Сегодня: 24 ноября 7493, Пятница
 

Прежде чем рассматривать объем уголовно-процессуальной компетенции указанных участников уголовного судопроизводства, необходимо определиться с тем, что следует понимать под терми¬ном «компетенция»?
Дело в том, что законодатель использует дан¬ное понятие в тексте уголовно-процессуального закона (например, в ст. 37, 38, 146 УПК России), однако не разъясняет его на законо¬дательном уровне, что приводит к тому, что под термином «компе¬тенция» могут подразумеваться различные по объему и содер¬жанию понятия. В этой связи есть необходимость рассмотреть и уточнить указанный термин.
Некоторые ученые отождествляют термин «компетенция» с по¬нятием «полномочия». Так, например, профессор С. В. Бородин пишет, что под компетенцией органа дознания, следователя, про¬курора и суда понимается совокупность полномочий каждого из этих органов. Аналогичное толкование термина содержится в словарях, где компетенция понимается как «…круг полномочий какого-либо учреждения или лица», «круг чьих-либо полномочий, прав».
Анализ норм УПК России позволяет сделать вывод о том, что термин «компетенция» имеет свое собственное и более широкое содержание, чем понятие «полномочия». Так, в соответствии с ч. 1 ст. 146 УПК России и орган дознания, и дознаватель, и следователь, и прокурор при наличии повода и основания к возбуждению уго¬ловного дела обязаны возбудить уголовное дело в пределах своей компетенции. Следовательно, полномочиями по возбуждению уголовного дела обладает каждый из перечисленных участников судопроизводства, но пределы компетенции в принятии указанного решения у них различны. Например, органы дознания, перечислен¬ные в ст. 40 УПК России, обладают равными процессуальными пол¬номочиями, установленными в законе (ч. 2 ст. 40, ст. 157 УПК Рос¬сии и др.). Вместе с тем каждый из них действует в пределах собственной, установленной законом компетенции. Так, дознание осуществляется органами дознания с учетом установленной для каждого органа дознания подследственности (ч. 3 ст. 151 УПК России).
Приведенный пример позволяет прийти к утверждению о том, что термины «компетенция» и «полномочия» тесно связаны друг с другом, являясь уголовно-процессуальными категориями, кото¬рые находятся между собой в соотношении как общее и единичное. Содержание термина «компетенция» не исчерпывается понятием «полномочия», а имеет свое собственное содержание. Полномочия определяют пределы компетенции, являясь лишь его частью.
Раскрыть содержание термина «компетенция» можно через со¬отношение с понятием «подследственность». Некоторые авторы полагают, что обозначенные понятия тождественны.

Обратившись к положениям уголовно-процессуального закона (ст. 151 УПК России) мы заметим, что подследственность, безус¬ловно, определяет пределы компетенции как органов предвари¬тельного следствия, так и органов дознания.
Однако неверно было бы полагать, что только подследствен¬ность определяет компетенцию органов дознания. Как уже отмеча¬лось, пределы компетенции могут устанавливаться и совокупно¬стью процессуальных полномочий, установленных законодателем для каждого участника судопроизводства.
Итак, уголовно-процессуальная компетенция органа дознания, начальника органа дознания и дознавателя установлена следующим образом.
На основании ч. 2 ст. 40 УПК России на органы дознания воз¬лагается:
-расследование преступлений в форме дознания по делам, по ко¬торым производство предварительного следствия необязательно;
-выполнение неотложных следственных действий по уголовным
делам, по которым предварительное следствие обязательно
(в порядке ст. 157 УПК России).
Необходимо обратить внимание на то, что объем уголовно-про¬цессуальной компетенции органа дознания не исчерпывается со¬держанием ч. 2 ст. 40 УПК России. Законодатель возложил на орган дознания и иные обязанности, изложив их в различных нормах за¬кона. Безусловно, было бы целесообразнее изложить все возложен¬ные на орган дознания обязанности в одной норме закона. Однако до реализации высказанного предложения и для определения ис¬черпывающего объема уголовно-процессуальной компетенции ор¬гана дознания следует обратиться, помимо ст. 40 УПК России, и к иным законодательным положениям.
Так, на основании п. 4 ч. 8 ст. 38 УПК России органы дознания обязаны исполнять письменные поручения следователя о проведе¬нии оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о приводе, задержании, аресте, иных процессуальных действий, а также оказы¬вать содействие следователю при их осуществлении.
На основании ч. 1 ст. 144 УПК России орган дознания вправе при проверке сообщения о преступлении требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов.

На основании норм гл. 53 УПК России органы дознания в праве взаимодействовать с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств и международ¬ными организациями.
Прежде чем рассматривать объем уголовно-процессуальной компетенции начальника органа дознания, следует напомнить, что те предписания, которые законодатель адресует «органу дознания», не могут быть реализованы без «начальника органа дознания». Сле¬довательно, то, что законодатель возлагает на орган дознания, пол¬ностью относится и входит в пределы компетенции начальника ор¬гана дознания.
После ст. 40 УПК России, посвященной органу дознания, по ло¬гике вещей должна следователь норма относительно начальника органа дознания. Однако гл. 6 УПК России, устанавливающая перечень и процессуальный статус участников уголовного судопро¬изводства со стороны обвинения, не содержит нормы «начальник органа дознания». Данное обстоятельство следует расценивать как упущение законодателя, поскольку начальник органа дознания как самостоятельный участник уголовного судопроизводства упомина¬ется в нескольких нормах УПК России (ст. 41,144, 225). Более того, в п. 17 ст. 5 УПК России законодателем впервые определено и само понятие «начальник органа дознания», которое уже приводилось выше. В этой связи определять пределы уголовно-процессуальной ком¬петенции начальника органа дознания можно исходя из текста сле¬дующих норм уголовно-процессуального закона:
— на основании п. 17 ст. 5 УПК РФ и ч. 4 ст. 41 УПК РФ начальник
органа дознания может давать обязательные для исполнения
указания дознавателю (в частности, о производстве дознания,
о необходимости выполнения неотложных следственных дей¬-
ствий и другие поручения);
— на основании ч. 3 ст. 144 УПК России начальник органа дозна¬-
ния вправе продлить срок проверки заявления о преступлении до 10 суток;
— на основании ч. 4 ст. 225 УПК России начальник органа дозна¬-
ния утверждает обвинительный акт, придавая тем самым указан¬-
ному документу юридическую силу итогового процессуального
решения по результатам расследования преступления, произве¬-
денного в форме дознания.
Таким образом, можно констатировать тот факт, что, помимо обязанностей, присущих органу дознания, начальник органа дознания наделяется дополнительными отдельными уголовно-процессуаль¬ными функциями, указанными выше.
Относительно пределов уголовно-процессуальной компетенции дознавателя следует обратиться к тексту ст. 41 УПК РФ, согласно которой дознаватель вправе осуществлять полномочия органа до¬знания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК России, предусматри¬вающей полномочия по производству расследования преступлений в форме дознания. Эти полномочия возлагаются на дознавателя на¬чальником органа дознания или его заместителем.
Помимо производства дознания, дознаватель может быть упол¬номочен также:
— самостоятельно производить следственные и иные процессуаль¬-
ные действия и принимать процессуальные решения, за исклю-¬
чением случаев, предусмотренных законом, по уголовному делу
в порядке, установленном УПК России;
— осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК России.
В ст. 41 УПК России законодатель не стал перечислять все те
полномочия, которыми наделен дознаватель по тексту уголовно-процессуального закона, ограничившись лишь указанием на то, что, помимо ст. 41 УПК России, дознаватель наделен и иными пол¬номочиями. Эти иные полномочия содержатся в различных нормах глав уголовно-процессуального закона. Помимо гл. 32 УПК России, специально регулирующей производство дознания, дознаватель упоминается в нормах и иных глав УПК России. Следует иметь в виду, что все нормы, которые указывают дознавателя в качестве субъекта принятия каких-либо процессуальных решений или участ¬ника производства отдельных процессуальных действий, следует рассматривать как законодательное установление пределов процес¬суальной компетенции дознавателя.

Комментарии (0)

Добавить комментарий