Сегодня: 21 октября 2019, Понедельник

Вначале было слово

И слово было сказано «Частной лавочкой», и прошло с тех пор ни много, ни мало – четыре месяца. А было то слово, как помнит уважаемый читатель, о форменных безобразиях, творящихся в больнице скорой медицинской помощи г. Новочеркасска, о бедственном положении медиков среднего звена, о странностях кадровой политики и стратегических маневров, предпринимаемых руководством больницы и управления здравоохранения. И еще много о чем – писали предостаточно. Пора и на результаты взглянуть.

Из видимых изменений, произошедших в стенах БСМП, прежде всего, хочется отметить слегка, но подросшую заработную плату персонала. Опять-таки, выросла она не у всех. На прежнем уровне зарплата осталась у тех, с кого, собственно, и началось наше «Слово о БСМП». Но не будем меркантильными, обратим внимание на глобальное.

Мы писали о том, что в отделении реанимации и анестезиологии имели место факты преступной халатности, когда на протяжении длительного времени больных, находящихся в бессознательном состоянии, кормили с нарушением санитарно-гигиенических норм, что представляло реальную угрозу здоровью и жизни пациентов. На сегодняшний день подобного в отделении больше не наблюдается. Без ложной скромности радуемся тому, что приложили руку и к росту зарплат, и к тому, что заставили главврача БСМП Ю.А. Сёмина  пошевелиться в своем кресле и раздобыть расходные материалы для нормального кормления пациентов в реанимации. Опять же, доктор Орлов более не заведует отделением, как это было раньше, несмотря на решение суда, запрещающее руководящую работу Орлову на целых полгода (фраза «закон суров, но справедлив» звучит, как злая шутка). Что еще? А! Вот еще из приятного: в травматологическом пункте появилась вторая лавка, а в той же реанимации теперь есть доска объявлений, где висят графики дежурств. Пожалуй, все.

Как об стену горохом

Самые «громкие» статьи в нашей газете рассказали читателям о том, что в БСМП среди врачей есть люди, по меньшей мере, странные, если не сказать больше. Один на смене бросался на медсестру — и по сию пору преспокойно продолжает работать, не имея ни одного взыскания за этот инцидент. Другой, как мы выяснили, был выдворен из больницы в Сальском районе за сомнительную квалификацию, а тут, в Новочеркасске настолько пришелся ко двору, что Сёмин сделал его чуть ли не ведущим хирургом! Режет, аж шум стоит! А госпожа Гудкова (все еще начальник управления здравоохранения) не нашла ничего лучше, как отправить этого спеца получить сертификат, разрешающий оперировать детей. И вот он уже снова «в строю».

А в хирургии тем временем растет операбельная активность. Полным ходом используется дорогостоящее оборудование, приобретенное в рамках нацпроекта, или еще каких-то инвестиционных программ. При этом все чаще эндоскопическим методом оперируют аппендициты. А мы, между прочим, писали, что в БСМП для таких операций нет расходных материалов. Появились ли? Бог весть.  Зато никуда не исчезла проблема вопиющего нарушения санитарных норм и правил техники безопасности труда. Конкретно вот о чем речь. Съемные части эндоскопического оборудования, равно как и любые другие инструменты, соприкасающиеся во время хирургического вмешательства с внутренностями пациента, должны быть:

1. промыты и обеззаражены;

2. простерилизованы;

3. помещены для хранения в стерильных условиях.

В БСМП для стерилизации и хранения всего этого добра условия такие: емкости, напоминающие корыта, наполненные формалином, условно закрытые, потому что открываются легким движением руки. Находятся эти емкости прямо в операционных. То есть, когда доктору понадобится набор инструментов, он посылает за ними медсестру. Той ходить далеко не надо – она тут же, в операционной, поворачивается к корыту с формалином, открывает его, выбирает и достает все, что нужно, потом задвигает крышку назад и, надышавшись ядовитыми парами, при этом «угостив» всех, кто рядом, включая пациента, несет инструменты к столу.

Что же такое формалин и чем он опасен? Обратимся к всезнающему интернету. Зайдите на сайт по этому адресу: http://www.ekonow.ru/ и вы прочтете, что

«Формалин, или формальдегид – это бесцветный газ с острым запахом, устаревшее его название «муравьиный альдегид». Он очень токсичен. Он оказывает отрицательное влияние на органы дыхания, вызывая парез дыхательных путей (остановку дыхания), на кожный покров (ярко выраженные дерматиты, экземы, язвы), нервную систему (энцефалопатии), является канцерогенным препаратом. Формалин – водный раствор формальдегида. При контакте с ним развивается острое отравление. Как отметили эксперты-химики, смертельная доза 35% формалина при приеме внутрь составляет 50 мл. Формалин вызывает некроз кожи – омертвение клеток кожи, вплоть до глубоких слоев, в тяжелых случаях – острую почечную и печеночную недостаточности, которые приводят к смертельному исходу. Если в водном растворе концентрация формалина выше предельно допустимой концентрации в 1,5 раза, такой водой пользоваться нельзя ни для каких целей. «При длительном воздействии формалин оказывает аллергенное, мутогенное и канцерогенное воздействие, – говорит руководитель отдела экологической экспертизы EcoStandart Group Екатерина Веселова. – При постоянном воздействии высоких концентраций этого вещества могут возникнуть мутации органов. Оно влияет на почки и печень, а также на центральную нервную систему, вызывая головные боли, усталость и депрессию. Симптомы отравления: бледность, упадок сил, бессознательное состояние, депрессия, затрудненное дыхание, головная боль, нередко судороги по ночам. Потенциально он может вызывать астму и астматические приступы. Формальдегид накапливается в организме и трудно выводится». Эколог не смогла уточнить, когда может проявиться вредное воздействие вещества. «Это зависит от иммунитета человека – возможно, через месяц он проявится, возможно, через год, – пояснила Веселова. – Особенно сильно подвержены негативному воздействию дети. Если ощущается резкий запах, то концентрация формальдегида высокая. С расстоянием запах слабеет. Но даже если его нет, то это не значит, что ПДК в норме. В воде и земле формальдегид нельзя ощутить. Однако дотрагиваться до воды не следует, так как формальдегид проникает через кожу и вызывает некрозы».

В многочисленных жалобах, поступивших за эти месяцы от работников БСМП, в том числе и в прокуратуру г. Новочеркасска, факт нарушения техники безопасности труда в помещениях операционных БСМП, как и множество других, был отмечен неоднократно. Теперь внимание, вопрос: считают ли городские власти и прокуратура эту ситуацию нормальной, если нет, то почему до сих пор не приняты соответствующие меры, чтобы:

1. ликвидировать источник опасности, губящей здоровье медиков и пациентов;

2. наказать виновных за бездействие?

Надо сказать, что медики в БСМП (за исключением руководящего звена) народ эксплуатируемый. Просто диву даешься, как задумаешься о том, по какому лезвию бритвы ходят они ежедневно! Взять хотя бы медсестер. Они обязаны выполнять указания дежурных и лечащих врачей – это нормально. Но, когда действия самих врачей, равно как и степень ответственности за них не утверждены соответствующими документами, работа персонала превращается в хаос. Описывали такую картину: пациента вывезли из операционной после не самой простой операции – аппендицит, осложненный перитонитом. Хирург на ходу, не обращаясь ни к кому конкретно, через плечо бросает: «Антибиотик введите!». Кто? Какой?! Какую дозу?!! А был бы прописан алгоритм действий да стояла бы под этим документом подпись этого горе-хирурга, глядишь, и пришлось бы ему, недотёпе, восполнять пробелы в обучении.

Еще круче обстоят дела с такой сложной процедурой, как переливание крови. Есть Приказ министерства здравоохранения РФ №363 от 25 ноября 2002 года «Об утверждении инструкции по применению компонентов крови». В этом документе, обязательном для неукоснительного исполнения, ибо закон есть, русским по белому писано: «Переливать компоненты крови имеет право лечащий врач, или дежурный врач, имеющий специальную подготовку. Во время операции – хирург, или анестезиолог, не участвующий в операции или наркозе». Закон есть. Но, писан он, как известно, не всем! Где ж на всё про всё врачей набраться в БСМП?! Нет их в нужном количестве, и всё тут. Вот и приходится медицинским сестрам по указанию тех же докторов делать работу, которая вовсе не входит в их обязанности.  А если, не дай бог, пойдет что-то не так? Реакция организма на вмешательство чужеродных антител может быть непредсказуемой. Кто должен нести уголовную ответственность? Медсестра, которую заставили выполнять чужую работу, или врач, приказавший ей это, или всё же главный врач учреждения, знающий в совершенстве лишь очертания своего кабинета?

 Колдуй, баба, колдуй, дед!

А некогда главврачу БСМП заниматься столь мелкими заботами. Есть делишки и поважнее. Например, прижать «к ногтю» неугомонную медсестру, которая, как крошка в постели: вроде ее и видно-то не должно быть — мелкая сошка, а спать спокойно не дает. Вот и колдует-изобретает Юрий Александрович со товарищи причины, чтоб подвести неугодную медсестру под увольнение. Раз выговор, два выговор, а на третий – прощайте, барышня, и не умничайте больше. А того не ведает Юрий Александрович, что мудрый народ не зря пословицы слагал – Опыт отец их. «Не рой другому яму, сам в нее не попадешь!», — гласит одна из них.1Через неделю в БСМП вновь состоится собрание коллектива, на котором медикам будут очень настойчиво «предлагать» внести изменения в Коллективный договор. Одно из них касается запрета разглашать сведения, касающиеся деятельности больницы. Второе – введения персонифицированного повышения коэффициента за выполнение дополнительных работ. Сто раз бы подумать, прежде чем принимать эти «подарки» от руководства. Начисление ППК по-прежнему будет зависеть от настроения и личных симпатий руководителей подразделений или же коллективу позволят принимать эти решения коллегиально? А в категорию разглашения сведений  о деятельности больницы не попадут ли безобидные анекдоты или жалоба уборщицы тети Маши на то, что тяжко одной за троих тряпкой махать? В каждой шутке есть только доля шутки. Поэтому, памятуя о том, что свое истинное отношение к коллективу данная администрация больницы уже показала, стоит ли доверять ей в очередной раз?

 Анна Федотова.

 P.S. «Частным лавочникам» очень бы хотелось поприсутствовать на следующем собрании в БСМП. А вдруг снова Татьяна Васильевна Гудкова придет, так у нас к ней пара-тройка вопросиков есть. Так, ничего особенного. Снова про хирурга Глазырина да главврача Сёмина. Ну, разве что еще парочка про станцию скорой помощи и ее заведующего. Очень просим Ю.А. Сёмина сообщить нам о времени и дате собрания.

P.P.S.  Когда верстался номер, главврач БСМП Семин пытался сдать в полицию сотрудницу, потребовавшую от него акт служебного расследования по поводу якобы имевших место нарушений. А из хирургии, говорят, уволились сразу несколько медсестер…

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий