Сегодня: 19 августа 2019, Понедельник

Творческий проект городского отделения Союза журналистов России, Музея истории донского казачества и Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина продолжает знакомить читателей со страницами исторической летописи Новочеркасска. Известные факты, события и люди представлены авторами интервью с другой, ранее неведомой нам стороны.

Личность Харитона Ивановича Попова, первого директора Музея истории донского казачества, овеяна легендами. В свое время об этом человеке говорили, что в городе перед ним открыты любые двери. Он оставил нам в наследие огромный архив, который хранится в Государственном архиве Ростовской области. И даже небольшой обзор всех документов позволяет увидеть, каким он был трудолюбивым и любознательным, каким широким был круг его интересов, как любил он свой родной край.8,1-Харитон-Иванович-Попов-и-его-семья.см.лист-6

Во многих трудах современных исследователей и авторов прошлых лет Попов показан основателем музея, известным историком, этнографом, государственным мужем. Между тем интерес вызывает  не только служебная карьера  и дела Харитона Ивановича, но и его собственная семья. Иначе представление о человеке будет не полным.

Восемнадцатый выпуск проекта посвящён этому известному донцу. О разных событиях его жизни и фактах, связанных с его именем, расскажет заведующая отделом «Атаманский дворец» Музея истории донского казачества С.П. Чибисова.

 

Корр.: — Светлана Павловна, известная фраза «все мы родом из детства» возвращает к нашим истокам. Какой была семья Харитона Ивановича, вырастившая такого государственного мужа?

Чибисова С.П.: — Казачья семья и казачье общество являлись основой для формирования подрастающего поколения. Воспитание  велось на принципах «Домостроя». Родился Харитон Иванович в 1834 году, когда эти устои были ещё очень крепки. Он появился на свет в станице Остроуховской, сейчас это территория  Волгоградской области. Детство прошло на хуторе у деда по материнской линии. Несмотря на то что архив Попова большой и разнообразный, о  семье известно не много. По казачьим меркам она была не такая уж большая,  Харитон Иванович имел трех братьев и сестру. И как у всех тогда — множество родственников: дядей, тётей, бабушек, дедушек и т.д. Уважение корней родства прививалось с детства, уже к 5-6 годам ребенок знал почти всех своих близких родственников, а ими считались до 5-го колена. Таким образом закреплялись не только родственные узы, но и воспитывались традиции, обычаи, нравы.

Трудовая жизнь начиналась у ребятишек очень рано. Пятилетний казачонок уезжал с отцом на охоту, на покос, на рыбную ловлю. Девочки стирали, штопали одежду, относили мужчинам еду в поле. Совместный труд приучал ребенка видеть свой вклад в общем деле. БОльшая часть  детства Харитона Попова прошла за сельхозработами, как у всех его сверстников.

В первой половине 19 века сохранялся патриархальный быт и многие казаки были неграмотными. Даже дослужившись до больших чинов, они возвращались домой и продолжали вести эту простую жизнь. Один из современников писал, что он видел героев войн — майоров и даже подполковников, войсковых старшин, — которые косили, пахали, т.е. вне армии, будучи дворянами, вели прежний, по сути, крестьянский образ жизни.

Корр.: — Первым учителем Попова стал дед священник?

Чибисова С.П.: — Точного упоминания должности нет, документы говорят, что он был служителем церкви. Дедом Харитон Иванович воспитан на идеалах строгой доброты и послушания, прилежания к труду и почитания старших. Выучен грамоте, и читать  начал рано. Приходскую или станичную школу закончил, но  в дальнейшем всю жизнь занимался только самообразованием.

В письмах к родителям в возрасте 19-20 лет видно его уважительное отношение к ним. Он называет их «дорогие папенька и маменька» и по имени-отчеству. Всегда передаёт поклоны и приветы ко всем многочисленным родным. Харитон Иванович был старшим в семье и, находясь на военной службе, в письмах  давал наставления  младшим братьям, что нужно хорошо учиться, вырабатывать красивый подчерк, объясняя, что только прилежанием можно выбиться в люди.

Корр.: — Советы старшего брата являлись частью патриархального воспитания?

Чибисова С.П.: — И к ним прислушивались. Попов мог советовать только то, через что прошёл сам. Не получив систематического образования, кроме начального, он преуспел в самообразовании, потому что с детства стремился выучиться.  Был  очень старательный, выработал хороший почерк и сумел поступить на должность писаря в 14 лет к мировому посреднику в станице. Тут и начались его настоящие университеты. Переписывая дела и документы, не копировал их механически, а читал, вникал в суть, узнавая многое для себя. И это принесло огромную пользу. Попов сумел познакомиться с законами, а поскольку ему были доступны и разные книги, он изучал и их.

Большую роль в жизни сыграло и призвание на военную службу. Призыв Харитона Ивановича совпал с началом Крымской войны, в 1853 году ему исполнилось 19 лет. Он только что женился на дочери урядника станицы Вёшенской Надежде Васильевне Калининой. На службе находился три года, прошел со своим полком «все походы и дела против неприятеля» до окончания войны в 1856 году.

Корр.: — Вся дальнейшая служба связана только с гражданской деятельностью?

Чибисова С.П.: — С 1856 года Харитон Иванович был определен в канцелярию Хоперского окружного сыскного начальства, в 1859 году назначен к окружному стряпчему для письмоводства, а позже — к сыскному начальнику Хоперского округа. И так далее — его послужной список большой, разносторонний, хорошо известен.

Корр.: — А какие события происходили в личной жизни Харитона Ивановича?

Чибисова С.П.: — В 1859 году у Поповых родилась дочь Екатерина, но через некоторое время он стал вдовцом. Вторым браком Харитон Иванович был женат на дочери священника Александре Петровне,  у них родились сыновья: Николай, Петр, Александр, Иван и дочери: Неонила, Серафима, Мария, Ольга и Мария. Старшая дочь Екатерина после смерти матери жила с отцом и его новой семьей.

Корр.: — По тем меркам семейство было большим…

Чибисова С.П.: — Так и есть.  А жалование Харитон Иванович получал, работая при войсковом правлении, не такое  уж большое. Поэтому перед ним всегда стоял вопрос, как прокормить семью. Но благодаря любознательности, широким интересам, трудолюбию он мог многое. Кормило свое хозяйство. Занимался птицеводством, разводил породистых кур. На даче, находящейся на Аксайских горах, был большой виноградник. Кроме своего сада, имел ещё  и арендованные на внушительных площадях. Выписывал саженцы из питомников Одессы, Москвы, а урожай продавал. Лучшие образцы представлял на сельхозвыставках, неоднократно получая за них призы.

Корр.: — Процесс воспитания детей в его семье — каким он был? Ведь Попов часто отсутствовал дома, он достаточно много занимался ещё и общественной деятельностью…

Чибисова С.П.: —  В доме Поповых  безраздельно царил культ донского казачества.  Тут взращивалась гордость славным прошлым Дона,  собиралось общество любителей донской старины, бывали известные личности.

И хотя Попов действительно  бывал загружен с утра до вечера без личного отдыха, от этого его авторитет у детей не уменьшался.  Он оставался главой семьи, хотя многие вопросы по дому лежали на жене Александре Петровне. И большая заслуга в воспитании детей принадлежит ей. Была домовита, получив такое воспитание в семье родителей, имела твёрдый характер, держала весь дом в своих руках. Но и  девочки, и  мальчики имели свои обязанности.

В обучении детей принимал большое участие сам Харитон Иванович. Все они получили образование. Из дочерей самой образованной стала Екатерина, работавшая акушеркой. Замужем она не была и постоянно жила с семьей отца в доме №12 в переулке Хлебном — ныне Комсомольский.  Две младшие дочери стали женами священников: Мария  — Павла Автономова, а Серафима — Павла Кожина.

Старший сын Николай, 1864 года рождения, учился в Харьковском землемерном училище. Второе образование получил уже в возрасте 30 лет, поступив в духовную семинарию. Знания, полученные ранее, помогали отцу Николаю решать не только духовные вопросы. Он  строил при хуторских и станичных школах, где преподавал, подсобные хозяйства, фермы. Был  почитаем своей паствой. Жизнь его оборвалась трагически в годы гражданской войны. Во время обыска в доме комиссар увидел на стене фотографию его брата – походного атамана Петра Харитоновича Попова. Этого было достаточно, чтобы вынести батюшке смертный приговор. После гибели его жена Зинаида Георгиевна и дети Феодора, Елена, Юлия, Николай-младший, Мария и Александра уехали из хутора, дальнейшие их судьбы неизвестны. В 2006 году отец Николай причислен к лику святых православной церковью.

Младший сын Поповых Иван окончил Донской Императора Александра III кадетский корпус, а после одного курса Николаевского кавалерийского училища вернулся на Дон и тоже пошел по духовному ведомству. В 1901 году был рукоположен во священника к Успенской церкви Алексеевской станицы, одновременно заведовал второклассной школой  х.Колодезный. С 1907 года  —  вдовец, воспитывал единственного сына. Этот внук был полным тезкой знаменитого дедушки – тоже Харитон Иванович Попов, участник Великой Отечественной войны, награжденный медалью «За победу над Германией», он стал протоиереем, служил в молитвенном доме поселка Каменоломни, затем в Георгиевской церкви хутора Киреево-Кадамовского. Последним местом  службы с 1977 года стала Покровская церковь хутора Голубинка  Белокалитвенского района, где он и похоронен.

Корр.: — Самым выдающимся из детей Харитона Ивановича считают второго сына Петра.

Чибисова С.: — Петр Харитонович родился двумя годами позже своего старшего брата,  окончил академию Генерального штаба. Дослужился до чина генерала от кавалерии, был членом Российского Военно-исторического общества. Участник Первой мировой, походный атаман Войска Донского в гражданскую. В эмиграции с 1920 года,  жил  в разных странах.  Последние годы — в Америке, где дважды переизбирался Донским атаманом. Умер в 1960 году, похоронен на русском участке кладбища Нью-Джерси. Семьей  средний Попов так и не обзавелся.

Корр.: — Что повлияло на выбор детей: из четырех сыновей три пошли по духовной стезе, две дочери стали женами  священников?

Чибисова С.П.: — Окружение и воспитание. Харитон Иванович был человеком убежденных взглядов, как бы сказали сейчас, националистом, о чем не стеснялся заявлять. Он не был либералом, приверженцем каких-то реформ, а был монархистом. Состоял в попечительских советах многих церквей, в последние годы — Вознесенского собора.

Когда в 1906 году создается Донское филантропическое общество для оказания помощи нуждающимся, будучи в преклонном возрасте, Попов однако как учредитель играет в нем активную роль, а  девизом организации стал девиз его собственной жизни: «возлюби ближнего, как самого себя». Целью  общества была  помощь малолетним детям, беспомощным женщинам и безработным беднякам — создание приюта для детей-подкидышей,  устройство роддома, яслей для чернорабочих, организация предприятий для безработных.

После событий революции 1905 года, образования Госдумы появляются политические объединения. Харитон Иванович стал активным участником отделения «Союза русского народа», которое  открылось в Новочеркасске в 1906 году. А в 1912 году он создает партию «Донской союз националистов» — поразительная активность, если учесть его возраст в то время – 78 лет!  Написанный им Устав определял задачи организации, которые состояли в содействии господству русской народности в пределах Российской империи во всех проявлениях. Неудивительно, имея такого отца, все сыновья и дочери имели твердые убеждения.

Корр.: — Удивительно, как Харитон Иванович не погиб в годы гражданской войны…

Чибисова С.П.: — Попов умер в октябре 1925 года, но проживи он дольше  с таким послужным списком, вероятно, был бы расстрелян. К этому времени уже погиб старший сын Николай. Третий — отец Александр, блестяще закончивший духовную семинарию, служил поначалу в Троицкой церкви, был женат на дочери священника. В 1920 году чудом избежал  расстрела, благодаря заступничеству прихожан станицы Кривянской и красным командирам Жлобе и Думенко, стоявшим у него на квартире. Но через несколько лет все равно был репрессирован и сгинул в лагерях.

Мало того, два внука Харитона Ивановича стали участниками партизанского движения, возглавляемого героем Первой мировой войны Чернецовым. В отряде Семилетова в Сальских степях погиб один из них — воспитанник духовной семинарии Георгий Кожин, сын дочери Серафимы. Второй сын Александра — Петр в период великого исхода  вместе с дядей Петром Харитоновичем эмигрировал, жил в Америке, принял духовный сан, как и отец.

Интересно, что среди внуков Попова был один – Алексей Павлович Кожин, который унаследовал тягу деда к краеведению. Он окончил Донскую духовную семинарию, Киевскую духовную академию и затем всю жизнь проработал учителем русского языка и литературы. Им было составлено географическое описание окрестностей станицы Тбилисской, куда он совершал походы с учениками, а найденные многочисленные артефакты VI-IX вв. были в 1950-е годы переданы в Краснодарский краевой музей.

Корр.: —  Для становления Донского музея Попов сделал много, став его директором. Но основателем учреждения современные историки называют только его, между тем в газетах прошлых веков звучали и другие фамилии.

Чибисова С.П.: — Харитон Иванович был большой труженик, он собрал огромный личный  архив, который очень востребован. Деятельность его как  краеведа бесценна! Однако  за фактом основания музея стоят многие люди.  Так случилось, что сейчас другие имена остались забытыми. Например, Георгия Андреевича Ознобишина. Огромную роль сыграл князь Святополк-Мирский. Именно при нем всё и сдвинулось с мёртвой точки. В любом деле, кроме энтузиазма, нужна административная воля, без которой сделать ничего существенного нельзя. В 1881 году он назначен на пост атамана, а уже в 1883  издал специальное постановление об открытии музея, за которым последовало предписание на всю Донскую область: препровождать в Новочеркасск найденные предметы старины. Была  создана и комиссия по устройству Донского музея. Святополк-Мирский решил вопрос возведения здания за войсковые средства. Строилось оно долго — пять лет, денег не хватило, и Николай Иванович пожертвовал пять тысяч рублей, чтобы завершить все работы. Не зря же ему был установлен мраморный бюст в вестибюле музея, к сожалению, разбитый красногвардейцами  зимой 1918 года.

Греков Александр Матвеевич — тоже абсолютно забытый деятель, которому Новочеркасск многим обязан. Он был заместителем войскового  атамана по гражданской части, курировал работу всех комиссий, в том числе по созданию музея. И, кстати, тоже много экспонатов передал в будущий музей, собирал сведения, вел нужную переписку.

Корр.: —  Отчего так происходит?

Чибисова С.П.: — Наверное, это свойственно человеческой памяти вообще — забвение. Вот для этого и существуют исследователи-историки, чтобы отыскивать забытое, напоминать обществу примеры бескорыстного служения народу и отечеству. Надо людям воздавать должное за их дела, называя их имена. Тем более, что таких общественных деятелей в истории нашего города  было немало.

Харитон Иванович Попов — один из тех, кто служил родному городу не для славы или материальных благ.

Беседовала Женета Гридасова.

Фото из фондов НМИДК.

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий