Сегодня: 21 июня 2698, Вторник

Девятый выпуск  совместного творческого проекта городского отделения Союза журналистов России, Музея истории донского казачества и Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина посвящен  уникальному по своей роли памятнику гражданской архитектуры 19 века Войсковому Атаманскому дому, чаще называемому Атаманским дворцом. Его историческое значение, как музейного объекта, не ограничивается  региональными рамками, а является общероссийским. За полтора века существования в его стенах побывали, кроме донских атаманов, российские императоры, члены царской фамилии, руководители контрреволюции, представители советской власти… В марте 2001 года это историческое здание было передано Музею истории донского казачества и как его отдел открыто в сентябре 2005 года.

Об уникальном памятнике рассказывает заведующая отделом «Атаманский дворец» Музея истории донского казачества С.П.Чибисова.

Корр.: — Светлана Павловна, за 10 лет, прошедшие после  возрождения дворца, он не только пополнил список красивейших архитектурных памятников города и области, но и стал одним из символов казачьей столицы. Если перелистать страницы истории назад, как возникла инициатива  строительства в городе Атаманского дворца? До его появления атаманы жили в собственных домах…

Чибисова С.П.: —  Строительство новой столицы донских казаков предусматривало развитие города именно как столичного. В начале 19 века, особенно с приходом к власти императора Николая I, усиливается централизованное начало, и территория Земли Войска Донского все больше вовлекается в государственное управление. Были сделаны очень серьезные шаги  в этом направлении. Прежде всего, назначение в 1827 году наследника Августейшим атаманом, то есть официально главным атаманом казаков стал цесаревич.  В  1829 году создается Донская епархия и в городе появляется резиденция архиепископа. Далее  в 1835 году принимается  «Положение о Войске Донском».

Раз наследник стал августейшим атаманом, то ему нужна была соответствующая резиденция. Когда члены императорской семьи приезжали на Дон, они размещались в домах знатных старшин, и это  давало последним некое преимущество перед другими. Считалось, раз у них расположился  император, хозяину дома оказана честь. Например, у Мартыновых, тогда  их враги Иловайские  оставались с носом! Шла такая вот конкуренция. А император не желал подобного размежевания. Поэтому и встает  вопрос строительства резиденции, где бы могли останавливаться Августейшие атаманы и великие князья, другие высокие гости, приезжающие на Дон.

Корр.: — То есть, в первую очередь для встреч высоких гостей?

Чибисова С.П.: — Полагаю, что да. Первый проект атаманского дома сделан еще в 1831 году, в бытность атаманства Кутейникова, вскоре после указанных событий. Первоначально он планировался на улице, которая и получила свое название благодаря предполагаемому сооружению, Атаманской. Дом должны были поставить между зданием Войсковых присутственных мест и домом генерала Курнакова, там, где находится казарма бывшего училища связи.

Проект предусматривал большую усадьбу: сам дом, дом для служб, двор, так называемый черный двор и сад. Но  местность имела большой уклон, возникали какие-то сложности, стройка затягивалась. Когда в 1853 году установили памятник Платову на Александровской площади, то стали задумываться о том, чтобы привязать административный центр к этому месту. Войсковым архитектором в это время был  Иван Осипович Вальпреде.

Корр.: — Что мы можем рассказать об этом архитекторе? Какими работами он известен?

Чибисова С.П.:  —  Известно не так много. Он родился в 1805 году, в 1816 был принят в Академию художеств вольным пенсионером — учился за свой счет. Судя по фамилии, его предки обрусевшие итальянцы. В 1832 году Вальпреде окончил Академию художеств со званием свободного художника за составленный проект  инвалидного дома на 60 человек в Санкт-Петербурге. Через 10 лет получил звание академика за проект вододейственного несгораемого оружейного завода. Сейчас в северной столице сохраняются некоторые здания, построенные при его участии, как архитектора. Он составлял в основном  проекты зданий общественных мест, имеющих государственное значение. Примерно в 1845 году  был назначен Областным войсковым архитектором и приехал в Новочеркасск. В соответствии с должностью он  руководил строительством всех зданий.

Корр.: — Известно ли, с чего началась деятельность Ивана Осиповича на Дону?

Чибисова С.П.: — Первое, что построил Вальпреде, — новый деревянный собор. Здание временного собора было очень маленьким, в буквальном смысле слова часовенка. Никто же не предполагал, что стройка каменного собора так затянется! Когда в 1846 году обрушился первый вариант храма, стало понятно, что строительство надолго. По проекту Ивана Осиповича был расширен и заново отделан временный деревянный собор. В 1848 году он принял вид довольного обширного храма, об этом нам рассказывают  фотографии конца 19 века.

Второй проект Вознесенского собора был выполнен уже самим Вальпреде. Он отличался от предыдущего и последующего вариантов тем, что на автора сильно влиял романский, более западный стиль.  Высокая колокольня в 84 метра возвышалась над зданием храма. Она была успешно построена и на нее даже  подняли колокола. Но при сведении купола в 1863 году собор обрушился. Чрезвычайное происшествие имело фатальный для архитектора итог, он потерял свое место.

Корр.: — Не сыграло ли свою роковую роль то, что Вальпреде  одновременно руководил несколькими постройками?

Чибисова С.П.: — Вальпреде  был войсковым архитектором и все строительство в городе находилось в его ведении. Проект собора составил  в 1850 году, в дальнейшем наблюдал за его строительством. В областном архиве сохранился чертеж Ивана Осиповича за его подписью. Это —  часть иконостаса, где под номерами расписаны все иконы. И хотя целый  список не сохранился, видно, что фасады и внутренний интерьер  уже отработаны. Позднее приезжали разные комиссии, разбирались в делах и хотя виновного не нашли, архитектор все-таки был уволен в 1867 году  атаманом Потаповым, который пришел на смену Граббе.

В Новочеркасске сохранились объекты, автором которых был Иван Осипович. Одно крыло каменного здания торговых рядов, построенных в 1857 году. Кладбищенская церковь Дмитрия Солунского возводилась с 1861 по 1864 годы. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в хуторе Малый Мишкин  с 1856 по 1865 годы строилась на средства внучки атамана Платова княгини Марфы Ивановны Голицыной. Хотя нанимал Вальпреде старший сын Платова Иван Матвеевич, после его смерти дочь завершала дела. Храм во имя иконы Божией Матери «Живоносный источник» в селе Петровка, построенный в 1858 году по заказу войскового атамана Хомутова.6,1f

Корр.: — Как шло возведение Атаманского дворца?

Чибисова С.П.: -Здание дворца начали строить хозспособом при атамане Хомутове, на что было ассигновано 115 тысяч рублей из войскового капитала. В 1860 году получено разрешение, а все работы завершены в 1863 году. Хотя уже в ноябре 1861 года Михаил Григорьевич  рапортовал военному министру, что вчерне дворец готов, в следующем году будет завершен окончательно и его надо меблировать.

Корр.: — Что входило в понятие «Атаманский дворец»?

Чибисова С.П.: — Это была целая усадьба. Кроме основного дворца, включала в себя еще двухэтажный флигель различных служб, дворовые постройки, каретник, переоборудованный в начале 20 века под гараж, домик садовника, курятник, баню, два ледника, цейхгауз. Развалины  ряда построек до сих пор существуют. Раньше усадьба доходила до  здания, где располагается сейчас МФЦ, даже сохранилась часть забора.

Корр.: — Кто из атаманов отмечал новоселье во дворце?

Чибисова С.П.: — Павел Христофорович Граббе был первым атаманом, въехавшим во дворец. Все его внутреннее пространство делилось на три зоны. Служебная часть занимала первый этаж. На втором находились  зоны  официальная, где атаман работал, и жилая, где жил он и члены его семьи. Официальная часть располагалась в северной анфиладе, окнами выходила на Дворцовую площадь. Тут помещались кабинет атамана, Парадный зал, столовая. Южная сторона была выбрана для спален, двух гостиных, балкона, выходящего в сад, над которым в летнее время натягивали тент.

Сад, кроме лиственных деревьев, был засажен разнообразными кустарниками и декоративными растениями,  обязательно сиренью, которую очень любили и разводили повсеместно.  На архивном фото видно, что в атаманском саду были агавы, пальмы и прочие по тем временам диковины. На зиму экзотические растения переносились в оранжерею, устроенную неподалеку атаманом Хомутовым.

Корр.: — Не перестаю удивляться деяниям Михаила Григорьевича Хомутова…

Чибисова С.П.: — Он прожил долго в Новочеркасске, знал его проблемы, был заинтересован в  благоустройстве города. Представьте, когда приезжал царь или наследник, помещения украшались цветами  и для этого их выписывали из столицы. Михаил Григорьевич подумал, зачем возить издалека, имея  огромные затраты, когда можно выращивать самим, тем более,  что климат на Дону очень подходящий для нового дела. И практически расходы коснутся только  зимнего времени. Так и вышло. В апреле все растения уже высаживались в грунт Александровского сада, который имел тогда тоже совсем другой вид.

Корр.: — Кто из царской семьи первым побывал в Атаманском дворце?

Чибисова С.П.: — В 1863 году первым посетил его наследник цесаревич Николай Александрович, увы, умерший через два года. Затем был его младший брат Александр Александрович, будущий император Александр III. Как наследник, он четырежды побывал во дворце, а в 1887 году —  уже став императором.

Его отец Александр II посетил дворец в 1872 году. Был один раз, но со всей семьей.  Кстати, с семьей приезжали цари на Дон примерно раз в пятнадцать лет. И последний император Николай II, будучи цесаревичем, с отцом  побывал здесь в 1887 году. Вместе с родными он участвовал в закладке здания института благородных девиц на улице Почтовой. Каждый из них положил в основание мраморный кирпичик, на которых были указаны имена Александра III, императрицы Марии Федоровны, цесаревича Николая Александровича и его младшего брата Владимира Александровича.

В последний раз  Николай II побывал в атаманском доме уже в декабре 1914 года, когда шла первая мировая война. Он приехал своим поездом и посещал расположенные в городе  лазареты.

Корр.: — Какие обычно покои отводились царской семье?

Чибисова С.П.: — В ее распоряжение предоставлялись все комнаты дворца. Атаман с семьей временно съезжал на наемную квартиру. Обычно второй этаж предлагался самому царю и его супруге. А наследник располагался на первом этаже. И атаманский пернач, который хранится  в нашем музее, после назначения наследника Августейшим атаманом, стал его принадлежностью, а не наказных атаманов. Если пройти по картинной галерее Парадного зала, то обнаружим перначи в руках атаманов Данилы Ефремова и Василия Орлова. А все остальные атаманы, занявшие эту должность после 1827, держат только насеку. Пернач хранился в покоях цесаревича в Атаманском дворце, когда он приезжал в Новочеркасск. С отъездом атрибут власти возвращался в комнату регалий Войскового правления.

Корр.: — Наступило время великих перемен. Что стало с атаманским домом?

Чибисова С.П.: — В это время дворец утратил свое великолепие. Его имущество было разграблено. В 70-80-е и даже 90-е годы в музей поступали предложения от жителей города: «Не хотите ли вы приобрести столик из Атаманского дворца?». Видимо, в семьях легенда о происхождении мебели передавалась из поколения в поколение. Люди были разные, столики, видимо, тоже, я думаю, их тут было немало.

Как выглядел дворец, можно судить по фотографиям, имеющимся в музейном фотофонде. На одной из них, с группой депутатов горсовета 1931 года, видно, что  стены  Парадного зала обшарпаны, заклеены одинаковыми плакатами, из мебели ничего не осталось. С 1920 по 1930 годы во дворце существовал дом для беспризорных детей. Затем долгие годы — различные органы местной власти.

В декабре 1999 года было принято постановление губернатора Ростовской области В.Ф.Чуба, а официальная передача здания произошла в  марте 2001 года. Все работы производились высококлассными специалистами института «Спецпроектреставрация» из Санкт-Петербурга, филиал которого расположен в Ростове-на-Дону. Руководил возрождением дворца известный архитектор Юрий Николаевич Солнышкин. Сам он из кубанских казаков, человек высокой культуры и гражданской ответственности, яркий приверженец сохранения исторических памятников.

Реставрация шла  четыре года, это небольшой срок. Но за это время проделан колоссальный объем работы на средства, выделенные  из областного бюджета. А вот на создание экспозиции музей получил финансы из федерального бюджета, что дало возможность закупить у местных жителей недостающую мебель, подлинники 19 века.

Корр.: — Все ли задачи удалось решить музейщикам в период воссоздания  архитектурно-паркового ансамбля «Атаманский дворец»?

Чибисова С.П.: — Для того чтобы решить всё, необходимо и больше времени, и больше средств. Но сделано много. Мы начали с самого важного — удалось найти в архивах документы и установить экспликацию помещений, их назначение. Это соответствовало концепции: показать дворец-музей, сохранить его уникальность и исторический смысл.

Проведена колоссальная  научно-исследовательская работа. В родные пенаты вернулось из запасников огромное количество атрибутированных предметов, которые находились здесь в бытность последнего царского атамана Михаила Николаевича Граббе. В основном — это живопись, фамильные портреты семьи Граббе-Всеволожских. Кроме них, присутствуют предметы прикладного искусства, фарфор, принадлежавший  семье. Когда музей открывался, у нас было менее 200 предметов, а сейчас их в экспозиции около тысячи. Работа по атрибуции и реставрации ведется постоянно, и дворец продолжает насыщаться  предметами и развиваться.

Небольшой внутренний дворик был распланирован дорожками, украшен цветниками и резной деревянной беседкой, поставленной на возвышении насыпного холма. Так что впереди — освоение Атаманского садика, воссоздание беседки, возможно, мини-оранжереи с тем, чтобы приблизиться к исторической картинке. Во дворике был небольшой фонтан, простой, без вычурности, но в окружении экзотических растений он выглядел уместным, плюс увлажнял воздух, что так важно при нашем жарком и сухом лете. Вероятно, он был связан с центральным фонтаном Александровского сада, когда укрепляли фундамент, то наткнулись на черные чугунные трубы. Сейчас современными средствами можно сделать этот фонтан автономным.

Есть и другие задачи, более далекой перспективы, я не буду в них углубляться. Замечу только, что их решение приблизит уникальный архитектурный памятник к исторической ретроспективе.

Беседовала Женета Гридасова.

 

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий