Сегодня: 21 августа 2018, Вторник

16 мая Новочеркасский городской суд удовлетворил в полном объеме иск прокуратуры города, обязав региональную общественную правозащитную организацию «Союз «Женщины Дона» зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Присутствующие при оглашении решения зрители (а их был полный зал) утверждали, что голос судьи Калашниковой дрожал: то ли боялась шпионов, в кои сама записала «Женщин», то ли разжалованья в управдомы. Уж очень дело изначально казалось заказным, а под конец – тем паче.

— Мы не считаем себя иностранными агентами, так как не занимаемся политической деятельностью, — дала комментарий председатель-координатор «Женщин Дона» В.И. Череватенко. – Решение еще не вступило в законную силу, мы будет его обжаловать. Сегодня «Союз» продолжает работать, как и всегда.

А пока судья Н.М. Калашникова пытается сочинить более-менее убедительное обоснование к уже оглашенной ею «резулятивке» и выдать ответчикам свое решение в окончательной форме, мы расскажем читателям захватывающую, просто-таки шпионскую историю!

АГЕНТАМИ  НЕ РОЖДАЮТСЯ,  АГЕНТАМИ СТАНОВЯТСЯ

« — Павел Андреевич, вы шпион?

— Видишь ли, Юра…».

Из советского сериала «Адъютант его превосходительства».

 

Детей люди рожают, а общественные организации (или некоммерческие – НКО) создают. Появляется эта малышка НКОшка, как правило, на пустом месте, где есть бо-а-а-альшая проблема, но куда не доходят руки родного государства. У малышки сначала нет ни штанов, ни соски, ей негде жить, но она начинает по чуть-чуть помогать людям. И растет! Кто-то дарит ей первую пачку бумаги, кто-то вносит небольшой, но от чистой души благотворительный взнос…

Ого! НКО помогает уже целому городу: защищает права потребителей или борется за чистый воздух. И получается! Она уже такого роста, что ее замечает мэр и Дума. И пойди не заметь, ведь с жалобами на чиновничий произвол люди уже постоянно идут сюда. А на массовые мероприятия тучами слетаются телевизионщики, из всей программы мероприятий предпочитающие кофе-брейк.

Идет время. НКО отмечает первый юбилей… Ее поздравляет Уполномоченный по правам человека при президенте России, а еще – страшно сказать! – представители зарубежных некоммерческих организаций и фондов.

НКО не стоит с протянутой рукой. Она участвует в конкурсах, выигрывает, получает гранты – то есть деньги на помощь людям, которые приходят к ней как к последней инстанции. Она обретает свое лицо – юридическое, создает новые рабочие места, привлекает в город деньги (дополнительно к городскому бюджету) и пополняет городскую казну исправно уплачиваемыми налогами.

Люди ей благодарны: она спасает от дедовщины солдат, помогает кому-то с трудоустройством, с пропиской, ухаживает за больными и пожилыми людьми, выезжает на помощь мирному населению в «горячие точки» — везет гуманитарную помощь…

И тут появляется ПРОКУРОР. Он подбирается к нашей НКО (а она, доверчивая, не прячется, ведь ничего плохого не делает) и с радостным криком … ставит ей на спину клеймо «Иностранный агент»! А радостный крик следующий: «Вот теперь отчитаюсь!». Потому как прокуроры люди неинициативные, на запросы той же НКО реагируют вяло отписками, исполнительскую ретивость демонстрируют только на «указивки» сверху. А уж если сверху Закон! Ну, это просто подарок. Правда, не для НКО.

В 2012 году славные российские законодатели в Думе думали и придумали закон, по которому общественные организации, получающие иностранное финансирование и занимающиеся политической деятельностью, должны отправиться в Минюст, заявить на себя: «Я – иностранный агент». А обрадованный Минюст — включить новоиспеченную агентуру в специальный Реестр. При этом народные избранники умудрились «забыть» четко сформулировать, что такое «политическая деятельность». Между тем, в российском праве такое понятие отсутствует.

Осенью 2012 года закон вступил в силу. А чтобы его сила была еще сильней, внесли изменения в КоАП РФ, установив запредельные штрафы для тех, кто в Реестр не торопится.

К большому удивлению придумщиков Закона, в конце 2012 года Реестр оказался пуст: очередь в Минюст не стояла. Пробный шаг, правда, забросила организация «Щит и меч» из города Чебоксары: чувашские правозащитники, не считая себя агентами, решили просто узнать, как работает новый закон. Закон не сработал: на заявление организации о включении в Реестр Минюст ответил … отказом!

При этом Министерство юстиции России заявило, что цели и виды политической деятельности чувашской правозащитной организации “Щит и меч”, указанные в заявлении о добровольном вхождении в реестр НКО – “иностранных агентов”, “соответствуют общим принципам охраны и защиты прав человека и гражданина в РФ, закрепленным в Конституции”, “не противоречат общегосударственной политике и не направлены на ее изменение”. Таким образом, Минюст РФ не установил достаточных правовых оснований для внесения НКО в Реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Это была хорошая новость. Председатель организации Алексей Глухов комментировал ситуацию с оптимизмом: «Считаю, что наша организация выполнила свою функцию и начала формировать положительную правоприменительную практику для других правозащитных НКО России. Хотелось бы верить, что защита прав человека в России никогда не будет считаться политической деятельностью вне зависимости от источников финансирования НКО».

Но не тут-то было! И не так было, как задумывалось. Минюст, видимо, не оправдал надежд «придумщиков» Закона. И в начале 2013 года в бой пошли прокуроры.

ГЛЯДИТ,  ГЛЯДИТ  НА  ЗАПАД  КЛИН  УСТАЛЫЙ

«Мы продолжаем то, что мы уже много наделали…»

В.С. Черномырдин.

… С конца февраля 2013 года по всей России шли масштабные проверки НКО.

4 апреля первый замгенпрокурора Александр Буксман обвинил российские некоммерческие организации в том, что они получают финансирование из-за рубежа, а регистрацию для получения статуса “иностранного агента” не проходят. Он не исключил, что по итогам проверок в России появятся официально признанные “иностранные агенты”.

По состоянию на 24 апреля чиновники Генпрокуратуры и других надзорных ведомств, привлеченных к проверкам прокурорами, «навестили» 262 организации в 55 регионах России.

Первой организацией, признанной “иностранным агентом”, стала ассоциация “Голос”. 9 апреля Минюст возбудил против нее и ее исполнительного директора Лилии Шибановой административные дела по части 1 статьи 19.34 КоАП за то, что ассоциация не подала заявку на включение в Реестр. Заместитель Шибановой Григорий Мельконьянц в этой связи заметил, что “Голос” не получает иностранных грантов и не ведет политической деятельности. Между тем чиновники Минюста сочли политической деятельностью пропаганду принятия “принципиально нового законодательного акта” — Избирательного кодекса. Выходило, что кодекс российского избирателя сочинял иностранный «шпион»!

Чем дальше, тем было глупее.

В городе Истра Московской области прокурорам померещился иностранный агент в общественной организации «Помощь больным муковисцидозом», ей вынесли предостережение. (Правда, позже областная прокуратура чудовищный акт своих братьев меньших все-таки отменила).

Но верхом идиотизма стали претензии проверяющих … к журавлям! Муравьевский парк устойчивого развития — негосударственная организация, созданная известным орнитологом Сергеем Смиренским, который взял в аренду участок в пойме Амура, где гнездятся даурские журавли и дальневосточные аисты. Организация также занимается борьбой с пожарами, браконьерством, весенней бескормицей, организует детские лагеря и экологические праздники. Муравьевский парк прокуроры признали иностранным агентом только за то, что он получил иностранное финансирование — грант от Международного журавлиного фонда. «Удивляюсь, как иностранными агентами не признали самих журавлей. Они же регулярно общаются с зарубежьем, да еще и периодически оттуда кормятся!» — прокомментировал эту новость пользователь одной из социальных сетей. Хочется добавить: а аисты?! Те вообще могут детей принести из-за кордона!!!

Забегая вперед, скажем, и это «дело» доблестных прокуроров закончилось благополучно для пернатых и их защитников, но нервы людям потрепали здорово: организация всерьез думала о своем закрытии.

Вообще, ход проведения прокурорских проверок это отдельная песня:

Ты скажи мне, ты скажи мне,

Чё те надо, чё надо,

Я те дам, я те дам

Шо ты хошь!

Надо понимать, проверки касались непосредственно соблюдения НКО закона об НКО. Но почему многих шерстили под «маркой» экстремизма и терроризма?

Верховный Суд РФ обращал внимание, что прокуроры не праве выходить за пределы предмета проверок. Но в ряде регионов прокуроры проверяли в НКО соблюдение правил пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологических требований. Так, в Антидискриминационном центре «Мемориал» (Санкт-Петербург) — они требовали от сотрудников предоставить справку … о прививке от кори! В организации «Гражданский контроль» (Москва) прокуроры погрузились в такие тонкости, как замеры сопротивления изоляции и очистка вентиляции от дымоходной пыли. А один из студентов языковых курсов рассказал, что проверяющие допытывались, с какой целью он учит французский язык. Может, опять во Францию хочется? В прошлом году уже хотелось — ну прямо рецидив!

И несли НКОшники прокурорам разные справки, отчеты, свидетельства, бухгалтерскую документацию. Снимали копии с чемоданов бумаг. Часами давали пояснения вчерашним троечникам юридических вузов, которые с грубыми орфографическими ошибками формировали «материалы проверки», даже не понимая многих употребляемых их собеседниками терминов.

Я  ТЕБЯ  СЛЕПИЛА  ИЗ  ТОГО, ЧТО БЫЛО…

“ПЕРВЫЙ МИНИСТР. Молчать! Нельзя терять времени! Надо толпу ошеломить наглостью.”

Евгений Шварц «Голый король».

В «Союз «Женщины Дона» проверяющие пришли 12 марта 2013 года. Прямо с утра и целой толпой. Во главе с помощником прокурора С.П. Дворниченко. Сама Светлана Павловна проверяла исполнение организацией трудового законодательства. ОБЭП и налоговая смотрели бухгалтерию. Полиция и ФСБ – компьютеры. И почти незамеченным остался инспектор пожарной охраны с трогательной фамилией Веников, которому была уготовлена, оказывается, роль главного героя этой трагикомедии!

Елена Надтока.

(Продолжение следует).

Комментарии (0)

Добавить комментарий