Сегодня: 21 октября 2019, Понедельник

  Лечить  нельзя  губить. Часть 2

Какое расследование, такой и акт

 Родные Ксюши Калиниченко получили акт служебного расследования оказания медицинской помощи их девочке, скончавшейся в детской городской больнице. На основании приказа управления здравоохранения была создана комиссия в составе трех человек: заместителя начальника управления здравоохранения Андрейченко О.Л., заведующей детской поликлиникой МУЗ «Городская больница №2» Потеевой А.Н. и заведующей детской поликлиникой МУЗ «Городская больница №1» Базавовой В.В. Все эти люди, вошедшие в комиссию, посчитали, что:

«1. В МБУЗ «Детская городская больница»:

— при поступлении ребенка по экстренным показаниям проведено обследование ребенка согласно выставленному диагнозу, организованы консультации врачей-специалистов и инструментальное обследование ребенка;

— лечение, в т.ч. инфузионная терапия, было проведено с учетом клинических, лабораторных данных и выставленному диагнозу.

2. Фактов халатного отношения медицинских работников к своим обязанностям не выявлено.

3. Учитывая отсутствие результатов судебно-медицинской экспертизы и невыясненную причину смерти ребенка, заключительные выводы могут быть представлены после установления окончательной причины смерти и патологоанатомического диагноза».

Выводы (надо понимать – промежуточные), представленные в документе, не стали ни для кого неожиданностью. Абсолютное большинство людей предполагало, что «Фактов халатного отношения медицинских работников к своим обязанностям» выявлено не будет. Именно поэтому, подстраховавшись, с согласия родственников Ксюши, мы попросили не знакомых между собой и не работающих в Новочеркасске медиков, посмотреть сей акт и высказать свое мнение. Выводы были настолько идентичны, что отпали всякие сомнения. Служебное расследование было проведено недостаточно скрупулезно, а значит, представленные выводы весьма сомнительны.

В акте приведена картина наблюдения ребенка, практически с момента родов. Описаны случаи обращения и патронажа на дому, в том числе и назначенные в тех или иных случаях препараты. Описано также и то, как поступила девочка в больницу накануне смерти. Получается вот такая история.

Ксюша появилась на свет в результате кесарева сечения. Такие детки, не проходя через естественные родовые пути, не получают необходимой бактериологической закалки, предусмотренной самой природой и дающей малышам своего рода аванс достаточной сопротивляемости вирусам и инфекциям. Кроме того, мамочкам всегда назначают антибиотики для, как считается, скорейшего выздоровления. Учитывая, что роженицы кормят своих малышей грудным молоком, получается, что  «кесарята» изначально страдают от дисбактериоза. Это не секрет.

Ксюша родилась по нынешним меркам очень жизнеспособным ребенком. 8-8 баллов по шкале Апгар набирают далеко не все детки. Начиная с 3 февраля 2012 года, девочку наблюдала участковый педиатр из поликлиники той же детской городской больницы. Со второго месяца жизни, как сказано в акте, отмечалась малая прибавка в весе, отказы от кормления, нерегулярный стул. Далее по тесту: «Осмотрена гастроэнтерологом, диагноз: ФР ЖКТ». Никакого описания лечения, равно как и инструментального обследования, подтверждающего диагноз. Просто диагноз. Эта штука, функциональное расстройство ЖКТ, сопровождается очень неприятными симптомами, болями, рвотой, расстройством стула и так далее. Лечение назначают, основываясь на обширном обследовании. А учитывая родоразрешение матери путем кесарева сечения и описанную симптоматику, можно с уверенностью говорить о дисбактериозе.  Каким образом участковый врач лечила девочку и укрепляла её иммунную систему – ответа  в акте нет. Зато есть фраза «В 4 месяца неврологом выставлен диагноз ППНЦНС». На основании чего? Для справки: как диагностируют перинатальное поражение центральной нервной системы?

«Диагноз основывается на данных врачебного осмотра, анамнестических данных и подтверждается инструментальными исследованиями. Большое значение имеет ультразвуковое исследование (УЗИ) мозга с оценкой состояния его сосудов (допплерографией). При необходимости используют рентгенологическое исследование черепа, позвоночника, компьютерную томографию (КТ), магнитно-резонансную томографию (МРТ)», — гласит источник из интернета. Какие мероприятия проводились медиками по этому поводу с Ксюшей, в акте нет ни слова.

Девочка, судя по описанию, была болезненной, подверженной простудным заболеваниям. Более того, в годовалом возрасте зафиксирован факт проявления молочницы, причем, судя по тому же акту, повторное упоминание грибка уже звучит, как кандидоз. Не надо быть медиком, чтобы знать, что природа этого заболевания грибковая. Ему подвержены люди с ослабленным иммунитетом, держать в узде кандидоз можно только имея крепкую иммунную систему.  Антибиотиками действуют на грибок только в остром периоде, что еще больше губит иммунную систему. Знать, какой именно препарат поможет больному, не может ни один врач, и даже взрослому человеку нельзя назначать антибиотики как Бог на душу положит. Нормальный врач наблюдает реакцию больного на препарат, и, если результат далек от ожидаемого, его нужно менять. Но не методом «научного тыка», простите. В XXI веке живем!

Похоже, участковый врач не слышала о таком  методе, как сдача мазка на чувствительность. Этот анализ делается в любой баклаборатории, а результатом его становится полное понимание, каким именно антибиотиком нужно лечить данного конкретного больного. В случае с Ксюшей ничего подобного сделано не было. То есть мазки взяли только для того, чтобы определить состав флоры. Упоминание об этом есть, а результата нет. Во всяком случае, так получается, исходя из написанного в акте.

Читаем дальше. Когда состояние девочки ухудшилось,  вот тут назначают тетраборат натрия. Поясню, что это препарат, который нейтрализует кислую среду, в которой и существует этот молочный грибок.  «С тетрабората вообще-то лечение в таких случаях начинают, а на фоне приема убойной дозы антибиотиков это вообще ни о чем», — так сказал медик с большим опытом работы. А еще мы выяснили, что субфебрильная температура, о которой сказано в акте, говорит о том, что налицо присутствие вялотекущего воспалительного процесса, подкармливаемого каким-то давним скрытым очагом инфекции. Снова не нужно быть медиком, чтобы понять, что у ребенка был катастрофичеки слабый иммунитет, а назначение препаратов для его укрепления зафиксировано только в 2013 году!

Исходя из Акта, получается, что участковый педиатр ни разу не обеспокоилась болезненностью ребенка, не предложила родителям целый ряд необходимых обследований. А вот если бы члены комиссии с медкартой в руках побеседовали бы с родителями да задали бы вопросы на предмет, а не предлагали ли вам, не назначили ли, не направляли ли туда-то и туда-то для консультации, обследования и так далее, скорее всего, выводы могли бы оказаться несколько другими. Особенно, когда выяснили бы истинную картину последнего дня жизни Ксюши.

Вернемся к госпитализации девочки. Со слов нашего анонимного консультанта можно с большой долей вероятности предположить, что диагноз, с которым приняли девочку в больницу, не соответствует описанным показаниям. Девочка находилась в больнице с диагнозом ОРВИ, острый ринофарингит. При этом наблюдался гипертензивный синдром, судорожный синдром и под вопросом отек головного мозга! Когда состояние ребенка резко ухудшилось, появилась необходимость в искусственной вентиляции легких. Ее осуществили с помощью мешка Амбу. Одновременно в числе прочих препаратов был введен реланиум, который расслабляет мышечные ткани, в том числе и дыхательные. Мы получили консультацию по поводу аппаратов, осуществляющих искусственную вентиляцию легких. В данном случае ребенка могли заинтубировать, поскольку мешок Амбу, или как его называют реаниматологи, амбушка, — маломощный инструмент, не обеспечивающий полноценную вентиляцию.

А теперь напомним, что у девочки с 4-месячного возраста диагностировали ППЦНС, основная причина которого — гипоксия (кислородная недостаточность), возникающая под влиянием различных факторов.  Вся симптоматика, в том числе и возможные судороги, как и причины этого недуга, хорошо описаны в интернет журнале по этому адресу: http://prizvanie.su/?p=3454/.

 Чего нет даже между строк

 Исследуя действия своих коллег, члены комиссии ни разу не обратились к родственникам девочки для того, чтобы выяснить обстоятельства ведения ребенка педиатром на дому, а также госпитализации. Первая госпитализация упомянут вскользь, без подробностей обследования и лечения. За гранью внимания комиссии остался и тот факт, что девочку в критическом состоянии оформляли в стационар на протяжении часа!!! Беготня по коридорам с малышкой на руках, поиск ключей от кабинетов, ожидание кого-то, чего-то и еще Бог весть какие сложности предшествовали тому, что ребенка все же госпитализировали, причем по состоянию сразу в реанимацию! Если это не халатность, то… что?

И еще один вопрос. Самый не дающий мне покоя. Почему медики из детской больницы не позволили родственникам забрать ребенка? Ведь «из области» готов был выехать реанимобиль! Ну, в самом деле, написали родные заявление, взяли ответственность на себя и всё! Нет ребенка – нет проблемы. Но, это только на первый взгляд. Возможно, медицинские документы, которые обязаны были бы предоставить здешние медики, в очередной раз могли повергнуть в шок специалистов областных. Не в этом ли причина?

Вечером, настояв на том, чтобы Ксюшу не забирали в Ростов, медики успокоили родных, сказали, что все под контролем, девочка даже поела, а что спит постоянно – это нормально:  «Спит, потому что слабенькая. Приходите утром».

Утро для маленькой Ксюши так и не настало.

 Ирина Гаврилова.

 P.S. Всем известно, что врачебную ошибку, халатность доказать в нашей стране крайне сложно. Но возможно! Таких случаев не один и не два! Мы искренне надеялись, что ответственные лица поймут, насколько остра ситуация сейчас, и что не позволит общественность замять эту трагедию и уйти виновным от ответа. Видимо, не поняли, потому что представленный акт являет собой, на мой взгляд, яркий образчик отписки. И вот тут еще возникает вопрос: члены комиссии просто малокомпетентны в своей области или считают, что у мэра города нет рычагов, чтобы проверить добросовестность проведения служебного расследования? Должен же мэр понимать, что именно его жесткая позиция недопущения подобных отписок будет залогом растущего к нему доверия горожан! Или наоборот…

P.P.S. От редакции: обращаемся к Андрейченко О.Л., Потеевой А.Н., Базавовой В.В. с вопросом, последним, но только на сегодня:

Понимаете ли вы, что проведенная вами проверка и представленные выводы рассчитаны на нерадивого чинушу, которого устроила бы любая отписка, лишь бы замять дело? Вы настолько не уважаете нашу власть, что отказываете ей в административной и гражданской состоятельности? Очень надеемся, что зря.

 Ирина Гаврилова.

 От «ЧЛ». Мы готовы предоставить газетную площадь медикам для ответа, для высказывания своей точки зрения, которая, скорее всего, не совпадет с точкой зрения автора. Мы никак не хотели своей публикацией обидеть кого-то или свести с кем-то счеты. Мы хотим одного (и думаем, вы, врачи, тоже): чтобы спасенных жизней и вылеченных людей было как можно больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий