выяснилось, что его не хотят отпускать. Он по прежнему пел в военном хоре. Командиры посылали способного солдата для выступлений на заводы, на самые разные предприятия и учреждения, тем более, что он не нуждался в аккомпаниаторе — сам отлично владел семиструнной гитарой. Пел цыганские, военные песни . На праздновании Дня 8 марта в 1987 году с большой группой генералов присутствовал генерал Волкогонов из штаба Первой ударной ракетной. Позже он стал заместителем Министра обороны. По этому случаю Василию для выступления выдали более новое обмундирование. После концерта он познакомился с самым молодым ,39 летним генералом армии и поведал ему свою историю. Генерал посмотрел Васины документы и «разобрался» с его вышестоящим начальником, который не выполнил московскую директиву. Через два дня Вася был уже в Москве. И вот — Ансамбль песни и пляски Московского военного округа. Лучшие артисты, которые сегодня выступают на мировых сценах репетировали с ансамблем и выступали с ним. Его назначили командиром взвода . Ансамбль (певцы, танцоры, музыканты) много гастролировал по стране и за рубежом -Англия, Франция, Италия. Дирижером ансамбля был Гордеев Владимир Петрович. Однажды он вызывает Васю и играет музыку к песне » Я живу на границе». Музыка была замечательная и песню надо было исполнить чуть ли ни завтра. Василий быстро ее разучил ,а петь надо было под оркестр в Колонном Зале Дома Союзов. Высокопоставленная публика, Центральное Телевидение, все дела…, весь генералитет. Это был первый слет солдатских матерей, воинов погибших в Афганистане. Там присутствовал последний маршал СССР , министр обороны Дмитрий Язов. Василий пел тогда на весь Советский Союз. К сожалению, его успешное выступление на руководство театра «Ромэн» впечатления не произвело. Для них это было неважно. Так уж получилась, что именно там в солдатской бригаде ансамбля, а не в родном театре у него появилась возможность выступать на лучших площадках Москвы и Московской области. И это были лучшие годы творчества. Потом вышел на более широкую эстраду и стал петь там. После окончания службы вернулся в театр «Ромэн». Выступал много, в разных ролях, но по всему чувствовал, что творческого роста у него в сложившейся атмосфере театра не будет . О том же ему говорили опытные артисты театра : «Василий, ты хороший актер и певец, но у тебя в нашем театре не будет будущего». И он покинул театр, а в это время началась пресловутая перестройка. Спустя многие годы, убедился, что правильно поступил: обстановка в театре и на сегодня такая же бесперспективная для роста молодых талантов. Однажды Василия пригласили выступить в Нью-Йорке. Он приехал, выступал на многих больших и маленьких сценах( Пел про приглашению миллиардера и мецената Доналта Трампа на презентации в честь Папы Римского…). Встречался с политиками(знаком с Сергеем Лавровым, в то время представителем бывшего Союза в ООН), художниками и режиссерами , пел для принца Альберта. Несколько раз , снимался в Голливуде(там встретился и подружился с Лари Кингом, с некоторыми кинозвездами), и …в итоге окончательно остался в Америке, хотя и здесь все было не так уж просто. Василий довольно прилично говорит на английском и это позволило в его репертуар с русскими, цыганскими и итальянскими песнями добавить и английские песни. Пел в ресторане » Русский Самовар», где собирались почаевничать Йосиф Бродский и Михаил Барышников. В 2000 году в течение трех месяцев занимался со своим педагогом по классу неаполитанской песни в Венеции. Определенную роль в становлении нового американца сыграл популярный в Америке музыкант и композитор Александр Журбин. В настоящее время певец завершает работу над первым CD диском «Русские романсы и песни». Необходимо отметить, что именно русские романсы Василию удаются особенно хорошо, хотя при этом довольно сложно в Америке добиться внимания постоянной публики и приходится много тратить времени и сил, чтобы петь именно то, к чему лежит душа. У нью-йоркской публики есть интерес и к русским и к цыганским песням, но выступает перед ней Василий редко и без особой системы. Без системы потому, что в Нью-Йорке много артистов , поющих на русском языке, и конкуренция достаточно высока. «Загрузкой» талантливого певца мог бы заняться профессиональный агент, но пока Василий, к сожалению, его не нашел. Артист в «свободном полете». Я говорил с Дмитрием Хворостовским об этой проблеме : он многие годы сотрудничает с одним агентом, проживающим в Лондоне, который расписывает его выступления на несколько лет вперед, с агентом Шарля Азнавура, без которого легендарный певец не делает ни одного шага. Повторю, у тенора Василия Янкович пока агента нет . И еще и поэтому он частенько «простаивает». Выступать же в так называемых «детских садиках» он не хочет. Его влечет профессиональная сцена и он тянется к ней. И я его понимаю. С другой стороны, возвращаясь к творческой биографии Алеши Дмитриевича, — настоящая певческая карьера у которого началась как раз с 50 лет, Василию Янковичу скоро, 28 августа , исполнится 50. Так что — есть на кого равняться!
Анатолий Ясеник
Фото автора и из архива Василия Янковича


Анатолий Ясеник
Комментарии (0)

Добавить комментарий