Сегодня: 23 ноября 5039, Суббота

Что журналистика ещё та древнейшая профессия, понимают, конечно, все журналисты, хотя некоторые и маскируются, выдавая себя за ждущую трамвая непорочную душу.

Между тем, продажность хотя и является профессиональным заболеванием журналиста, но отнюдь не главным. Основные деформации происходят в психофизиологической области. Известно, что газетный писака и телевизионный «снимака» для того, чтобы прийти в рабочее состояние, должен несколько себя разогреть, чуть поднять тонус с помощью кофе, сигарет или алкоголя, добиться определённого настроя, который иногда громко называют вдохновением. Как следствие, у многих так называемых «профи» вырабатывается излишняя экзальтированность и сентиментальность, а кто-то просто спивается. Ещё авантюризм присущ членам этой гильдии, эпатаж и любовь к халяве, порой доходящая до откровенной вороватости. Например, когда прошлой осенью российский Президент принимал на своей яхте в Ростове чиновников и руководителей СМИ, один редактор старинной ростовской газеты, немолодой уже человек, подошёл к накрытому для гостей столу, оглянулся по сторонам и, думая, что его никто не видит, сунул в портфель бутылку марочного вина. Трудно сказать, что в этой ситуации заслуживает большего порицания — порочность журналиста или его наивность. Те, кому положено, разумеется, всё увидели и даже хотели задержать воришку, но, посоветовавшись с местными товарищами, решили обойтись без скандала. Так представитель второй древнейшей и ушёл с яхты в счастливом неведении, должно быть, гордясь своей находчивостью. Хотя винишко было так себе, очень и очень средненькое… А ведь на встречу с Президентом допускались избранные делегаты от СМИ-шной гильдии, страшно подумать, что бы произошло, попади туда все желающие, могли, наверное, и карманы обчистить у гаранта Конституции.

В свете сказанного забавно звучат слова о журналистской этике. Тем не менее, на днях состоялось довольно любопытное мероприятие, на котором как раз поднимался вопрос о нравственности пишущих. Комитет по информационным спорам, состоящий из известных в Ростове журналистов, редакторов и издателей, собрался для рассмотрения жалобы корреспондента газеты «Наше время» Натальи Шелимовой. Последняя жаловалась на то, что её оклеветала небезызвестная волгодонская депутатша Татьяна Воронько, которая, в свою очередь, обвинила в клевете саму Шелимову.

Перед тем как перейти к рассмотрению жалобы Шелимовой, одна из членов комиссии продемонстрировала присутствующим огромный лифчик, сшитый из джинсовой ткани, с кокетливыми цветочками на концах конусообразных чашек и вышитой на нём уткой. Как выяснилось, это был приз для лучшего «заказушника Дона» («джинсой» на профессиональном журналистском сленге называется заказной, тайно проплаченный материал). Первым его обладателем был признан корреспондент газеты «Новочеркасские ведомости» В. Чеботников, во время последних думских выборов проиллюстрировавший статью о кандидате Аверченко фривольной картинкой. Имя второго номинанта должно было определиться в ходе заседания.

Вниманию присутствующих были предложены статьи обеих противоборствующих сторон, кратко изложена хроника противостояния. Судя по газетным материалам, корреспондентка «Нашего времени» вела бой активнее своей соперницы. Маленькая и настырная Шелимова как овод кружила вокруг дородной Воронько, довольно болезненно её покусывая. Та неуклюже отбивалась. И только анонимная статья под названием «Шалишь, Шелимова?», опубликованная в волгодонской газете «Правда, что», видимо, попала в цель, вызвав бурную реакцию как персонажей, так и журналистского сообщества. Любопытно, что обе дуэлянтки говорили об искажении фактов и клевете, ни словом не упомянув о самых обидных местах статьи, высмеивающих внешность несчастной корреспондентки. И хотя остальные участники заседания так же деликатно обходили этот вопрос, было заметно, что именно эти пассажи и послужили причиной жалобы. Женщина, конечно, может быть трижды закалённым профессионалом, но есть слова, которые могут лишить её покоя и спровоцировать на необдуманные действия. Разумеется, об этом хорошо знают другие женщины…

Полоса компромата, содержащаяся между двумя оскорбительными абзацами, наверняка может быть опровергнута по пунктам, но эти ехидные строки вопьются в корреспондентку как раскалённое тавро, и никакой суд их не опровергнет.

Комиссия же по информационным спорам в этот день так и не признала ни одну из сторон виновной, рассудив, что для такого решения недостаточно доказательств. А вот джинсовый лифчик напрасно не присудили никому. Если по эффективности судить, то, конечно, последняя статейка награды заслуживает. Ведь если подумать, какие могут быть критерии в оценке подобной журналистской деятельности, кроме эффективности и прайс-листа…

Текст: Пётр Иванов
Фото: Михаил Малышев
name

Комментарии (0)

Добавить комментарий