Сегодня: 22 октября 2019, Вторник

Очередная трагедия всколыхнула Новочеркасск. В детской больнице вновь скончался ребенок. 16 марта, в 5 часов 15 минут сердечко годовалой малышки Ксюши Калиниченко перестало биться. Не придумало еще человечество таких слов, что смогли бы облегчить боль утраты безутешных родных.  Сколько взрослых, поживших и повидавших всякое на своем пути людей, готовы были бы отдать свою жизнь взамен этой, так невозможно, так несправедливо рано оборвавшейся. Но, чудес не бывает, как это ни горько. Всё, что остается, —  продолжать любить, помнить и постараться сделать всё, чтобы подобное больше не повторилось никогда…

Признаюсь честно, изначально материал был мною осознанно отложен до окончания служебной проверки, инициированной Администрацией города по факту этой трагедии. Причин две. Первая – желание дождаться вердикта проверки, чтобы не ранить родных малышки многократным упоминанием их беды. Вторая причина крылась в понимании того, что вопиющая запущенность здравоохранения в городе досталась новой команде Администрации в «наследство», и будь ты хоть семи пядей во лбу, переломить ситуацию в одночасье, увы, невозможно. Чудес не бывает. Всё в этой жизни рукотворно – и хорошее, и плохое.  Когда случается беда, отворачиваться от нее, — значит, впускать в ворота новую, «страусиный рефлекс» фатально сработает  в минус. А когда речь идет о детских жизнях, воистину, промедление смерти подобно.  Многочисленные обращения наших читателей помогли этому материалу выйти в свет безотлагательно. Поэтому, поясняя свою позицию, прошу городские власти воспринимать всё ниже написанное не как критику, а как крик души и горячее желание помочь увидеть то, что, возможно, тщательно скрывалось ответственными лицами, замалчивалось и затиралось, превращаясь в обычную, ставшую привычной текучку.

Спроси любого в городе, что он думает о детской городской больнице. Эпитетов, пригодных для открытой печати, окажется прискорбно мало. Самое безобидное, что можно услышать – гадюшник. Я не открыла Америку. Я лишь озвучила то, что у всех на устах много лет, как некто, воскликнувший: «А король-то голый!». Бездушная статистика лишь подтверждает из года в год, что детская смертность в Новочеркасске высока. Так уж до сих пор складывалось, что в очередной раз, говоря об этой трагической ситуации, чиновники называли множество причин по принципу: «вот почему так получается», а отнюдь не «вот что мы сделаем, чтобы больше никогда!». Конечно, бывают случаи безнадёжные, когда малыш обречен, когда любые усилия врачей окажутся тщетными. Но, как ни страшно это звучит, бывает и по-другому, когда ничто не предвещает беды, а трагедия случается. Не каждый родитель находит в себе силы говорить о своем горе открыто, все по-разному переживают боль утраты. Но, есть и те, кто готов на своем печальном примере предостеречь других, чтобы спасти их детей. Кому-то из них повезло больше – успели увезти ребенка в Ростов и там спасли, а кто-то пережил все, что сейчас происходит в семье Калиниченко.  Вот лишь некоторые высказывания из социальных сетей о работе детской больницы и не только (орфографию и пунктуацию сохраняем):

«19.09 ночью в детскую городскую больницу г. Новочеркасска Ростовской области, поступил ребёнок-инвалид Кухарчук Алиса. Диагноз ОРЗ, простудный кашель, ребёнка положили в реанимационное отделение, т.к ребёнок-инвалид и нужен был постоянный контроль. 21.09 ребёнок чувствовал себя хорошо, начал кушать, но ребёнок активный,  постоянно просит что-нибудь подать, только беспокоил кашель. 22.09 утром позвонили родителям и сообщили, что ребёнок умер. Приехав в больницу, родителям сообщили: зачем вы сюда приехали, ни ребёнка, ни врача в больнице нет, приходите в понедельник, а ребёнок в городском морге. Приехали в морг, патологоанатом показал “серый, мятый, оборванный лист бумаги” с данными ребёнка, но без диагноза. Также сообщили, что историю больница не передала и ничего они сделать не могут, пока больница не передаст документы. В понедельник 24.09 родители приехали в больницу к главврачу, это возмутительно, главврач сказала: “Какая разница, когда она умерла: сейчас, через месяц или потом. Ей осталось жить 1 месяц. Я вам, конечно, соболезную. Идите, мне работать нужно.” Это у нас так относятся к нашим детям. Не оставьте, пожалуйста, нашу трагедию без внимания. Почему такие врачи работают с нашими детьми, когда жизни наших детей будут оберегать, а не губить»

