Сегодня: 22 ноября 2017, Среда
 

Удались или не удались торжества, однозначно не скажешь. С одной стороны, на улицах Новочеркасска было ярко, звонко и весело. С другой — на приуроченном к юбилею втором Всемирном конгрессе казачества с трибуны постоянно звучали горькие упреки в адрес государства российского, которое не оказывает реальной поддержки возрождению казачества как народа. Кто-то даже назвал степных рыцарей «последними самураями империи» и с горечью предрек им печальный конец, сообщает газета «Южный репортер».

Какой ни есть, а все же повод
К торжествам на казачьем Дону готовились загодя и основательно. Мэр города, бывший советский, затем российский и, наконец, ныне казачий генерал, Анатолий Волков решил отметить юбилей «по-взрослому» и поэтому объединил 200-летие города, 100-летие возведения Новочеркасского собора, проведение второго Всемирного конгресса казаков, а заодно и открытие памятника Примирения и Согласия казачьего народа. Чтобы придать событиям масштабность и значимость, на торжества была приглашена глава Российского Императорского Дома великая княгиня Мария Владимировна Романова.

С празднованием казачество явно припозднилось. Знаменитый донской атаман Матвей Иванович Платов заложил новую казачью столицу в мае 1805 года. К тому же, не в укор атаману сказано, «степные рыцари» долго не желали переезжать из Старого в Новый Черкасск. Перенос столицы объяснялся тем, что прежняя ежегодно затоплялась донскими разливами. Однако Матвей Иванович так перестраховался, что выбрал новое место в 20 верстах от Дона, в безводной степи, вдали от торговых коммуникаций. Местность именовалась Бирючий Кут, то есть Волчий Угол. Неудивительно, что казачество предпочитало оседать в богатом шумном Ростове-на-Дону.

Не дюже повезло и казачьему святилищу. Платов начал строительство новой столицы с возведения православного храма, но он дважды рушился из-за грунтовых подземных вод. Лишь с третьей попытки, в 1905-м году, собор устоял. В результате и хоронили Платова трижды: сперва в усыпальнице при соборе, после обрушения — в имении атамана, затем вновь в соборе — уже в новом.

Так что негласный девиз торжеств: празднуем что есть и когда удобно.

Мир-дружба, но цветы налево
С какой целью на торжества была приглашена великая княгиня, было не совсем ясно. Осталось впечатление, что по старинной русской традиции — на правах «свадебной генеральши». А почему бы и нет: улыбается приятно, по-русски говорит более-менее сносно. К тому же женщина широкой души: приехав, сходу произвела донского губернатора Владимира Чуба во дворянство — ну да это отдельная история…

Главные торжества проходили в Новочеркасске 10 сентября. Начались они с торжественного молебна в городском храме, затем Их Императорское Высочество в сопровождении атамана Всевеликого войска Донского Виктора Водолацкого и советника президента России по казачеству Геннадия Трошева открыли памятник Примирения и Согласия — творение рук донского скульптора Анатолия Скнарина. Памятник действительно впечатляет: у огромного православного креста молодая казачка направляет малолетнего сына с букетом цветов по дороге к двум погребальным камням. На одном лежат буденовка и винтовка, на другом — казачья фуражка, башлык и шашка.

Но вот что бросилось в глаза: несмотря на то, что Мария Владимировна громко и страстно призывала казаков к объединению — «Если вы не дураки, вы должны понимать, что ваша сила в единстве…», — камень с буденовкой (он находится слева от надписи с призывом к примирению) был засыпан цветами, а камень с фуражкой — гол как сокол. Что, впрочем, нетрудно понять. Вряд ли нынешнее поколение россиян готово брататься, например, с одним из гостей Всемирного конгресса казачества — 77-летним Алексеем Ермаковым. Приятный дедушка с большим удовольствием рассказывал, как в составе Русского корпуса в Великую Отечественную сражался в Югославии «против коммунистов и Тито»: «Ну да, с немцами нам было по пути. Хоть с чертом, лишь бы против Сталина». Между тем дикую жестокость русских казачьих отрядов в Югославии осудил в свое время даже генерал Деникин, заявив, что они «навеки покрыли себя позором». Как-то противится душа тому, чтобы вот такие милые старички возрождали духовность в нашем Отечестве.

Шумим, братцы, шумим!
Но в целом праздник удался. В центре Новочеркасска живописные казачьи курени из разных районов Ростовской области угощали народ дарами полей, садов и огородов. По центру весело прошел настоящий казачий карнавал. Здесь был и сам атаман Платов в мундире и роскошной карете, и полуголый казак на бочке, и десятки пляшущих и поющих ансамблей и хоров.

А тем временем в городском театре начался второй Всемирный конгресс казачества с участием представителей всех российских казачьих войск, а также ближнего и дальнего зарубежья. Его тоже почтила своим присутствием великая княгиня. Правда, вскоре она тихо удалилась на встречу с юными кадетами. И зря: на форуме было немало интересных и даже экзотических выступлений.

Представитель президента России по делам казачества Геннадий Трошев рассказал, что, возможно, так долго ожидаемый федеральный закон о казачестве будет-таки принят осенью этого года. В апреле законопроект был предложен Госдуме Владимиром Путиным, в мае принят в первом чтении, а в октябре предстоит решающая битва.

Затем какой-то армянский казак, театрально упав на колени, призвал собравшихся к крестовому походу на Азербайджан. Далее кто-то из выступавших сообщил, что в Чечне пытаются создать альтернативное войско «мусульманских казаков»… В большинстве выступлений рефреном звучало: государство нас не любит!

Решили любить себя сами, и началась активная раздача всевозможных наград всевозможным казакам за «укрепление государственности России» — от ордена Петра Великого до ордена Юрия Андропова. Что смотрелось довольно странно на фоне выкриков из зала о необходимости «вернуть государственность Донскому краю». В общем, было весело.
Текст: Александр Сидоров

Комментарии (0)

Добавить комментарий