Сегодня: 24 июня 2017, Суббота

Свой первый исторический материал я бы хотел начать не главного героя повествования, а с себя. У меня всегда были проблемы с историей. Ну, не любил я с детства запоминать ненужные даты, имена и названия неинтересных для меня людей и событий. А тем более, что то там еще анализировать, искать, делать выводы…Дело дошло до того, что доцент кафедры истории(так она по -моему называлась в моем политехническом) госпожа Ребрина (ныне покойная), мама моего приятеля, колумниста, профессионального теоретика и игрока в бридж, короче, крепкого парня Сережи Ребрина, как то сказала мне: » Найдите в полном собрании сочинений А.П. Чехова рассказ «Она моя», и вы найдете в нем причину вашего устойчивого нежелания заниматься историей». Как сейчас помню, это было в 1960 году…Я не поленился, нашел этот рассказ в городской библиотеке. Он совсем коротенький:

МОЯ «ОНА»
Она, как авторитетно утверждают мои родители и начальники, родилась раньше меня. Правы они или нет, но я знаю только, что я не помню ни одного дня в моей жизни, когда бы я не принадлежал ей и не чувствовал над собой ее власти. Она не покидает меня день и ночь; я тоже не выказываю поползновения удрать от нее, — связь, стало быть, крепкая, прочная… Но не завидуйте, юная читательница!.. Эта трогательная связь не приносит мне ничего, кроме несчастий. Во-первых, моя «она», не отступая от меня день и ночь, не дает мне заниматься делом. Она мешает мне читать, писать, гулять, наслаждаться природой… Я пишу эти строки, а она толкает меня под локоть и ежесекундно, как древняя Клеопатра не менее древнего Антония, манит меня к ложу. Во-вторых, она разоряет меня, как французская кокотка. За ее привязанность я пожертвовал ей всем: карьерой, славой, комфортом… По ее милости я хожу раздет, живу в дешевом номере, питаюсь ерундой, пишу бледными чернилами. Всё, всё пожирает она, ненасытная! Я ненавижу ее, презираю… Давно бы пора развестись с ней, но не развелся я до сих пор не потому, что московские адвокаты берут за развод четыре тысячи… Детей у нас пока нет… Хотите знать ее имя? Извольте… Оно поэтично и напоминает Лилю, Лелю, Нелли…
Ее зовут — Лень.
Я не обиделся на столь прозрачный намек, но всегда вспоминаю эту историю, когда не хочу заниматься чем то, на первый взгляд, бесполезным. А вот к известным мне людям, которые любят историю, с удовольствием читают исторические книги, и сами их пишут, я отношусь с большим почтением. В Новочеркасске был да жил историк Евгений Кирсанов. Чем только он не занимался, попутно увлекаясь историей Донского края: был заведующим отдела агитации и пропаганды горкома КПСС, директором техникума, заместителем городского казачьего атамана Геннадия Недвигина. Он писал книги, публиковал статьи и всегда…славил власть предержащих. Особенно он отличился в славословии в адрес мэра-генерала Волкова. Перед уходом из жизни он издал огромный, красочный и достаточно дорогой фолиант истории Донского Края и города. Я встретил вдову Евгения в одном из полуподвальных книжных магазинов(их сейчас, благодаря все тому же Волкову, осталось — кот наплакал), куда она сдает это творение на продажу…Там же в Новочеркасске работал журналист , историк Андрей Данцев и продолжает дело отца профессор Андрей Данцев(в Америке бы написали Аndrew Danzev, Jr) , он же председатель редакционной коллегии энциклопедии «Новочеркасск», куда каким то чудом поставили и мою «историческую» персону. Всегда с удовольствием читаю краеведческие статьи моего бывшего преподавателя кафедры архитектуры Владимира Репникова и Саши Пряжникова, журналиста, писателя, бывшего активного автора моей любимой газеты «Вечерний Новочеркасск» Именно эта газета в 1999 году в издаваемой ею серии книжек-приложений опубликовала исторический очерк подполковника милиции Владимира Беляева «Управление справедливости». В Нью-Йорке, естественно, историков несравненно больше. Только список тех, кто в той или иной области занимался историей может быть весьма большим. Назову лишь писателя, поэта, философа Хаима Бейдера, журналиста Леонида Школьника(в настоящее время живет в Иерусалиме), Пейреца Гольдмахера, , автора книг и фильмов об истории создания с его участием почти всех еврейских общественных организаций Нью-Йорка, историка, автора множества исторических монографий и фильмов, ветерана Второй Мировой Дмитрия Маргулиса, писателя Владимира Опендика, исследователя еврейской генеалогии Валерия Базарова, правозащитника, писателя Виктора Снитковского, телеведущих Виктора Топаллера, Бориса Тенцера и , наконец, политического теле-радио обозревателя, журналиста, ветерана Второй Мировой, моего незабвенного друга Бориса Рабинера. Все это имена довольно известные(к сожалению, Хаима, Пейреца и Бориса уже нет на белом свете…), они постоянно на слуху. Я же хочу рассказать об одном самодеятельном энтузиасте-историке, который посвятил всего одному событию в истории горских евреев 25 лет жизни. Он не написал ни одной книги, не опубликовал ни одной статьи, о кино — я уже не говорю. И тем он для меня особенно интересен. Misha--2014Зовут его Мотнэ Михаил Ашуров, а я его для краткости и для удобства назвал «Миша», предварительно согласовав такой синтез. «У меня осталась главная, побудительная потребность в жизни, всего остального я достиг» грустно сказал мне недавно почти 90 летний Миша: «Я , как свидетель прошлых военных лет, хочу , чтобы как можно больше людей узнали правду о судьбе нашей общины, известной под названием «Еврейская Колонка», во время оккупации Нальчика». Родился Миша в городе Нальчике в 1926 году, а когда исполнилось 10 лет, пошел в школу и то, потому что записали его туда в нулевой класс две женщины, прямо на улице: родители Мишины были неграмотными(даже расписаться не умели) и ничего о начале занятий в школах даже не ведали( правда, детей нарожали аж пятерых, Миша — старший). В 1941 году перешел в шестой класс — началась война. Отец ушел на фронт, мама мальчика и в мирное время его не контролировала. 16 летний Миша оказался в оккупации да и еще и во власти улицы. О его мытарствах я расскажу как-нибудь отдельно. Кто мог предположить , что ровно через год немцы займут Нальчик? Мишины сверстники, наблюдая за оккупантами мечтали о скорейшем окончании войны, о времени, когда можно было вдоволь поесть просто хлеба…Миша работал на тяжелых работах — грузчиком, на скотобойне, и, конечно, не учился. Война закончилась, а хлеба все не было — наступил страшный голод. Кое как сам научился читать. Призвали в армию в 1949 году , четыре года служил в батальоне технического обеспечения в авиа войсках. После армии женился, у него, как и у родителей, родилось пятеро деток- 3 дочери, два сына. Работал в самых разных местах, содержал семью. За это время четыре сестры его жены уже жили в США. Конечно, Миша с семьей выехал к ним, и вот уже 25 лет является гражданином Америки. Все эти годы его терзали воспоминания об оккупации и все время он пытался понять, каким образом выжили в той страшной войне евреи Нальчика?. Немцы уничтожили евреев Украины, России, под предводительством генерала-фельдмаршала Листа, первого командующего группой армий «А»(Кавказ)начали уничтожать их на Кавказе, а вот в Нальчике произошло какое то чудо: евреев, в основном, оставили в живых. Рядом, в Ставропольском крае всего в 100 км от Нальчика, в селе Богдановка Степовского района 25 августа 1942 года расстреляли 472 горских евреев, у которых было много родственников в Нальчике. Как это произошло, ведь горские евреи, немного не похожи на обычных? Просто в Богдановке нашелся некий Федор Шифер, который сообщил об евреях в .комендатуру. Комендант запросил центр : «Здесь живут какие то люди, похожие на евреев, но смуглокожие.» Центр приказал: «Что белая собака, что черная — все одинаковы. Уничтожить!» Для выполнения задания было выделено 15 грузовых машин и взвод солдат. А жителям села было объявлено, что их эвакуируют из прифронтовой полосы в тыл, якобы в целях безопасности. Вечером 24 сентября прозвучал приказ: «В 4 утра следующего дня всем собраться у здания школы. С собой захватить все ценности и предметы первой необходимости. Громоздких вещей на брать». Был вырыт еще в 1930 году глубокий колодец при поисках воды, но он оказался безводным и позже его забросили. Евреям, привезенным сюда, дали лопаты и кирки и приказали расширить старую горловину колодца, пояснив, что здесь будут установлены пушки. Закончить работу несчастные не успели: заработали пулеметы и автоматы. Мужчин и женщин расстреливали и сбрасывали в колодец, детям мазали губы ядом и швыряли следом, младенцев бросали живыми…Одной из немногих выживших в той страшной трагедии была пятнадцатилетняя Алиса Призова. Ее спасла неизвестная русская женщина. Алиса и стала единственным свидетелем на суде в 1964 году, когда судили предателя Федора Фишера. Такая же участь постигла большинства горских евреев соседнего с Богдановкой поселка Менжинск.

-LIst

-LIst

Итак, начало уничтожению горских евреев было положено. 10 сентября 1942 года Гитлер освободил Листа от высокой должности и назначил на нее бывшего командующего 1-ой танковой армии генерал -полковника фон Кдейста. И когда был захвачен Нальчик(оккупация продолжалась с 28 октября по 31 декабря. 1 января немцев в Нальчике уже не было. Об этом историческом периоде, начиная с августа 1942 года на основании достоверных источников из архивов Германии и Советского Союза, подробно пишет Владимир Карпов), вопрос уже не стоял — 2, 5 — 3 тысячи горских евреев должны были быть уничтожены. Уже были составлены расстрельные списки . И тем не менее они не понадобились…»Как это случилось? Кто нас спас тогда? Неужели времени на хватило фашистам, как говаривали и продолжают утверждать некоторые «умники» и даже профессиональные историки?» — над этими вопросами долго и детально рассуждал Миша. Анализируя пережитое и позже прочитанное, он пришел к выводу, что за эти самые 64 дня произошли необратимые изменения. Зная особенности менталитета кавказских народов, немцы планировали на их базе создать саттелитную республику, для чего уже 6 декабря 1942 года в Кабардино-Балкарии был создан Национальный совет, во главе которого оккупанты поставили кабардинца, адвоката Селима Шадова.. К нему, памятуя о многовековых связях кабардинцев и евреев, с просьбой о защите и обратились горские евреи Нальчика. «И столько было надежды в их обращении, столько страданий и чувств!» говорит Миша,- «что Шадов близко к сердцу принял это прошение и немедленно отправился на встречу к только назначенному командующему группой войск «А» на Кавказе генерал-фельдмаршалу Эвалду Паулю фон Клейсту»

Kleist

Kleist

, который недавно, 2 ноября, подписал приказ, который обязывал солдат и офицеров помнить, что они находятся на Кавказе , а потому необходимо обращаться с населением осторожно, не затрагивать национальных чувств честь казаков и горцев, особенно уважать честь кавказской женщины. После войны Шадов подробно рассказал об своем походе к фон Клейсту историку, профессору Далину: «Ко мне, как к главе правительства, обратилась делегация горских евреев во главе с господином Маркелом Шабаевым. Они сказали мне, что части СС и СД составили списки всех горских евреев, обязывают их носить желтую звезду Давида, унижают их честь и достоинство., и они опасаются, что их , как евреев, ждет физическое уничтожение. По этому поводу я обратился непосредственно к фельдмаршалу фон Клейсту, находившемся в Кисловодске и к его представителям в Нальчике. Опасения горских евреев подтвердились — шла подготовка к их уничтожению в самом Нальчике и в окрестных населенных пунктах. Я заявил немецкому командованию, что горские евреи — это таты, они являются такой же, как и прочие горцы, народностью Кавказа и подобны кабардинцам и балкарцам. По моему настоянию была создана комиссия для изучения этого вопроса, члены которой посетили квартал горских евреев в Нальчике и убедились в том, что образ жизни жителей этого квартала ничем не отличается от образа жизни соседей. » В итоге фельдмаршал фон Клейст личным приказом от декабря 1942 года объявил горских евреев кавказским племенем, что отменяло составление на них расстрельных списков, они не должны были носить желтые звезды, им было разрешено создать национальный совет татов из пяти человек, включая Шабаева и Ханукаева. Выслушав подробный, взволнованный рассказ Миши и перечитав несколько принесенных им книг: Исторический сборник «Горские евреи. История, этнография, культура»,иерусалимского издательства ДААТ, документальная повесть Владимира Карпова «Полководец» и книга Вильгельма Тике «Марш на Кавказ», я спросил: «Так, может быть, господин Клейст заслуживает звания «Праведника Мира», как человек, спасший евреев?» «Да, я тоже так считаю» был ответ. -«Только Советская власть по своему оценила действия моих земляков по спасению евреев: их стали преследовать за сотрудничество с немцами. Был арестован Шабаев, потом его освободили , и он написал несколько книг. Жив ли сейчас — не знаю, а вот Селим Шадов недавно умер.» Итак, советскую и российскую власть не интересовал раньше и не интересует в настоящее время история спасения евреев Нальчика, и ею продолжает заниматься Миша . Мы частенько беседуем с ним, планируем организовать конференцию о судьбе еврейской общины Нальчика, и я с удивлением начал замечать за собой неведомое ранее желание как следует вникнуть в эту отдельно взятую, но так тесно связанную с историей Второй Мировой, тему. Впереди изучение документов, чтение книг, уже опубликованных и не всегда правдивых статей… Учитывая, что данная публикация — это моя первая проба пера на историческую тему — жду от вас отзывов, уважаемые читатели.
Анатолий Ясеник
Фото автора


Анатолий Ясеник
Комментарии (0)

Добавить комментарий