Сегодня: 18 ноября 2019, Понедельник

Кля́тва Гиппокра́та — врачебная клятва, выражающая основополагающие морально-этические принципы поведения врача, а также общеупотребительное название клятвы, приносимой каждым, кто собирается стать врачом. Может, у каждого своя клятва и свой Гиппократ?

Любовь Викторовна Лепехина имеет тяжелое заболевание с обязательным наблюдением в Ростовском медицинском университете. Однако она живет в Новочеркасске, приписана к поликлинике №3 и должна дважды в месяц сдавать кровь именно в этом лечебном учреждении.

Казалось бы, какие проблемы – укололи и пошел. Но не все так просто. Для получения талончика на анализ крови необходимо попасть к терапевту. А попасть к нему невозможно в связи с лимитом талончиков к врачу. Хотя можно прийти в 4 утра и получить заветный «пропуск» к необходимым лечебным процедурам, но делать это дважды в месяц больному человеку не представляется возможным

Имея столь непростой диагноз, сегодня Любовь Викторовна готовится пройти курс лечения в РГМУ. Для этого ей нужно получить от терапевта рецепт на лекарство. Не она сама эту процедуру придумала – есть федеральные списки, в которых указано, что она имеет право на получение этих препаратов. Для Любови Викторовны этот препарат относится к категории жизненно необходимых. Ну, да это знают врачи, которым недосуг рецепт выписать.

Казалось бы – какие проблемы в получении рецепта? Однако не все так просто. Терапевт 3-й поликлиники отказала в выписке рецепта по той причине, что Любовь Викторовна пришла на прием без талончика. Просто отстояла очередь перед кабинетом  как повторно пришедшая на прием.

Ее приняли, но рецепт выписать не смогли. Талончика не было.

А что заведующая поликлиникой? Она смогла помочь? Нет, они с терапевтом давали свою клятву, отличную от клятвы Гиппократа, они не видят людей в пациентах, не видят, что человек нездоров.., если не видят талончика.

Но больному человеку «сто верст не круг». Любовь Викторовна обращается за получением рецепта в Управление здравоохранения. Здесь ей помогли. Даже договорились в поликлиникой №2 о том, что необходимые препараты ей выпишут именно в этом лечебном заведении, а не  там, где есть свои антиГиппократовы законы.

Немало случаев антигуманного отношения к пациентам рассказала Любовь Викторовна: и как ее за направлением отправляли в Ростов, и как отказывали в направлении на консультацию в столицу.

Вспомнился недавний разговор с неврологом поликлиники №3. На вопрос, «Не тяжело ли будет принимать больший объем пациентов при объединении городских поликлиник?», врач ответила, что это ее совершенно не затруднит – как принимала 15 человек по номеркам, столько же и будет принимать при любых реорганизациях.

Кроме недоумения, граничащего со страхом растущего цинизма, я ничего не испытала от такого четкого ответа.

Но согласитесь, что в медицине главное лекарство — сам врач. «Если вы не испытываете облегчения после разговора с ним, значит, нужно поискать другого специалиста — этот профессионально непригоден» — считал основатель Института мозга академик Владимир Бехтерев. Мы реагируем на лечение в целом, а не только на лекарства. Мы реагируем на то, как доктор с нами разговаривает, на смысл его слов и жестов, позу, взгляд и выражение лица.

И все-таки я хочу обозначить свою позицию в медицинской теме. Я видела всякое, видела и черствость, и настоящих Врачей. И мнение моё неизменно: я кланяюсь Врачам, кланяюсь низко… И будьте здоровы, пусть судьба убережет вас от тех специалистов медицины, которые живут по иным правилам, которые не считают возможным помнить клятву Гиппократа.

Ирина Васильева

Комментарии (0)

Добавить комментарий