Сегодня: 18 ноября 2019, Понедельник

О ситуации, сложившейся сегодня в Горводоканале, о том, для чего понадобилось экстренно собирать депутатов и получать их согласие на договор цессии, корреспонденту «В» рассказал директор предприятия АЛЕКСЕЙ ТОЛМАЧЕВ.

Как стало известно еще в июне, ОАО «НЗСП» планирует не только взыскать с МУП «Горводоканал» задолженность, но и, по некоторым данным, еще и достичь банкротства предприятия. Герман Шелепов, конкурсный управляющий НЗСП, — грамотный управленец и может правильно выстроить алгоритм банкротства предприятия.
Алексей Толмачев: — Перед уходом в отпуск мне продлили пятилетний контракт, срок окончания которого был 29 августа. Придя на прием к мэру города, я задал прямой вопрос: будем ли мы продолжать трудиться вместе или мне следует искать работу? Анатолий Иванович заверил, что мы продолжаем трудиться на благо города, и пятилетний контракт будет заключен. После заключения контракта я отправился в отпуск, чтобы отдохнуть 7-10 дней, продолжая контролировать обстановку на предприятии в телефонном режиме. По прошествии трех дней отпуска я получил известие от мэра города о том, что мне нужно вернуться. Я немедленно выехал в Новочеркасск, т.к. понял, что нужен предприятию, но уже в дороге догадался, что планируется мое увольнение и назначение на место руководителя предприятия А.В. Бреуса. Прибыв в Новочеркасск, явился в администрацию города, где встретился с заместителем главы администрации П.М. Овчаровым, который был настроен категорично – работать со мной не намерены, я развалил все, что возможно, специально довел предприятие до банкротства (!), предал все чистые помыслы по улучшению жизни города и горожан, так трепетно выстраиваемые городскими чиновниками.
В свою очередь я пояснил, что ситуация не проста, я готов ее исправлять и, разумеется, никакого злого умысла не преследовал… Но… ситуация была уже решена, и объяснять, что дебиторско-кредиторские показатели урегулированы, было некому, вернее, мои доводы не были услышаны. Заехав на предприятие, чтобы разобрать текущую переписку, неожиданно столкнулся с противостоянием Бреуса, который обвинил меня в краже документов (признаюсь, я забрал некоторые свои вещи, такие, как икона, визитница…), но, оказавшись на Шумакова вместе с А.В. Бреусом и объяснив ситуацию, подкрепляя ее документальными полномочиями, я был отпущен стражами порядка к великому сожалению А.В. Бреуса.
«В»: — Комичность ситуации явная, но даже улыбки не вызывает, т.к. «все это было бы смешно, когда бы не было так грустно».
Алексей Толмачев: — Весь последующий период я объяснял, что из отпуска я могу выйти в любой момент, подав заявления в надзорные и правоохранительные органы: прокуратуру города и области, следственный комитет города и области, трудовую инспекцию, в отдел по борьбе с коррупцией городской полиции… Я действовал, руководствуясь лишь интересами дела и нормами правосудия. Не раз я был приглашен в курирующее коммунальное хозяйство областное министерство, где также был поддержан в моих законных действиях.
Из отпуска я должен был выйти 5 сентября, но на этот же день было назначено судебное заседание с НЗСП. Я понимал, что, появившись в день суда, я не смогу должным образом к нему подготовиться, а подвергнуть предприятие риску банкротства я не имел морального права.
«В»: — Но ситуация известна не только вам, возможно, предпринимались какие-либо упреждающие меры?
Алексей Толмачев: — Ожидать, как все сложится, было бы преступным промедлением, поэтому 31 августа я прибыл в администрацию города и доложил и.о.председателя КУМИ Т.М. Леоновой, что готов выйти из отпуска и приступить к выполнению своих обязанностей. Объяснил срочность момента, т.к. на кону стоит банкротство предприятия. Подкреплением моей правоты было то, что Бреус за месяц проиграл все суды, включая судебное заседание 8 августа, где была сформирована наша позиция и выигрыш был на нашей стороне, но, тем не менее… суд был проигран, и это может быть только намеренный проигрыш.
Т.М. Леонову я убедил, что мой немедленный выход должен быть исключительно в интересах дела, доказывать необходимость решительных действий пришлось не только мэру города, но и всем, собравшимся для решения вопроса заместителям главы и лицам, причастным к решению кадровых вопросов. Большинство должностных лиц поддержали меня. Мэр, победив свои сомнения и выслушав доводы сторонников моего отстранения от должности (категорически против был лишь П.М. Овчаров), таки принял решение о немедленном моем выходе из отпуска и продолжении трудовой деятельности. Более того, его слова были таковы, что, если я выиграю суд 5 сентября, то я действительно работаю в интересах города и мы продолжим в дальнейшем совместную трудовую деятельность.
За два дня мы подготовились и 5 сентября выиграли суд.
«В»: — Договор цессии будет подписан?
Алексей Толмачев: — Пока не могу сказать. Я являюсь противником его подписания. Если бы договор цессии был 100% положителен для Горводоканала, я бы его подписал обязательно. Но есть риски. Если он и будет подписан, то лишь на ту величину, которая уже отсужена энергетиками, а это порядка 30 млн. рублей, а вовсе не предложенный договор на 74,5 млн. рублей. Авансировать энергетиков Горводоканал не будет.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий