Сегодня: 21 сентября 2017, Четверг

В субботу в Новочеркасске завершились платовские праздники, ко всеобщей радости измученных устроителей, чиновников всех рангов, уставших от погони за ними журналистов и самих казаков, умирающих в мундирах от жары. Четыре дня в городе, раскрашенном шариками и оцепленном милицией, проходили торжества. Все эти дни в городе пели, плясали, проводили забеги, показы, разъезды, приёмы, парады, устанавливали памятники, стреляли пушки, скакали кони, ораторствовали чиновники, недоумевали обычные новочеркассцы…

Прибыв в Новочеркасск, я, равно как и все, кто давно не был в городе, поразилась произошедшим переменам. Невероятно чисто, везде новая тротуарная плитка, отреставрированы многие здания, цветут цветы, журчит фонтан, почти все фасады домов в центре обновлены, правда, раскрашены какими-то пасхальными красками, так, знаете ли, произвольно-креативно. Но зато веселенькие такие улицы получились, глаз радуется. Однако столь созидательную деятельность мэра-атамана А.П. Волкова оценили не все. 27 человек, в основном деятелей культуры и искусств Новочеркасска и общественных объединений, подписали обращение к Путину, Аверченко, Чубу и Казанцеву с призывом остановить «уничтожение самобытного архитектурно-исторического облика города». Несколько цитат: «В результате реставрации гостиницы «Южной» она обретает мансардовую надстройку, никак не вяжущуюся с этим зданием конца XIX века. На бульваре Платовского проспекта установлен бюст архитектора Ф.Д. Воллана, выполненный на нижайшем художественном уровне. Массово уничтожаются вековые, совершенно здоровые деревья. Новочеркасску угрожает грубое и безграмотное вторжение в заповедную зону сложившегося мемориально-исторического ансамбля Соборной площади – возведение конного памятника Платову в трёхстах метрах(в пределах прямой видимости!) от другого исторического памятника донскому атаману. Новая конная скульптура будет установлена лицом к Соборной площади, и западный портал входа в Вознесенский кафедральный собор будет восприниматься с хвоста коня».

Так или иначе, все эти недовольства и заявления не помешали торжественному проведению мероприятий, самые главные из которых состоялись 22 и 23 августа.

Первый Всемирный конгресс казаков был проведён в рамках празднования юбилея.

На него прибыли более 600 делегатов не только из России, но и из США, Канады, Германии, Австралии, Югославии, Болгарии, Украины, Белоруссии, Казахстана, Приднестровья. В президиум посадили генерала Трошева, атамана Водолацкого, заместителя полпреда Епифанцева, владыку Пантелеимона и мэра Новочеркасска Волкова. Все чиновники дружно поприветствовали казаков, добрым словом вспомнили атамана Платова, перечислили все его ратные и мирные подвиги. Поздравление от спикера Госдумы Геннадия Селезнёва зачитал Аверченко. Свои приветствия в адрес конгресса направили министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, председатель Российского фонда культуры Никита Михалков (кстати, с таким же содержанием режиссёр отправлял телеграмму и Козицыну в мае, когда тот проводил свой круг). Конгресс начался с многочисленных поздравлений и пространных выступлений: говорили о возрождении России через возрождение казачества, о принятии закона по вопросам государственной службы, об объединении на благо Родины, о воспитании молодёжи и сохранении традиций. На сцену поднялась даже Ольга Николаевна Романова, жена внука императора Александра III, и посетовала на то, что «казачество обречено быть фольклорной организацией».

«Кругом одни генералы…»
После конгресса мне захотелось поговорить с Ольгой Николаевной Романовой, и она согласилась дать интервью «7С»:

7С: — Ольга Николаевна, как вы считаете, способно ли на сегодняшний день руководство казачества решить поставленные задачи?

— Мне трудно судить, что может Трошев, а что нет. Я передала ему хоругвь с Божьей помощью, потому что всё-таки надеюсь, что он прислушается к казачьему голосу снизу, и желаю ему сил и удачи.

7С: — Вы присутствовали на конгрессе и видели, что среди казаков всё ещё нет единства. Как вы к этому относитесь?

— Я только могу пожелать им этого единства. А всё потому, что сегодня у нас все понадевали генеральские погоны… Кругом одни генералы, а казаков нет. Кем вообще командовать? Нету войска. Я сказала сегодня девиз великой княгини Ольги Александровны: «Надо быть, а не казаться».

7С: — Как вы считаете, сегодня казачество есть или оно показное?

— Оно есть, но много и показного, много политических действий.

Казак Трошев — кавалер галантный

Заключительный день мероприятий был самым насыщенным и ярким. После благодарственного молебна о свершении дел, посвящённых юбилею графа Платова, стоивших, к слову сказать, 56 млн рублей, состоялся митинг и открытие того самого конного памятника. Ко всем вышеперечисленным официальным лицам в этот день добавился и В. Чуб. После возложения цветов начался обход импровизированных казачьих куреней, устроенных на Дворцовой площади из соломы и прутьев. Возле плетня лежали арбузы и дыни, висели гирлянды золотого лука, стояли шикарные столы, красивые казачки встречали чиновников хлебом-солью и, конечно, в каждом курене подавали рюмку сладкой или горькой, кому как. Отказаться было нельзя. Казаки пели задорные песни, окружали чиновников, танцевали. Тут, среди всеобщего грандиозного веселья, пошёл в пляс и ВладимирЧуб. Плясал хорошо, и народ от восторга полез обнимать и целовать губернатора, а заодно мэра и советника Президента. В очередном казачьем шалаше VIP-персоны присели передохнуть, а я из любопытства туда заглянула, Трошев увидел меня и жестом пригласил к столу. Оказавшись рядом, молча сидеть не очень хотелось, говорить о погоде – тоже. Получилось эксклюзивное интервью:

7С:— В своём докладе Президенту после конгресса и совета атаманов на чём вы будете делать акценты?

— Во-первых, доложу о том, как прошёл конгресс и празднование юбилея атамана Платова, и скажу, что народ не только с Донской земли, но и все казаки дальнего зарубежья приехали. Конгресс прошёл без всяких срывов, проволочек, не было врагов. А то, как оно обычно бывает у казаков, смуту сеют: это не так, то не так. И лейтмотивом всего было единение казачества: не будет единения, не будет и возрождения.

7С:— Но ведь не все общественные организации приняли участие в конгрессе.

— А Козицына нам и не надо, мы его и не хотели. Против него возбуждено уголовное дело, ему вынесено прокурорское предостережение: если он не прислушается к голосу разума, то будет посажен в тюрьму. Он позорит казачество. А все остальные были.

7С:— Вы считаете, казачество -достаточно сильная и организованная структура, чтобы нести государственную службу?

— Да, главное, чтобы исполнялись те указы, которые написаны Президентом, постановления Правительства России, которые есть на бумаге, но в жизни их нету. И каждый начальник в любом регионе, который не хочет казачества, боится его, которому нужна бумажка, закон, получил его. Мы хотим, чтобы Президент вынес проект закона о казачестве на рассмотрение в Государственной Думе.

7С:— Много было сказано сегодня об охране границ казачьими войсками. Как вы считаете, нужно ли вооружать казаков?

— Нет, не в коем случае, вооружать должны Минобороны, МВД, ФСБ, т.е. все силовые структуры, а у казаков должно быть холодное оружие как атрибут парадной формы одежды.

7С:— К каким структурам тогда будут отнесены казаки, охраняющие границы?

— Ни к каким. Вот чего казаки и добиваются, почему есть армия, есть МВД, мы тоже должны быть отдельной структурой. Нет, мы сегодня не просим подменить пограничников, подменить милицию, мы говорим: берите нас, мы будем помогать вам.

7С:— Как вам новочеркасские праздники?

— Прекрасно. Во— первых, всё прошло на высоком уровне. Казаки, приехавшие из других стран, у них слёзы на глазах от увиденного, они рады тому, что происходит в России. Страна встаёт с колен благодаря тому, что возрождается казачество. Казачество возрождается не ради себя, мы не претендуем ни на что, ни на какие блага, мы хотим, чтобы наша Россия была сильная, чтобы нас никто не унижал.

7С:— До сих пор бытует мнение, что казачество – структура несерьёзная, нередко в народе говорят: ряженое войско.

— Это говорят те, кто боится казачества. А насчёт ряженых, да, действительно есть, но мы с этим боремся, мы не говорим о том, что всем надо вступать в Госреестр, но настал тот момент. Ведь на начальном этапе в 1991 году, когда Мартынов возрождал российское казачество, низкий поклон ему за это, там нужны были те общественные организации, которые есть сейчас. Ну что такое общественники? Его хочешь — слушай, хочешь — не слушай, а мы должны быть государевыми людьми, чтобы нас Президент защищал, а мы были его опорой и поддержкой. Вот тогда, в общем сплочении, мы решим все проблемы.

Закончив разговор с Геннадием Николаевичем, я решила отойти от высоких гостей, но не успела сделать и шага, как Трошев откуда-то достал огромный букет лилий и подарил мне. «Вы теперь в нашей команде, пойдёмте дальше».

Все чиновники, ну и я с цветами наперевес, подошли к камню, поставленному в память о трагических событиях в Новочеркасске в 1962 году. Мэр-атаман Волков увидел у меня в руках цветы и сказал тихо: «Я тебе другой букет подарю, дай мне этот». И вот мои нежные лилии оказались в грубых руках мэра-атамана. «Геннадий Николаевич, Волков забрал у меня цветы», — пожаловалась я. «Главное — вовремя сориентироваться, Геннадий Николаевич», — хихикнул мэр и, сорвав с букета обёртку, положил цветы на камень. Стоит ли говорить, что обещанного букета от мэра-атамана Волкова я не дождалась. Обманул… На этом обязательная программа для чиновников закончилась, и все поехали под Новочеркасск, к пойме реки Тузлов. Там прошли массовые гуляния и казачьи игры. Наряду со степными рыцарями здесь можно было встретить турок с ятаганами, а также французского гренадёра с пистолетом Лепажа и почему-то в чёрных очках. Зевакам демонстрировали чудеса казачьего рукопашного боя, конную вольтижировку, поражение пикой на полном скаку вражьего басурманского чучела. Празднества начались в два часа дня, когда небо было затянуто тучами. Но уже к трём выглянуло солнце и принялось нещадно палить, погнав публику к лоткам с водкой, пивом и квасом.

Здесь же дымили походные кухни, кормившие народ наваристой гречневой кашей. По старинной русской традиции, туалетов в открытом поле не было, поэтому до вечернего фейерверка и выступления группы «Любэ» дотянули лишь самые стойкие. Геннадия Трошева среди них не оказалось. Он отбыл ближе к полудню, после открытия памятника атаману Платову. В связи с отъездом генерала по трассе Ростов-Новочеркасск на час было заторможено движение. А без этого – какой же праздник?

Текст: Мария Левченко
Фото: Валерий Матыцин

Комментарии (0)

Добавить комментарий