Сегодня: 23 ноября 2581, Пятница

Когда оперативники взломали дверь, они обнаружили труп 50-летней женщины с девятью ножевыми ранами в груди.

На Марс
— Я ему: «Сделай тише!», а он – «Мне так нравится!» — да еще дверью хлопает, громко так. Достал уже, ну просто до смерти достал – жаловалась на семнадцатилетнего соседа Валентина Ивановна, — как врубит свою музыку – деваться просто некуда, голова прямо разламывается. Пока родители дома – еще так – сяк, а чуть они за порог … музыка грохочет, на кухне гора посуды немытой, свет в туалете никогда за собой не выключит … Просто все прелести коммуналки и деваться некуда.
Подруга кивала, сочувствовала – в их подъезде тоже жил «меломан». Любивший то с утра пораньше, то с вечера попозже выставить колонки в окно и тогда головные боли одолевали уже весь двор.
— Я ведь и ругалась с ним, и уговаривала, и объяснить пыталась, — не унималась Валентина Ивановна, я ведь сама молодой была, помню, только он меня совсем не слушает, что за молодежь пошла. Вот сестра у него младшая, Ирочка, нормальный ребенок, всего на два года младше, а спокойная такая, уважительная. И семья нормальная. Один Сереженька у них. Эх, улететь бы на марс из этой коммуналки.
Под чаек неурядицы потихоньку отступали, подруга поддакивала, а куда денешься? – из коммуналки, как с подводной лодки – никуда. С неприятных тем разговор плавно перетекал к приятным и, что самое главное – перспективным – у Валентины Ивановны появился поклонник, мужчина солидный, при квартире и с намерениями.
— Глядишь, и закончится твой коммунальный кошмар. Ты у нас красавица, еще и замуж выйдешь, — подбодряла подруга.
Возвращаясь в коммуналку, о плохом думать не хотелось, а вдруг и вправду, вот она судьба и совсем скоро забудет она уже немолодая, но еще совсем не старая женщина, этих соседей и станет жить совсем по-другому – красиво и счастливо, как в книжках.
Хахаль.
Двумя днями позже в милицию позвонил сосед Валентины Ивановны – отец семейства, жившего в соседних комнатах – женщина не появлялась в квартире вечером и утром ее никто не видел, а еще на полу в кухне заметны какие-то бурые разводы.
Приехавшие милиционеры действительно обнаружили на полу кухнистранные разводы, сильно напоминающие следы замытой крови. Дверьв комнату Валентины Ивановны была заперта как показалось изнутри.Когда милиционеры осматривали кухню, позвонил начальник Валентины Ивановны узнать как она себя чувствует и скоро ли выйдет на работу.
Дверь взломали. Труп лежал возле двери. Женщина была без одежды, в ее груди зияли девять ножевых ран. Кровь протекла на пол, в крови был и диван, на котором в беспорядке валялось чистое белье. Орудия преступления в комнате не нашли.
Аппаратура – дорогой телевизор и видео были на месте, деньги и украшения — тоже.
Соседи, приглашенные в качестве понятых, были потрясены.
— Это, наверное, хахаль ее, я его вчера днем во дворе видел, — заявил собравшимся Сергей. Его сестра тоже косвенно подтвердила версию: днем, когда она пришла домой, общая металлическая дверь в квартиру была закрыта изнутри на засов, ломиться девочка не стала, решила погулять, а когда вечером вернулась домой, дверь открылась свободно.
Искать «хахаля» было решено через подруг. С соседями на эту тему Валентина Ивановна не откровенничала. Вызванные на задушевную беседу подруги – дамы почтенные и совсем не похожие, практически в один голос заявили, что поклонник Валентины Ивановна мавританским темпераментом не отличался, да и отношения у них были лишь на конфетно-букетной стадии. А вот отношения Валентины Ивановны с соседским отпрыском набили оскомину не только ей самой, но и подругам. О регулярных скандалах и громкой музыке знали все.
Теперь пришла очередь задушевной беседы с Сергеем. К тому же оказалось, что единственным человеком, видевшим ухажера Валентины Ивановны в этот день тоже оказался Сергей. Ни дворовые бабушки, ни мамаши с младенцами «хахаля» не видели.
Рамштайн.
На допросе Сергей отпирался недолго.
— Эта крыса старая совсем меня достала. Молодится еще, мужиков к себе водит. И все ей не так. То свет не выключил, то музыку включил громко, а у нее голова видите -ли болит. А музыка – ее слушать, чувствовать надо. Я тихую музыку не понимаю. А ей если не нравится, пусть выселяется, нам места больше будет.
— Да уж теперь выселяться не придется, — заметил оперативник
Разошедшийся было юнец запнулся.
В тот день у Валентины Ивановны жутко разболелась голова, и она отпросилась с работы, в надежде отлежаться дома. Но не тут-то было. В квартире наслаждаясь одиночеством и немыслимыми децибелами, царил Сергей. Встретились, как всегда, на кухне.
— Сергей, сделай тише, голова болит!
— Засохни, старая!
Терпеть это не было сил: она схватила его за волосы, он, пытаясь вырваться, нашарил на кухонном столе нож.
Мысль свалить все на ухажера показалась удачной. Сергей запер общую дверь изнутри, перетащил уже бездыханное тело в комнату, вымыл полы в кухне – как показалось – хорошо, раздел женщину и попытался придать ей позу, характерную для полового акта. Все изорванные и окровавленные вещи спрятал в пакет, туда же положил и свою одежду. Потом он выбросит их в мусор, чистое белье достал из шкафа и раскидал его на диване. Потом закрыл дверь ключами соседки и выбросил их в окно. Теперь никто не догадается.
Красивое слово «толерантность».
На стене в одной из общественных организаций мне довелось увидеть плакат «Что такое толерантность». Плакат был ярким и притягивал взгляд. Оказывается, толерантность объясняется простыми и очень русскими понятиями – терпение и терпимость.
На мой взгляд это еще и знание того, что твоя свобода слушать громкую музыку заканчивается там, где начинается свобода другого человека отдохнуть в тишине. Как жаль, что Сергей узнал это слишком поздно..

Комментарии (0)

Добавить комментарий