Сегодня: 18 декабря 5141, Четверг

Как-то так сложилось, что браки людей творческих редко бывают долговечными. В артистической среде особенно. Звездные семьи, пронесшие супружество через всю жизнь – редкость, их наперечет знают. А вот в нашем театре семейные пары на сцене – явление, отличающее его от всех остальных. Именно поэтому родилась наша рубрика, в которой мы рассказываем читателям о любимых актерах, которые в обычной жизни – тоже мужья и жены, папы и мамы. Разница в том, что они вместе и дома, и на работе. С началом нового театрального сезона рубрика вновь на страницах «Частной лавочки». Сегодня наши гости Наталья и Игорь Лебедевы – актеры Новочеркасского театра драмы и комедии имени В.Ф. Комиссаржевской.10,143

В гримерке, в которой мы с Наташей сидели, на стенах нет ни одной афиши. Обычно сцены из спектаклей, где играл актер, украшают и стены и двери гримуборных. Здесь только обои, правда, очень будуарные – цвет бордо так и манит расслабиться на диванчике, но… далее все весьма строго: туалетный столик, несколько стульев, кресло. Очень чисто. Ощущение, что обитатели этой комнаты – люди исключительно дисциплинированные. Это гримерка Игоря и заслуженного артиста РФ А.И. Иванкова.  Сами хозяева были на репетиции, и мы с  супругой Игоря, а по совместительству и его коллегой, проболтали часа три «о своем, о девичьем», — о мужьях, детях и любимой работе. Хотя очередность тут не имеет смысла, потому что для Наташи Лебедевой все это – взаимодополняющие, я бы даже сказала, взаимоусиливающие факторы жизни. В ней присутствует здоровый «голод» ко всему, что ей дорого. Она с юности мечтала о сцене и по сей день каждый выход – как подарок судьбы, каждая роль – новое рождение. «Я очень хочу играть, я не наиграюсь, наверное, никогда!», — говорит Наташа. Судьба подарила ей счастливое супружество, и она не устает каждый день видеть в своем любимом человеке воплощение качеств лучшего мужчины на земле: «Я даже думать не хочу, как бы сложилась моя жизнь без Игоря».

А мне интересно, за что? Однажды я услышала, что когда не любят, то точно знают, за что, а вот с любовью… часто бывает вопреки. Только не в этом случае. «С ним безумно интересно!», — отвечает Наташа. — «Он невероятно много знает обо всем на свете.  Я всегда твердо знаю, что самый правильный и взвешенный совет получу только от моего мужа.  И он совершенно замечательный папа. Дети его обожают, причем не только наши».

Актера Лебедева любит и зритель, и режиссеры. Ролей – огромное количество, и абсолютное большинство – главные: Скапен, Платов, Насреддин… Думаю, что любят его за честность. Коллеги и режиссеры скажут: «Он не допускает халтуры, он труженик, с избытком требователен к себе». Зритель видит результат актерского  труда и не представляет себе, что за этим стоит.

Мне всегда интересно увидеть Лебедева в новой роли. Есть актеры четких типажей. Роли разные, а типаж все тот же. Иногда это оправдано, пусть репертуаром или режиссерской задачей – не важно. Лебедев не повторился ни разу, сколько мне ни приходилось видеть его на сцене. Его герои разные, далеко не всегда положительные, но непременно обаятельные! Наталья тоже отмечает этот феномен: «Ну, вот вроде злодея играет, отрицательный же персонаж, а он нравится детям больше всех!». Многие сказки в репертуаре нашего театра –  режиссерские  работы  Игоря.

Наталья, кстати, тоже в свое время окончила Ростовское училище культуры именно по направлению режиссуры, но как она сама говорит, ей нравится больше играть. Это вполне естественно для актера, каждая роль которого – как глоток воздуха. Тем не менее, режиссура в жизни Лебедевых присутствует на протяжении всей их жизни в новочеркасском драмтеатре. Наташа –  автор  новогодних программ любимого зрителем кабаре «Арлекин» и многих творческих вечеров. Разносторонне одаренная, она написала несколько сказок для театра. Главным человеком в своей творческой жизни Наташа считает Леонида Ивановича Шатохина. Он был и остается ее главным наставником и учителем. К нему молоденькая начинающая актриса Наташа Трудкова приехала из Ставрополья и с благодарностью приняла все, что принес в ее жизнь новочеркасский театр:

—  Леониду Ивановичу я обязана всем. Если бы он не принял меня тогда, у меня, скорее всего, не было бы любимой работы, потому что все мои попытки стать актрисой всю дорогу натыкались на всевозможные препоны, и встреча с Шатохиным случилась уже тогда, когда я и не надеялась. Если бы я не оказалась здесь, я не встретила бы Игоря, не родила бы таких замечательных детей,  не сыграла бы интересных  ролей, если бы не поверил в меня тогда Леонид Иванович.

А роли были действительно интересные, и я позавидовала тем зрителям, что видели Наташу, играющую восторженных чистых девушек, или слепоглухонемую девочку в «Сотворившая чудо». Это любимая ее работа. Постановочный коллектив спектакля ездил в интернат для таких детей, чтобы увидеть и понять, как они уживаются с непонятным и неосязаемым внешним миром. Хрупкая травестийная Наташа в какой-то момент была в очередной раз «заброшена» смелой режиссерской рукой в неизвестность течения актерской судьбы, когда ей досталась роль… аферистки-проститутки во французской комедии «Супница». Роль долго не давалась, срабатывало правило «лучшее – враг хорошего», слишком старалась, как говорит сама Наташа. А когда почти смирилась с тем, что это, наверно, не её, героиня сама легко родилась на сцене и именно так, как ее видел режиссер.

Наталья в этой роли потрясающе убедительна, а ведь актриса в жизни совсем другая. Среди своих самых любимых работ Наташа называет роль княгини из спектакля «Любовь — книга золотая», Гермии из «Сна в летнюю ночь», Иоанны из  «Пьемонтского  зверя», Королевы Анны из «Стакана воды».

— Если бы у меня было несколько жизней, я бы одну из них полностью посвятила только семье. Родила бы не меньше шести детей, занималась бы семейным гнездышком и создавала уют и комфорт моим любимым. Я очень люблю все эти домашние хлопоты, кухню, очень люблю делать заготовки на зиму. У нас одних компотов по двадцать пять банок выпивается за зиму! Другую бы жизнь я полностью посвятила путешествиям – мечтаю повидать мир и никогда не забуду зарубежную поездку, которой однажды нас премировал Леонид Иванович. Было столько эмоций, это потрясающие воспоминания. А третью жизнь я бы положила на алтарь искусства (Наташа улыбается нарочитой высокопарности фразы). Служила бы только ему и все!

— А четвертую?

— А прожила бы точно так же, как эту…

Они оба такие – Лебедевы – за все, что дорого, болеют душой. Самая большая ценность – верность себе и тому, во что веришь и чем дорожишь, будь то любимый человек или любимая работа, коллектив, ставший родным за двадцать с лишним лет. А ведь актеры – люди «без кожи», с высоким болевым порогом, при этом  выражают свои чувства ярче и острее, чем другие люди. Они более уязвимы, чем прочие. В их среде, наверное, случается разное, как и везде. Но сценическое братство – совершенно уникальное явление. Во время спектакля есть семья, где каждый готов и поправить выбившуюся прядь волос из-под парика, и ресницы подклеить, и стакан воды поднести уставшему партнеру. Да и как им не дорожить друг другом, если у них на всех одна большая Любовь –  театр. А сцена – совершенно волшебное место, она чудесным образом поднимает на ноги даже тяжело больных, если на сцене декорации, и в зале ждет зритель. Наташа Лебедева:

— Бывало, актриса с температурой под сорок еле выползает из гримерки, а на сцене – пляшет, шутит, глаз горит, роль отыграла – чуть не падает… Невероятно, но так действительно бывает. Сцена – это волшебство.

Иначе чем волшебством не назовешь и то, как свела судьба Игоря с Наташей. Она выросла в семье, где все любили музыку, с детства мечтала стать… певицей, но после школы поехала покорять Москву и предприняла попытку поступить в «Щуку» (театральное училище им. Щукина. Прим.  автора), недаром еще в школе занималась в народном театре маленького провинциального городка Георгиевск и первой ее ролью была пионерка Люба в «Волшебном сне» Михалкова. Но у Фортуны был свой план для этой девочки, и пришлось ей покинуть столицу, несолоно хлебавши. Потом Наташа поступила в Ростовское училище культуры, и для нее началось время чудесных открытий.  Два с половиной года она каждый вечер ходила в театр по полагающемуся студентам училища абонементу, пересмотрела все спектакли Ростовского ТЮЗа и знала каждого актера в лицо.  Тогда она «заболела» театром окончательно и без шанса на выздоровление. Когда учеба закончилась, Наташа попала в экспериментальный молодежный театральный коллектив. Они с ребятами все делали своими руками – от костюмов до декораций. Ездили с гастролями, что-то даже зарабатывали, но каждая копейка шла на новые  постановки. Играть хотелось всегда и всё! Увы, ничто не вечно под луной, и по объективным причинам коллектив не смог долго просуществовать.

Провинциальная девушка, выросшая в Советском Союзе, рассудила единственно возможным для нее образом: если не судьба стать актрисой, нужно обзаводиться семьей.  Вернулась домой и вышла замуж за своего доброго друга, хорошего и преданного ей парня. А ровно через неделю  друзья прислали ей письмо с предложением приехать в Новочеркасский театр на собеседование. Никому, кроме мужа слова не сказала и поехала. Леонид Иванович честно предупредил, что жизнь актерская – не сахар, нет жилья и зарплата мизерная. Помогать некому и нечем. «Если найдешь возможность решить проблему с жильем, возьму во вспомогательный состав», — сказал Шатохин, и она поняла, что судьба дает ей карт-бланш.  Они переехали в Новочеркасск вдвоем с мужем. А через два года в театре появился Игорь, хотя в его жизни все могло сложиться совсем по-другому…

Когда одноклассники узнали, что Лебедев поехал поступать в театральный институт в Москву, удивлению предела не было. Никто и предположить не мог, что парень всерьез увлечен театром.  Однако новочеркасский паренек успешно прошел отборочные туры сразу в два учебных заведения. Правда, в одном из них его «зарубила» преподаватель по речи из-за пресловутого ростовского говорка, зато в другом прошел на ура. И вот тут сама судьба взяла его за руку и… не позволила остаться в Москве.  Испытания прошли ровно на одного претендента больше абитуриентов, чем допускалось до учебы в мастерской. Собрали группу и при всех, не глядя, преподаватель выдернул из пачки документов одну папку: «Пусть судьба рассудит. Все вы – лучшие, но кому-то одному придется приехать на год позже». Это были документы Игоря Лебедева. Расстроился ли он? История умалчивает. Позже было училище культуры в Воронеже, потом армия. А потом Игорь пришел в наш театр, где и увидел свою Наташу. Да, граждане, увел её Лебедев у мужа. В один прекрасный день просто погрузил вещи на мотоцикл, забрал девушку и увез к себе.

— Я сейчас думаю,  какое счастье, что тогда вытащили именно его папку с документами, — говорит Наташа.

Институт все же случился и в её, и в его жизни – филиал Ярославского театрального, который закончили многие наши актеры. Спали по три-четыре часа в сутки и были счастливы этим сумасшедшим ритмом. И каждый день они открывали своих друзей, коллег и друг друга.  Однажды наши возили есенинского «Пугачева» в Москву. Давали этот спектакль на Таганке – испытание не для слабых. Герой Лебедева – Хлопуша, бывший для мятежного Пугачева одним из ближайших соратников. Эта роль,  вне всякого сомнения, – бриллиант в запаснике ролей актера Лебедева. Знаменитый монолог Хлопуши в его исполнении зал слушает не дыша. Невероятно как ему это удается, но в тот момент перед зрителем не наш современник, сыгравший множество разных, порой смешных и очень смешных, трогательных и жалостливых ролей, не режиссер детских сказок, а мятежник, каторжанин, жестокий человек жестокой эпохи, но с душой израненной, кровоточащей за свою веру и свои убеждения. И снова это честно, как и все, что делает Лебедев на сцене.  Возможно, не ошибусь, если скажу, что Игорь – максималист во многом. Если верю в то, что делаю, то иду до конца. Рядом с таким мужем гораздо легче быть «в тонусе» и выдерживать жесткий дисциплинарный режим театра. А он действительно жесткий, если не сказать жестокий.

— Это постоянная борьба с самим собой и собственными  слабостями. Одно из утверждений Станиславского – актеру на сцене не должно быть удобно. Это постоянное преодоление: физического или эмоционального состояния, настроения, отношений и так далее. И каждая новая роль – как самый первый раз. Нельзя «взять с полочки» однажды сыгранный образ и сделать его еще раз – это уже штамп. А где начинаются штампы, там исчезает актер, — размышляет Наталья.

Такая вот актерская семья. Однажды они услышали то, что для многих сокрыто, поняли, что совсем-совсем родные и до сих пор продолжают открывать друг в друге то, за что можно любить еще больше. Она считает его очень талантливым актером и самым лучшим мужчиной на земле. Он по-прежнему восхищен ею, как актрисой и  не знает женщины более замечательной, чем его Наташа. У них взрослый сын, который,  несомненно, перенял от отца все лучшие мужские качества, и совсем ещё маленькая дочка… Кто знает, какой путь выберет в жизни она. Как знать, может не за горами и очередная актерская династия в Новочеркасском драматическом. Сплюну-ка я через левое плечо и постучу по дереву, потому что в нашем театре, наверное, аура особая, ведь вряд ли где еще есть такие актерские союзы, как в нашем. И молодежь не отстает. Но это уже совсем другая история…

Ирина Гаврилова.

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий