Сегодня: 22 ноября 2019, Пятница

На самом деле

19 августа 2011 года следственным отделом по г. Новочеркасску Следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области принято решение о возбуждении в отношении заместителя главы администрации города Новочеркасска, члена КПРФ В.А. Журавлёва уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 282 Уголовного кодекса РФ («Возбуждение ненависти либо вражды»). Сегодня мы публикуем интервью с «фигурантом» — Владиславом Александровичем Журавлевым.

— На чем основано обвинение?
— Обвинение меня в совершении уголовного преступления, якобы совершенного мною 16 июня 2010 года, основано на обращениях гражданина Демченко Андрея Васильевича – бывшего заместителя мэра города единоросса А.П. Волкова. Сейчас Демченко — атаман реестровых казаков Новочеркасска.

— С момента совершения инкриминируемого вам преступления прошло уже больше года. Обращение Демченко ранее уже рассматривалось следственными органами?
— По данному материалу с июля 2010 года по настоящее время прокуратурой Новочеркасска, а затем повторно по требованию прокуратуры Ростовской области неоднократно рассматривался вопрос о возбуждении в отношении меня уголовного дела. По имеющимся у меня сведениям отказы в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления и доказательств выносились не менее пяти раз. Последний раз постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении меня по обращению Демченко было вынесено 2 июня 2011 года.

— Вы извещались о проводимом расследовании?
— За прошедшее время с июля 2010 года по август 2011 года следственными органами и прокуратурой Новочеркасска мне ни разу не были представлены копии постановлений ни о возбуждении, ни об отказе в возбуждении уголовного дела. Лишь один раз мне сообщили о рассмотрении заявления Демченко в следственных органах. И это несмотря на то, что в деле появлялись всё новые «доказательства» моей вины, о которых мне до сих пор ничего не известно и копии которых мне не выдают.

— 17 августа 2011 года на совместном заседании антитеррористической комиссии Ростовской области вице-губернатор Ростовской области С.И. Горбань заявил о том, что совершение Журавлевым уголовного преступления доказано, а он до сих пор находится на должности руководителя. Это так? И как дальше развивались события?
— Я как должностное лицо участвовал в данном заседании, у меня имеется собственноручная стенограмма выступления С.И. Горбаня и фрагменты его выступления, опубликованные в печатных средствах массовой информации. Через два дня после этого, 19 августа, было возбуждено уголовное дело. А 24 августа суд принял решение о временном отстранении меня от занимаемой должности заместителя главы администрации Новочеркасска.

— Вы не признаете себя виновным?
— У меня имеется доказательная база моей невиновности и фактов фальсификации документов, положенных в основу обвинения. Приписываемые мне высказывания, направленные на разжигание межнациональной розни и документированные в протоколе схода казаков, в обращении Совета атаманов, опубликованного в СМИ, в свидетельских показаниях в ходе гражданских судебных процессов, а также сами документальные «доказательства» существенно разнятся между собой, имеют признаки подлога и фальсификации.

— На вас раньше оказывалось давление в связи с вашей профессиональной и общественной деятельностью?
— Ранее, в связи с моей служебной деятельностью в качестве государственного, а затем муниципального служащего, с целью воспрепятствовать данной деятельности, мне неоднократно поступали угрозы о возможном привлечении меня к уголовной ответственности по статьям, предусматривающим ответственность за так называемый «экстремизм». Данные угрозы высказывались мне как лично, так и через третьих лиц. Некоторые угрозы воплощались в жизнь. Так в декабре 2008 года я был привлечен к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП РФ, хотя я не был ни организатором, ни ответственным лицом при проведении пикета; обвинение мне было предъявлено по заведомо сфабрикованным свидетельским «показаниям».
В настоящее время действия должностных лиц органов государственной власти, направленные на необоснованное привлечение меня к уголовной ответственности, объявление моей вины доказанной до суда производятся публично, с привлечением широкого круга электронных и печатных средств массовой информации.
При этом в ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении меня, следственными органами и судом, по моему мнению, допускаются грубейшие нарушения законности и моих законных прав. На мой взгляд, это доказывает неприкрытую предвзятость, претенциозность и умышленность противозаконных действий в отношении меня, которые сами по себе также являются способом открытого и публичного давления.

— Вы можете привести конкретные факты?
— Конечно. Извещение о возбуждении в отношении меня уголовного дела я получил в субботу 20 августа 2011 года, однако встретиться со следователем П.А. Бахаревым, ведущим данное уголовное дело, мне удалось лишь в понедельник 22 августа после 16.00 в связи с его отсутствием на рабочем месте. Получить копию постановления о возбуждении уголовного дела мне удалось лишь к исходу вторника 23 августа 2011 года в связи с длившимся рассмотрением моего заявления с просьбой о его выдаче.
Уже на следующий день, в среду 24 августа, было назначено судебное заседание под председателем судьи Новочеркасского городского суда В.А. Дорофеева, о котором мне было сообщено телеграммой за три часа до начала судебного заседания. Суть заседания мне была неизвестна, для подготовки к нему у меня совершенно не оставалось времени, в связи с чем я был ограничен в выборе и привлечении адвокатов и общественных защитников. Уже в суде я узнал, что рассматривается ходатайство следователя об отстранении меня от должности. В ходе начавшегося судебного заседания мне и моим защитникам было предоставлено всего 30 минут для ознакомления с материалами дела, многие документы в котором мне ранее не были известны, но притом они не раскрывали суть доказательств по предъявленным мне обвинениям.
24 августа 2011 года в Новочеркасском городском суде состоялось судебное заседание, для участия в котором прибыло до тридцати граждан, в том числе представители средств массовой информации и депутаты Законодательного Собрания Ростовской области. Однако зал заседаний не вместил всех желающих, и судья Дорофеев выдворил не менее 10 граждан с открытого судебного процесса.
Как вы уже знаете, суд вынес решение об отстранении меня от должности. При этом в тексте постановлении указано, что орган следствия полагает, что я совершил «новое преступление»! Речь идет о том самом административном правонарушении 2008 года. Но по истечении года лицо считается не совершившим «административки», а тут спустя уже без малого три: «совершил новое преступление». Таким образом, задолго еще начав расследование уголовного дела следствие делает вывод о том, что преступление мною совершено. И судья своим постановлением признает «доводы» следствия. Присутствовавшая на судебном заседании представитель прокуратуры города Е.А. Самодурова не признала ни одного нарушения моих прав при рассмотрении ходатайства следователя.
На следующий день, в четверг, 25 августа 2011 года сотрудниками уголовного розыска межмуниципального управления МВД РФ «Новочеркасское» капитаном полиции И.В. Садыковым при участии капитана полиции С.Н. Тихонцова и майора полиции В.В. Печёрского был произведен обыск в моем рабочем кабинете в здании Администрации. Выдать мне копию постановления о назначении обыска они отказались, а пользоваться мобильным телефоном запретили. В ходе обыска не было изъято ни одного предмета (документа). В тот же день прошел обыск по месту моего проживания, также ничего не изъяли, но в выдаче копии постановления отказали. При этом разъяснили, что я имею право обжаловать постановления о проведении обыска, но документов-то у меня нет!

— Какие дальнейшие действия вы ожидаете по данному делу?
— В настоящее время идет допрос свидетелей обвинения. По моему убеждению, допрос свидетелей производится формально, ими подписываются заранее подготовленные показания. Часть свидетелей не имеет никакого отношения к событиям, положенным в основу обвинения, документы, положенные в основу обвинения, составлены спустя 50 дней и добавлены спустя 8 месяцев после якобы совершения мною преступления.
Вице-губернатором Ростовской области С.И. Горбанем публично распространены сведения об имеющихся доказательствах моей вины с указанием конкретного характера и содержания данных доказательств («документальной видеосъёмки» и «заключения Минюста»), о которых мне ничего не известно и которые мне не представлены в связи с тайной следствия…

— Ваше дело уже называют «заказным». Кому и почему выгодно ваше уголовное преследование?
— По моему мнению, уголовное дело возбуждено в связи с личными неприязненными отношениями ко мне бывшего заместителя главы Администрации города Новочеркасска Демченко, нынешнего вице-губернатора Ростовской области Горбаня и связаны исключительно с моими политическими взглядами, участием в выявлении противоправных действий высокопоставленных должностных лиц, занимавших должности в составе предыдущей Администрации города Новочеркасска.

— На что направлены и кем проводятся данные действия?
— По моему убеждению, данные действия сопряжены с предстоящими выборами депутатов Государственной Думы и Президента России, направлены на подрыв авторитета КПРФ. Думаю, что от данных действий не стоят в стороне должностные лица органов государственной власти, руководства Ростовского регионального и Новочеркасского местного отделения политической партии «Единая Россия», о чем свидетельствуют заведомо клеветнические публикации в мой адрес на сайте Ростовского регионального отделения «Единой России», в государственных СМИ. Без давления на правоохранительные органы и суд, на мой взгляд, здесь тоже не обходится.

— Ожидаете ли вы поддержку и помощь со стороны ваших соратников, единомышленников, общественности?
— Да, ожидаю, поскольку данное уголовное дело не носит сугубо личный характер (ведь я ничего не украл и не присвоил). Оно затрагивает чувства тех, кто много лет доверял мне и работал рядом со мной. Я ожидаю действенную поддержку общественности при проведении объективной проверки всех фактов и доводов, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты (чего пока что нет).
Я ожидаю действенную поддержку общественности в засвидетельствовании нарушений моих законных прав в ходе следствия и судебного процесса, при защите моих законных прав в ходе следствия и судебного процесса, в широкой огласке данного публичного преследования меня за политические взгляды и антикоррупционную деятельность.

От «ЧЛ». Воздержимся пока от юридических комментариев. А от политических – невозможно! Опять единороссы наступают на те же грабли: подняв «волну» против Журавлева, они только теряют будущие голоса. Никак не усвоят они азбучную российскую истину: обиженных народ любит, пострадавших за идею – носит на руках.

Комментарии (0)

Добавить комментарий