Отрывок из диалога на Новочеркасском форуме http://novocherkassk.net/:

— «Искренне соболезную родителям и родственникамКсюши!
А что еще остается делать, если вызвал скорую и тебя отвезли в местную детскую больницу, где врачи не совсем адекватные? Или того хуже с температурой отправили в инфекционку, которым вообще до больных нет дела и они ими не занимаются… Вот и остается один выход -ехать в Ростов…

— Так оно и было. 6 лет назад, моего 3-х годовалого сына, с температурой определили в этот рассадник. Жена очень не хотела там оставаться, в принципе даже ехать туда с ребенком не хотела, но врачи скорой запугали мол будет еще хуже, а там Вам якобы помогут врачи инфекционки (гореть им в Аду…)
Нас там радушно встретили две какие то зачуханные медсестры, на вопрос где врач они ответили мол на обходе и подойдет позже, а они и так все умеют.
Жену с ребенком увели, мне посоветовали ехать домой и спать спокойно (было около 23:00), типа все будет хорошо и дружелюбно выпроводили на улицу закрыв за мной дверь на ключ.
Через завешенные какими то тряпками окна, я увидел как эти две медсестры общаются с моей женой, т.к. оконные рамы там с дырами в палец и местами без стекол, не составило труда прислушаться о чем идет разговор.
Они настоятельно требовали отдать им ребенка, чтоб они в другой палате сделали ему укол, а ей этого лучше не видеть. При попытке увести сына от матери он сильно начал плакать, а моя жена начала настаивать на своем присутствии при процедуре, чтобы ребенок успокоился. Тогда одна из медсестер вытолкала жену, а другая уложила сына на кушетку, ребенок начинает орать как резанный ( маму выгнали ). Сначала я не придал этому значения, но дальше… Через окно этой процедурной было видно лишь часть коридора, оттуда доносились крики это жена пыталась прорваться и успокоить ребенка. На этом фоне медсестра которая пыталась сделать укол сыну начала нервничать, мол что он так кричит и начала бить его! ему было тогда 3 года! Недоумевая от увиденного я попытался открыть оконную раму (что я в этот момент кричал повторить затрудняюсь), стекла дребезжали они там на соплях держаться, если бы рванул сильней то наверно бы высыпались. Я решил через дверь, которую конечно никто не открыл. Через закрытую дверь мне посоветовали ехать домой или вызовут милицию, которую в итоге вызвал я. С боем забрал с этого гнилушника жену с ребенком вместе с сотрудниками милиции, которые были в шоке от рассказанного мной. Завез жену с ребенком домой ( она вызвала знакомого врача ) а я отправился на шумакова писать заявление на эту МРАЗЬ. В итоге гнилая отписка через месяц мол нет состава преступления. НИКОГДА НЕ БОЛЕЙТЕ !!! НЕ дай Вам Бог попасть в такие ситуации…»

Многие помимо своих рассказов выражали соболезнования родным Ксюши Калиниченко и все признавали, что каждое слово о работе детской больницы (как, впрочем, и инфекционной, и некоторых врачей из детских поликлиник) – правда! И не меняется ничего на протяжении многих лет! Мой личный неприятный опыт лечения ребенка в этих стенах, которые выглядят как застенки, случился аж пять лет назад. С тех пор ничего не изменилось к лучшему.  Наша коллега, известная в городе журналист Ирина Мардарь, попала в больницу с маленькой внучкой в январе этого года. После бесполезного разговора с главврачом обо всем, что творится в детском отделении, ей ничего не оставалось, как написать обращение в  Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области. В нем сказано, что в течение многих лет детская больница г. Новочеркасска работает с многочисленными  нарушениями санитарных норм, нарушением прав детей и родителей на получение качественных медицинских услуг.  Далее приведены нарушения многих норм  СанПиН 2.1.3.2630-10 “Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность”, начиная от внутренней отделки помещений и заканчивая санитарным состояние помещений. Приведу лишь один пункт из обращения:

«…5. Требования к санитарному содержанию помещений, оборудования, инвентаря

— в стационаре большое количество тараканов, вывести которых не могут ни специальные обработки (по словам медперсонала), ни самостоятельные действия пациентов (какие только средства мы сами не использовали). «11.23. В ООМД не должно быть синантропных членистоногих, крыс и мышевидных грызунов».

— все постельное белье серого цвета, в дырках, матрасы неровные и бугристые с большими комками ваты (либо другого наполнителя).  Пациенты ложатся в стационар, привозя с собой и постельное белье и даже матрасы.

О нарушениях санитарного законодательства и недостойных условиях пребывания в больнице я сообщила представителю ТФОМС РО в г. Новочеркасске Сысоевой О.В. и главному врачу детской больницы Ефимович Л.Д.

В связи с изложенным, прошу применить меры прокурорского надзора за соблюдением законодательства РФ»

В заявлении не написано о том, как мамы закрывают детям ушки ваткой, чтобы туда не заползли тараканы, о том, что в палатах вместе лежат и подростки и годовалые малыши, которым не то что играть, спать нормально не на чем!  Ну, а приведенная выше реплика главврача, которой помешали работать, и вовсе порождает вопрос: что это? Модное нынче явление профвыгорания, или пресловутое профискажение, когда высыхает и скукоживается с годами не только физическое тело, но и душа? Много вопросов и к депутатам, как к народным избранникам. У вас что, господа, детей нет, или вы их исключительно подальше от наших медиков держите? А ведь многие из депутатов не по одному сроку в Думе сидят.

Не стану вновь озвучивать трагическую хронологию болезни и гибели Ксюши Калиниченко. Скажу лишь, что над каждым шагом, начиная с посещения ребенка врачом на дому, стоят огромные вопросы. И ответы на них дать придется. В описанных ситуациях не может не быть виноватых! Это понятно всем и каждому. Сейчас все больше людей в городе говорят о конструктивности деятельности команды Администрации. Будем верить, что в этот непростой час наши власти окажутся на стороне людей и истины. На кого же нам еще надеяться?

…Маленькая Даша спрашивает у дедушки, когда же она будет играть с Ксюшей, когда она будет её обнимать, целовать? Дедушка говорит внучке, что Ксюшенька улетела на небо и теперь оттуда будет видеть и любить свою сестричку, смотреть, как она играет, кушает, слушается родителей и счастливо растет. Маленькой Даше дедушка не рассказывает, как болит сейчас его душа, как горько ему от этой невосполнимой потери, как тревожится он за своих детей, потерявших их малышку. Родные Ксюши безмерно благодарны работникам Новочеркасского отдела полиции, которые откликнулись на их беду и со слезами на глазах приняли эту боль, как свою. А родственники, даже скорбя, стараются сделать всё возможное, чтобы истинные обстоятельства их беды стали последней точкой в черной череде подобных трагедий.

Коллектив нашей газеты выражает самые искренние соболезнования маме, папе и всем родным Ксюши. Мы безмерно благодарны дедушке малышки, Виктору Павловичу Лопухе за мужество, силу духа и готовность спасти наших детей от возможной трагедии.

 Скорбим вместе с Вами…

 Ирина Гаврилова

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий