Сегодня: 17 октября 2019, Четверг

Скоро – 70 лет Великой Победе!

Мы придумали эту рубрику – «Если отец герой…» для описания подвигов не только мужчин и не только на фронте.

Мы хотим знать: что помнят в семьях участников тех далеких событий? Как хранят память о той войне дети солдат и офицеров, тружеников тыла, детей войны? Что передают своим детям, внукам и правнукам участники Великой Отечественной? Что остается в памяти каждой семьи и всего народа – Великого Народа-Победителя.4,17

***

В связи с приближением 70-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне и в преддверии праздника борьбы женщин всех стран за трудовое и политическое равноправие – Международного женского дня 8 марта – возникла мысль рассказать читателям еженедельника «Частная лавочка» о женщинах на войне. Благо, не только мать, но и отец автора предлагаемых вниманию читателей материалов, в годы Великой отечественной войны имели отношение к женским воинским коллективам.

Летом 1942 года 19-летняя девушка Нина Слепкова работала в почтовом отделении в станице Кривянской, которая тогда была районным центром Кривянского района. В один из вечеров второй половины июля она закрыла двери почтового отделения на засов изнутри, а сама покинула помещение почты через окно, спустившись на землю по лестнице, поставленной под окном. После этого Нина отправилась домой, где жила с отцом, матерью и младшим братом. А утром следующего дня – 24 июля 1942 года — в станицу Кривянскую вошли немецкие войска.

На Дону, по отношению к местному населению, немцы вели себя сдержанно: особой агрессивности с их стороны не наблюдалось, но и заботы о местных жителях они не проявляли. Прибывшие во двор Слепковых квартирьеры предупредили хозяев, что на постое у них будет находиться шеф-комендант. И велели всех приходящих к ним солдат предупреждать об этом. Упоминание о шеф-коменданте на пытавшихся разместиться у Слепковых немецких солдат действовало неотразимо: услышав об этом, солдаты разворачивались в обратную сторону и незамедлительно покидали двор.

Поселившийся же в доме Слепковых комендант вёл себя скромно: вечером он расстилал на полу занятой им комнаты имевшуюся у него полсть (кошму) и спал на ней за печью; поднявшись же утром, он полсть сворачивал и уходил на службу.

Затем в доме Слепковых поселились четверо солдат-водителей. Под новый 1943 год они получили от командования рождественские подарки: галеты, конфеты, орехи. Возвратившись вечером в дом Слепковых, они застали хозяев за лузганьем семечек подсолнечника. Немцы назвали семечки «Сталинским шоколадом»  и стали угощать хозяев галетами и конфетами из своих подарков.

К зиме оккупанты стали уже не столь самоуверенными. В этот период через станицу на восток беспрерывно шли и шли их войска. На вопросы станичников, куда движутся солдаты и техника, немцы отвечали: «На партизан». Но в конце января из-за Дона стал доноситься грохот артиллерийских орудий. Стало ясно, что к великой казачьей реке подошли наступавшие от Сталинграда части Красной Армии. Находившиеся на постое у Слепковых водители стали паковать свои вещи и готовиться к отъезду. «Нах хаус?» — спросила Нина у одного из них. «Я-я!» — подтвердил тот её предположение.

13 февраля 1943 года советскими войсками был освобождён Новочеркасск, 14 февраля – Ростов. А 23 февраля Нину и ещё с десяток станичных девушек вызвали повестками в райвоенкомат и направили в действующую армию. Девчат включили в состав 3-й гвардейской стрелковой дивизии 2-й гвардейской общевойсковой армии, где при медсанбате (медико-санитарном батальоне) организовали банно-прачечный отряд. Сначала их хотели оформить вольнонаёмными. Но в фронтовых условиях на выплачиваемые вольнонаёмным деньги практически невозможно было приобрести ни продукты, ни одежду. Поэтому девчат привели к присяге, закрепили их за имевшимися в составе дивизии стрелковыми полками и повезли на грузовике в сторону передовой линии советских войск – на Миус-фронт.

По пути к Миус-фронту девчата видели, как навстречу им гнали колонны пленных немцев. Среди них попадались и жившие на Дону бывшие советские ребята, ещё не достигшие призывного возраста и потому не мобилизованные в Красную армию, но мобилизованные в период оккупации в подразделения так называемых казачков, находившихся на службе у немцев в составе вермахта. Среди этих казачков кривянские девчата и увидели одного из своих одностаничников. Они стали хватать лежавшую в кузове грузовика картошку и швырять её в колонну военнопленных, стараясь попасть ею в того парня…

***

В этот период фронт упёрся в реку Миус и стабилизировался. Вот девушек и доставили к нему, чтобы при медико-санитарном батальоне 3-й гвардейской стрелковой дивизии организовать банно-прачечный отряд для обеспечения нужд всей дивизии. Нина Слепкова, как и другие девчата, первоначально была прачкой. Но со временем, как более образованную, её назначили кладовщицей. После этого она стала иметь дело со старшинами подразделений дивизии,  которые приезжали к ней на склад за получением чистого белья для бойцов и командиров их подразделений.

Вскоре 2-я гвардейская общевойсковая армия, в состав которой входила 3-я гвардейская стрелковая дивизия, была отведена на отдых в Ворошиловградскую область. Личный состав  банно-прачечного отряда формально распределили по полкам для обеспечения их пищевым и вещевым довольствием. Нина Слепкова была зачислена в 9-й гвардейский стрелковый полк, командиром которого был молодой майор Дацко Виктор Михайлович – ровесник Великого Октября, бывший воспитанник детского дома.

17 июля 1943 года на Миус-фронте началось наступление наших войск.

После прорыва Миус-фронта советскими войсками 3-я гвардейская стрелковая дивизия участвовала в тяжёлых боях на реке Молочной, в штурме и взятии города Волноваха, за что и получила почётное наименование Волновахской. В феврале 1944 года 2-я гвардейская армия была переброшена в район Перекопского перешейка и в апреле-мае приняла участие в Крымской стратегической операции, в ходе которой 13 апреля 1944 года освободила Евпаторию. Затем,  взаимодействуя с войсками 4-го Украинского фронта и с силами Черноморского флота, 2-я гвардейская армия приняла участие в штурме укреплений Севастополя, который был взят советскими войсками ровно за год до окончательной победы над врагом – 9 мая 1944 года.

В освобождённой от врага Евпатории личный состав банно-прачечного отряда сфотографировался на память о своём пребывании в Крыму. Полдесятка мужчин и десяток девушек получили на память о военных годах групповой фотоснимок, который они затем хранили до конца своих дней как дорогую для них память о годах своей военной молодости. Нина Слепкова была запечатлена сидящей во втором ряду — по левую руку от находящегося в центре снимка старшины банно-прачечного отряда. У трёх отрядных девчат на груди уже имелись медали «За боевые заслуги». Несколько позднее такой медалью была награждена и Нина Слепкова.

***

С 20 мая 1944 года 2-я гвардейская армия находилась в резерве Ставки ВГК, а 8 июля вошла в состав 1-го Прибалтийского фронта. В июле этого же года, в ходе Шяуляйской наступательной операции, она отражала контрудары противника западнее и северо-западнее Шяуляя, а в октябре участвовала в Мемельской наступательной операции. Так как все бойцы стрелковых частей были задействованы в боевых операциях, то девушкам из банно-прачечного отряда приходилось днём заниматься стиркой и сушкой белья, а ночью посменно стоять на боевом посту, охраняя самих себя и вещевое довольствие дивизии. А Нине Слепковой вместе со старшиной отряда приходилось по ночам выезжать на грузовом «Студебеккере» американского производства на передовые позиции, чтобы под покровом темноты обеспечить смену белья находившимся там бойцам и командирам.

20 декабря 1944 года 2-я гвардейская общевойсковая армия была переподчинена 3-му Белорусскому фронту. В январе-апреле 1945 года в ходе Восточно-Прусской стратегической операции она прорвала долговременную оборону противника и, взаимодействуя  с другими войсками фронта, ликвидировала его окружённые группировки: как находившиеся юго-западнее Кёнигсберга, так и Земландскую. Снабжение продуктами личного состава находящихся в тылу армии подразделений было недостаточным. Старшина банно-прачечного отряда для пополнения запаса продуктов периодически глушил рыбу в местных озёрах. И однажды подорвался на одной из гранат. В связи с этим Нина Слепкова некоторое время исполняла его обязанности — до тех пор, пока на место погибшего старшины не назначили нового. За что и была представлена к награждению медалью «За боевые заслуги».

Перед штурмом прусского города-крепости Кёнигсберг для корректировки артиллерийского огня советских батарей неподалеку от того места, где размещался банно-прачечный отряд, производили подъём аэростата с наблюдателем на борту. Немцы обстреливали аэростат и несколько раз повреждали его оболочку, после чего тот терял высоту и опускался на землю. Наблюдая за этим, девчата из банно-прачечного отряда искренне переживали за судьбы наблюдателей. Но куда более тяжёлым стало для них известие о гибели 18 февраля 1945 года командующего войсками их 3-го Белорусского фронта – дважды Героя Советского Союза, генерала армии И.Д. Черняховского.

Но в итоге Кёнигсберг всё же был взят советскими войсками, а личный состав банно-прачечного отряда, в числе других воинов 3-й гвардейской стрелковой дивизии, награждён медалями «За взятие Кёнигсберга». Отрядным девчатам, в своё время омывшим свои сапоги в водах Чёрного моря, представился случай омыть их и в водах моря Балтийского. Все они были награждены последней полученной ими в этой войне медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

А в послевоенное время, в дни Победы, боевые подруги из банно-прачечного отряда не раз встречались за праздничным столом. В том числе и в квартире Нины Слепковой, ставшей после войны Ниной Ивановной Черновой. Не раз присутствовали однополчанки и на мероприятиях ветеранов 3-й гвардейской стрелковой дивизии, которые проводил в общественных местах Новочеркасска приезжавший из Ростова бывший командир 9-го полка этой дивизии — полковник Виктор Михайлович Дацко. Участвовали ветераны и в церемонии открытия   мемориальной доски на бывшем здании школы № 17, на крыше которой был водружён первый после освобождения нашего города алый стяг.

 Павел Чернов.

Комментарии (0)

Добавить комментарий