Сегодня: 17 августа 2017, Четверг

Справка:

Павел Демьянович Сафонов родился в 1926 году, а летом 1943 года, когда ему исполнилось 16 лет, был призван в вооруженные силы из Приморского края, где по распределению служил его отец. Павел Сафонов воевал на Дальневосточном фронте, солдаты которого сдерживали главную и самую многочисленную группировку сухопутных войск Императорских вооружённых сил Японии в годы Второй мировой войны. Павел Демьянович прослужил в танковых войсках до 1950 года, уже тогда оттачивая талант художника — рисовал маслом портреты сослуживцев. В мирное время работал на заводе НЭЗ. Поступил на заочное отделение в Московский художественный университет искусств. Окончил его с отличием. Входил в творческую группу знаменитого художника Николая Овечкина. Павел Сафонов собирает редкие сорта винограда, несмотря на преклонный возраст продолжает создавать картины для родных и близких. Многолетний труд и знание дела были отмечены благодарностями и грамотами. В том числе и Дипломом лучшего садовода-виноградаря Юга России. В семье Сафоновых выросли дети, четверо внуков и два правнука.

Что вас больше всего удивило в человеческих отношениях на Войне, что запомнилось? Сталкивались ли Вы с предательством?

— Больше всего мне запомнилось уважение друг к другу. Так было в военное время, так было и после войны. Служил я вторым номером на противотанковом ружье ПТР, а вес у него был немаленький — 23 килограмма. Действовать всегда приходилось по обстановке, ведь патронов выдавали мало, стоили они очень дорого. Были постоянные наряды,  рыли окопы на границе, охраняли склады, заготавливали лес и долбили ракушечник. Меня не раз выручала хорошая память и талант к языкам.

Мы были начеку, напряжение испытывали каждый день. Войска кидали в наступление, враги устраивали провокации, но нас спасала взаимовыручка.

Однажды дождливым сентябрьским днем пришлось доставлять важный груз — снаряды для танков. Шел бой, солдаты истратили запасы, а наши машины увязли в жиже и не двигались с места. Тогда я принял решение — подложить снаряды под колеса автомобилей. Все навалились, как один и ценный груз вырвали из грязи, а боеприпасы были доставлены вовремя!

Этой же осенью случилась со мной беда из которой не выбрался бы без помощи наших солдат. Дали задание доставить боеприпасы, но старенький мост не выдержал тяжелую машину со снарядами и провалился. На дворе ночь, а из оружия — лишь карабин, да граната. Время опасное,  то там, то здесь японские отряды ходят, а если обнаружат меня с машиной, то в живых точно не оставят. Выручили солдаты, случайно проезжавшие мимо. Хоть и торопились они, а нашли лебедку и вытащили.

Командовал нашей танковой бригадой подполковник Протасов. Очень любил солдат, называл сыновьями и берег. А мы ему отвечали взаимностью — уважали за искренность, человеческое отношение и требовательность к себе и подчиненным.  В послевоенное время командиры тоже по-отечески с нами обращались. Сослуживец во время построения не смог сдержать эмоции — расплакался, ведь его из части не пускали, а дома сиротами остались малолетние брат с сестрой. Я вмешался и сообщил приехавшему генералу, думая, что мне за такое поведение попадет. Но все обошлось — проверяющий поблагодарил, а парня того отпустили.

Приходилось ли испытывать во время войны отчаяние?

— Отчаяния я не испытывал. Время было холодное и голодное, но мы готовы были служить, отдавая все для защиты Отечества.

Какое самое сильное страдание вы пережили на Войне?

— Не раз приходилось быть на волосок от смерти. Остановились наши части на ночлег, поужинали. До этого были бессонные ночи и мы улеглись где могли: в танках, машинах, а десяток бойцов постелили брезент, да и уснули на земле. Мне там места не нашлось, поэтому взял шинель и пошел спать в ближайшие камыши. Это и спасло. На рассвете разбудили крики однополчан. Всех, кто остался ночевать под брезентом зарезали японцы.

Верили ли Вы в Победу?

— Хоть и трудно было, но радовались мы каждому положительному событию. Надеялись, что наши войска возьмут верх. Я верил, ждал, готовился. Надежда была всегда, она укрепляла воинский дух. Когда по радио сообщили о Победе, все, кто мог стоять на ногах, стали танцевать до исступления, кричать и радоваться. Я тоже пустился в пляс, танцевал тогда хорошо: исполнил чечетку. Меня переполняли гордость за наш народ и радость. Это был великий час для солдат Советской армии.

История Павла Демьяновича Сафонова

записана Юлией Манойлиной

Комментарии (0)

Добавить комментарий