Сегодня: 22 ноября 2019, Пятница

Глава Облкомстата Владимир Емельянов огласил перед журналистами итоги социально-экономического развития Ростовской области за 2003 год. При этом он действовал в полном соответствии со структурой, на которой построены многие анекдоты. Знаете, насчёт двух новостей, хорошей и плохой…

Первой, естественно, была озвучена хорошая новость о том, что объёмы промышленного производства в Ростовской области выросли на 4,8%. Эти показатели сложились в основном за счёт трёх отраслей — машиностроительного комплекса, энергетики и пищевой промышленности, поскольку именно они обладают наибольшим удельным весом в общем объёме промышленного производства.

Надо сказать, что традиционные локомотивы областной экономики поменялись. В машиностроении таким локомотивом выступил ТагАЗ, увеличивший своё производство в 2,5 раза. Зато традиционно тянувший наш состав «Ростсельмаш» сдал позиции, выпустив почти вдвое меньше комбайнов, чем в 2002 году. Электроэнергетика не дала большого прироста потому, что объёмы были зафиксированы на уровне 2002 года, так как Волгодонская АЭС вышла на проектную мощность, ресурсы Новочеркасской ГРЭС находятся на пределе, и основной рост объёмов шёл за счёт теплоэнергетики. Показатели в пищевой промышленности испортил «Донской табак», на 35% сокративший объёмы производства, и донские пивовары, которые не смогли достичь уровня 2002 года и закончили год, резко уменьшив выпуск пенистого напитка. Всё это произошло вследствие рыночной конкуренции. Поэтому, хотя выпуск пищевых продуктов возрос на 13,5%, произошло снижение объёмов на 3,6% в пищёвке. Зато порадовали некоторые химические предприятия, например, НЗСП увеличил производство метанола более чем на 50%, несмотря на то, что не вышел пока из числа убыточных.

Увеличился удельный вес коммерческого жилья в строительстве, цены на недвижимость выросли примерно на 30%. Из всех товаров жильё в этом году было одним из самых дорогих и ликвидных.

Средняя заработная плата по итогам года составила примерно 3,8 тыс. рублей — это ниже, чем общероссийские показатели, в 5,5 тыс. рублей, и значительно ниже, чем в Москве, где зарплата превысила 9-тысячный рубеж. Хотя, конечно, средняя зарплата — это всё равно, что средняя температура по больнице. Тревожит, что в Ростовской области растёт разрыв между доходами наиболее бедной и наиболее богатой частями населения. Происходит дальнейшее социальное расслоение, что обязательно повлечёт за собой рост социальной напряжённости в обществе. Пока эта напряжённость нарастает скрыто, но при сохранении существующих тенденций она обязательно выплеснется наружу.

Владимир же Емельянов пытался доходчиво объяснить, что негативные тенденции, происходящие в Ростовской области, являются следствием общемировых, глобальных процессов.

В области увеличилось количество убыточных предприятий, несмотря на серьёзный приток инвестиций, которые составили около миллиарда долларов. При этом инвестиций, вложенных в техническое перевооружение и развитие промышленности, было очень немного. В основном капитал, пришедший в донскую экономику, был спекулятивным. Львиная доля банковских кредитов — это «короткие деньги», быстро возвращаемые ссуды.

От 3 до 8% ежегодно сокращается количество занятых в материальном производстве. И это, конечно, мировая, прогрессивная тенденция. Но дело в том, что у нас эти сокращения не связаны с технической реконструкцией, заменой ручного труда автоматикой и повышением эффективности. Идёт чистое сокращение объёмов производства и потеря рынков. В то же время растёт занятость в сфере финансов, обслуживания рынка ценных бумаг, в сфере управления, в том числе и государственного и в ЖКХ. При этом особых успехов ни в одной из этих областей не наблюдается. А спровоцированы эти сдвиги во многом общемировыми процессами, в частности, укреплением евро и рубля на фоне падения доллара.

— Мы сильно зависим от мировых цен на сырьё и не способны сокращать производственные затраты, — считает главный ростовский статистик. — Причём повышение мировых цен на ту же нефть в конечном итоге имеет для российской экономики отрицательные последствия. В страну поступает поток нефтедолларов — утяжеляется рубль. Утяжеление рубля делает наши товары неконкурентоспособными. Российские предприятия, выпускающие неконкурентоспособную продукцию, разоряются. Экспорт практически перестал расти, зато с каждым годом увеличивается импорт, это говорит о том, что мы уже съели все ресурсы, которые образовались после девальвации рубля, и не выработали эффективного механизма, который бы защитил нашу экономику. Как следствие, Ростовская область испытывает ряд экономических ударов, тем более, что наша экономика ещё слабее, нежели общероссийская.

Владимир Емельянов на протяжении своего горячего монолога ни разу не произнёс слова «дефолт», но тень 1998 года грозно витала над присутствующими. Да неужели опять на те же грабли… Или такой страшилкой легче прикрывать некомпетентность правителей?

Текст: Пётр Иванов

Комментарии (0)

Добавить комментарий