Сегодня: 23 сентября 2019, Понедельник

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ и Уполномоченный по правам человека РФ попросили Генеральную прокуратуру разобраться в деле новочеркасского предпринимателя Юрия Осипенко.

Председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Михаил Федотов направил письмо в генпрокуратуру РФ с просьбой ознакомиться с материалами по делу новочеркасского бизнесмена Юрия Осипенко.

«Прошу поручить рассмотреть материалы по данному делу и в случае выявления нарушений принять меры прокурорского реагирования», — говорится в тексте письма Федотова на имя генпрокурора Юрия Чайки.

Ходом затянувшегося процесса над Осипенко заинтересовались в настоящее время и в аппарате Уполномоченного по правам человека в РФ.448

«Будучи априори невиновным человеком,  он находится пять с половиной лет в самых строгих условиях, которым подвергаются особо опасные преступники — тюремный режим», — так комментирует ситуацию сотрудник аппарата Уполномоченного Валентин Богдан. По его словам, в этой связи не исключено, что в деле Осипенко имеет место коррупционная составляющая. «Мне не ясно, почему так жестоко и жестко относятся к Осипенко. Это уже просто можно назвать элементом пытки», — комментирует он.

Из аппарата Уполномоченного по правам человека в адрес генпрокуратуры РФ в настоящее время также направлено официальное обращение, цель которого — выяснить возможность изменить Осипенко меры пресечения на несвязанную с содержанием под стражей. Ранее аналогичное обращение было направлено и из аппарата Уполномоченного по правам предпринимателей при президенте РФ.

Сторона защиты предпринимателя указывает, что он более 5 лет пребывает в СИЗО без возбуждения в отношении него уголовных дел и без разъяснения сути предъявленного обвинения, что противоречит Конституции и Уголовно-процессуальному кодексу РФ.

29 сентября Новочеркасский городской суд своим решением в 13-ый раз на 3 месяца продлил пребывание Юрия Осипенко в СИЗО. По мнению стороны обвинения, представленной сотрудниками новочеркасской и областной прокуратур, предприниматель, в случае изменения меры пресечения может скрыться от следствия. При этом в ходе заседания гособвинитель признал, что доказательств того, что в случае освобождения Осипенко скроется, у обвинения нет.

В конце ноября Ростовский областной суд в очередной раз отклонил апелляцию защиты Юрия Осипенко на решение Новочеркасского городского суда. Адвокат предпринимателя просила изменить своему подзащитному меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

Что же произошло с известным технологическим предпринимателем, почему он оказался за решеткой?

Юрий Осипенко известен тем, что одним из первых в России организовал производство и эксплуатацию мощных светодиодных светильников, создав ряд инновационных предприятий, стал автором ряда патентов.4,148

В 2004 году изобретатель он создал группу компаний «Нотис», учредителями которой стали его родители, а также бизнес-партнеры А. Федорцов и С. Сумин. Спустя год предприниматель вместе со своим отцом открыл предприятие по выпуску энергосберегающего светодиодного оборудования под маркой «Церс». К 2006 году производство расширилось и превратилось в группу компаний «Церс». Ее соучредителями стали мать бизнесмена и Сумин. Позднее во главе ряда компаний группы встал В. Кузенко (после того как перенесший инфаркт отец Осипенко не смог управлять ими), а службу безопасности всей группы возглавил экс-начальник уголовного розыска Новочеркасска и криминальной милиции Ростова-на-Дону Я. Цимбер.

Бизнес развивался стремительно. К 2008 году компания Юрия Осипенко получила сертификацию, патенты на изобретения, диплом «100 лучших товаров России» и множество других наград. Она стала резидентом свободной экономической зоны в Зеленограде и первой из отечественных компаний приняла участие в международной выставке светового оборудования в Дубае.

Так случилось, что в том же 2008 против одного из бизнес-партнеров предпринимателя, Федорцева, возбудили уголовное дело по статьям «Присвоение или растрата» (ч. 4 ст. 160 УК) и «Мошенничество» (ч. 4 ст. 159 УК). Его подозревали в хищении денег у потребсоюза «Инвестор-98», руководителем которого он являлся. У следствия возникли вопросы и к Осипенко: правоохранители пытались проверить, существует ли между компаниями «Инвестор-98», «Нотис» и «Церс» какая-либо экономическая связь. Ее не нашли. В 2009 году «Церс» пригласили работать с «Роснано». Почти в то же время Юрию Осипенко предъявили обвинение по той же статье, что и экс-напарнику Федорцеву, — «Присвоение или растрата», якобы изобретатель тоже участвовал в хищении. Судебное производство велось с нарушениями: в ряде документов фигурировали устаревшие паспортные данные Осипенко, а некоторые доказательства по делу просто исчезли. В отношении бизнесмена была избрана мера пресечения — подписка о невыезде.

В марте 2010 года следователь СЧ ГСУ при ГУВД Ростовской области А. Гонтарев возбудил против Юрия Осипенко уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей «Легализация и отмывание денежных средств» (ч. 4 ст. 174.1 УК). Примечательно, что практически в то же время Сумин, Кузенко и Цимбер создали компанию «Интессо». Руководителем проектов в ней стал Кузенко, а в состав учредителей вошел сын Цимбера.

По словам сестры обвиняемого Оксаны Осипенко, весь бизнес ее брата был переведен на бывшего партнера под предлогом, что только таким способом ему можно помочь. Теперь 100-процентным владельцем «Церса» является Сумин (ранее владел долей 50%). Он же приобрел у матери Осипенко 76-процентную долю в ООО «Церс Технолоджи». А вновь образованная компания «Интессо» стала вовсю пользоваться патентами Юрия Осипенко. Так утверждают адвокаты.

Но вернемся к уголовным делам. По словам адвоката Осипенко Натальи Масаловой, некоторое время Осипенко привлекался в качестве свидетеля по делу. Потом он стал подозреваемым и далее уже обвиняемым! Однако уголовные дела в отношении него возбуждены не были.

Тем не менее, как следует, например, из официального ответа прокуратуры Ростовской области на запрос «РБК-Юг», Юрий Осипенко обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 (присвоение или растрата, совершеное организованной группой либо в особо крупном размере), и ч. 4 ст. 159 (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере) УК РФ.

Кроме того, по данным прокуратуры, Юрий Осипенко является подсудимым по уголовному делу в отношении Александра Федорцова, Галины Черенковой, Нелли Хохлачевой, а также Л.А. Приймак, которые также обвиняются в присвоении и растрате, мошенничестве, «отмывании» денежных средств (А. Федорцов), и злоупотреблении полномочиями (Г. Черенкова). Также Юрий Осипенко является подсудимым по уголовному делу по фактам хищения средств пайщиков ПК «ПС Инвестор-98».

Однако, согласно имеющимся постановлениям о возбуждении уголовного дела, по одной статье проходят исключительно неустановленные руководители кооператива и его филиалов; по второй — два вполне определенных руководителя: председатель кооператива Федорцов и директор его Октябрьского филиала Комарова. Тем не менее, следствие вводит в оба дела и Осипенко, который никогда не был не только руководителем, но и сотрудником кооператива!

Сотрудники правоохранительных органов трижды пытались поместить предпринимателя в СИЗО, но суд отказывал. Тогда против Юрия возбуждают новое уголовное дело (правда, позже еще на этапе предварительного следствия его прекращают за отсутствием состава преступления). В рамках расследования этого дела следователь дает ему разрешение на выезд в командировку и тут же выносит постановление о розыске Осипенко. Его задерживают в аэропорту и помещают в СИЗО.

При этом адвокат Наталья Масалова утверждает, что розыскное дело по Осипенко было заведено лишь спустя месяц после того, как он был уже арестован и помещен в следственный изолятор. Предъявления обвинения предпринимателю как того требует закон, не состоялось и по сей день.

В 2013 году дело Осипенко было рассмотрено на заседании Общественного Совета Центра Общественных процедур «Бизнес против коррупции» в Москве. Председатель Московской коллегии адвокатов «МОВЕ» Лариса Мове заявила со всей определенностью, что в данном деле «присутствуют существенные процессуальные нарушения, а также признаки спланированной рейдерской атаки».

После ареста Осипенко, по его утверждениям, его бизнес-партнеры организовали новую компанию, куда перевели всех работников и активы группы компаний “Церс”, используя разработки и патенты изобретателя.

В 2014 году бизнес-омбудсмен Борис Титов обратился к Президенту России с письмом в защиту Юрия Осипенко. По мнению Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, инкриминируемые Осипенко деяния совершены в сфере предпринимательской деятельности, а, следовательно, мера пресечения ему должна быть изменена на не связанную с лишением свободы. Данный документ был передан Владимиру Путину в ходе его встречи с Борисом Титовым, состоявшейся в День российского предпринимателя 26 мая 2014 года.

На текущий момент в СИЗО Осипенко находится пять с половиной лет. Его адвокаты постоянно заявляют ходатайства об изменении меры пресечения на несвязанную с лишением свободы, суд, в свою очередь, постоянно в этом отказывает. При этом главного фигуранта дела Галину Черенкову, генерального директора кооператива и всех его филиалов, идеолога и организатора финансовой пирамиды, оставляют вообще вне судебного контроля: мера пресечения – домашний арест избирается ей спустя лишь 3 года после начала судебных слушаний.

Александр Федорцов в своем чистосердечном признании, которое он просил считать его окончательными показаниями по данному делу, заявил, что Осипенко никогда не был ни организатором, ни руководителем, ни сотрудником кооператива, и денег из кассы он никогда не получал. В Октябрьском филиале кооператива директор филиала Комарова, в отношении которой изначально и было возбуждено уголовное дело (позже резко прекращено), выдавала реальные деньги связанным с ней лицам, которые их так и не вернули кооперативу. Лица, которым она выдала деньги пайщиков, к ответу не привлекаются. Зато привлекается Осипенко, который никогда там не был и никаких денег у Комаровой не брал.

Вот слова Федорцова, сказанные им в суде 26 июня:

«Осипенко никогда не был в числе организаторов и не относился к руководству кооператива. Он был лишь формально проведен «виртуальным» заемщиком по бухгалтерии кооператива, и даже сама возможность хищения каких-либо денег отсутствовала ввиду их фактического отсутствия в кассе кооператива, а эти операции проводились без его ведома для улучшения показателей бухгалтерского учета. На этапе предварительного следствия мы с директором кооператива Черенковой и ее сотрудниками оговорили его и других таких же “виртуальных” заемщиков, чтобы избежать уголовного преследования».

В свою очередь, сам Осипенко заявляет в суде: «Мне инкриминируют растрату и хищение с использованием служебного положения в составе неустановленного круга лиц из числа руководителей «Инвестора-98». Однако я никогда не являлся даже сотрудником кооператива. Это видно по уставным документам, об этом говорит и один из его основателей кооператива Федорцов. По второй статье Федорцов и Комарова выдали займы 14 лицам, среди которых меня не было. Я также не являюсь ни Федорцовым, ни Комаровой. Единственное дело в моем отношении было возбуждено в 2010 году по ст. 174.1 УК РФ. Тогда же оно было и прекращено, так как было доказано, что ни одного рубля на мой счет или счета моих предприятий от кооператива не поступало. То есть, уголовного дела, возбужденного в отношении меня, нет, обвинения мне фактически не предъявлено, но по факту я уже отбываю срок».

Защита Осипенко неоднократно обращалась в прокуратуру Ростовской области. В ответ приходили очень интересные ответы. Адвокаты говорят, что им писали, что именно Юрий Осипенко был тайным организатором и руководителем «Инвестор-98». Но это противоречит обвинительному заключению! И никаких доказательств, что он был главой кооператива, нет. Есть еще один нюанс: «Инвестор-98» был создан в 1998 году. Юрий Осипенко был тогда студентом Луганского восточно-украинского госуниверситета».

«Беспрецедентный срок содержания Осипенко в СИЗО гособвинитель неизменно оправдывает необходимостью заслушать всех пострадавших, то есть около 10 тыс. пайщиков кооператива, — говорит адвокат Наталья Масалова. За те 3,5 года, которые длится судебное разбирательство, было заслушано только около 3,5 тыс. человек. Выходит, что на допрос всех потерпевших понадобится 10 лет. Согласно такой логике гособвинения, чтобы реализовать свое право на защиту и доказать невиновность, нужно сначала много лет провести в тюрьме. Получается совершенно абсурдная юридическая конструкция, которая влечет за собой волокиту по делу и лишает возможности защищаться. Допрашиваются пайщики, которые Осипенко не знают и претензий к нему не имеют. А до него очередь представлять свои доказательства просто не доходит и не известно, когда дойдет и дойдет ли вообще…».

В недавнем послании Владимира Путина Федеральному собранию президент декларировал статистику работы правоохранительных органов. «Из общего числа возбужденных дел приговоры были вынесены только по 15%, тогда как 83% предпринимателей, в отношении которых дела возбуждались, потеряли бизнес. То есть, их попрессовали, обобрали и отпустили, — говорил Владимир Путин. — И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата».

Елена Надтока

(По материалам, предоставленным правозащитниками и адвокатами Юрия Осипенко).

P.S. Вознесенский кафедральный собор подсвечен по технологии Осипенко. А еще – триумфальная арка…

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий