Сегодня: 17 декабря 8359, Четверг

Привиделось, послышалось…

— …Ты в курсе, что Кондрата осенью не будет в должности мэра? – сказав это, мой и не друг, и не враг, а так, из среднего звена местной «Единой России», замер, явно надеясь произвести своими словами сверхъестественный эффект. Я допил «Мартини» — мы сидели в одном приятном, совершенно аполитичном заведении, и ответил:
— Френд, это тебе на Азовском рынке рассказали?
Единоросс районного масштаба обиделся:
— Ну, знаешь, люди зря говорить не будут!
— Будут, — не согласился я, — о том, что Кондрат куда-то то ли уходит, то ли его увольняют, болтают с момента его избрания, т.е. уже без малого полтора года. А мэр продолжает работать.
— На этот раз все серьезно! — возразил мой собеседник.
— Вы что — решили сорвать отопительный сезон в городе и всё свалить на Кондрата? Смотрите, опасное это дело. Ваша партия сильно рискует: ведь не платят за газ частные жилремонты, учредителями и директорами которых являются выходцы из вашей единоросской своры. Люди сейчас поумнели, так что сообразят, откуда ноги растут, – предупредил я френда.
— Гм… Как тебе сказать, Фантомыч… есть у нас в «Единой России» разные мнения. Кое-кто склоняется к жесткому варианту, о котором ты говоришь: начать осенью терроризировать людей отключениями и все это подать, как провал работы мэра-коммуниста… Впрочем, ты прав. Реализовать на практике такой сценарий достаточно сложно. Граждане могут не поверить. Поумнел чертов электорат! Раньше-то как просто было! Написали в «плане Путина», что зарплата бюджетников будет 25 тыс. руб. – и всё, побежал народ голосовать. Сказали, что коммунисты – бяки, всех расстреляют через повешение — и все, народ поверил. Теперь, увы, такие трюки не проходят. Горожане исправно платят, а частные жилремонты воруют эти деньги и не перечисляют облгазу, водоканалу, теплосетям. Свалить все это на мэра навряд ли получится, он ведь не имеет законных рычагов воздействия на частные управляющие компании.
— А те, кто имеет законные рычаги воздействия – менты с прокурорскими, — почему не остановят жилремонтовский беспредел? Небось, в доле? – деликатно поинтересовался я.
— Ну… – член партии власти был безапелляционен. – Кроме того, если мы будем наказывать Новочек за неправильный выбор мэра в марте 2010 года, вы с Надтокой сразу начнёте пищать про антинародный саботаж темных сил.
— Конечно, начнём! Или ты полагаешь, что правозащитное издание молча будет смотреть, как ваша партия над людьми издевается, сводя политические счёты с законно избранным мэром? Как прикажешь вас после этого называть? Светлые силы? Или, может, созидательные? Нет уж. Как говорится, получите национальный индейский проект «Доступное жильё» — фиг вам. Будете называться тёмными силами, а ещё партией жуликов и воров до тех пор, пока не измените свою безумную политику, как на всероссийском уровне, так и в Новочеркасске.
— Посмотрим, что ты скажешь, Фантом, когда Гордума второй раз выставит неуд Кондрату.
— Так это случится, — если случится, — не раньше мая будущего года. За это время, сам знаешь, всякое может произойти… Например, кое-кто из депутатов потеряет мандат… Но что-то ты, приятель, очень уверенно рассуждаешь о кадровых перестановках. Вы там что, в своей партии, уже поделили должности в администрации?
— Вообще-то да…
— Очень интересно! Обожаю интриги вокруг распределения постов. Такой накал страстей! Скорее рассказывай, кто первый в вашем списке на вылет – если вы захватите власть, конечно.
— Неуймин, Журавлев… — начал чтение Антисписка Шиндлера мой средневзвешенный единоросс. Вообще-то, упоминание фамилий управделами и заммэра было вполне ожидаемым — они жулью кость в горле, — но я решил приколоться:
— С Неуйминым – понятно. У меня вопросов нет. А Журавлёва вы за что выгонять собрались? Мне говорили, он добрейшей души человек.
Единоросский френд ошалело взглянул на меня и не сразу ответил:
— Ты знаешь, он так иногда с нашими депутатами разговаривает… душевно.
— Как разговаривает?
— Как удав Каа с бандерлогами. Про здоровье спросит, дела. Словно, гад, все про тебя наперед знает. Все мысли твои, все планы, все аферы… Недавно вообще одну писательницу довёл. Она полгода думала, что Кондрата завтра не будет, готовила себе запасной аэродром. Старалась изо всех сил. Рассчитывала, что мы, если вернемся, оставим ее в должности. А Журавль взял да привиделся ей во сне. Воззвал к ее совести человеческим голосом: начал вещать о том, что бесплатно рекламировать правящую партию в муниципальной газете – нехорошо; она не выдержала пыток и наутро повесилась прямо на первой полосе газеты, которую привыкла считать своей, э-э-э, частной лавочкой. Страшно…
— Жуть какая, — согласился я. — А кто в списке дальше?
— Бурлуцкая, Овчаров, все начальники управлений и отделов.
Я удивился:
— Вы что, задумали тотальную зачистку? В чём претензии к Бурлуцкой, Овчарову? Они не политики, а чиновники. Достаточно опытные, кстати.
— Да, — с готовностью согласился френд, — в этом-то заключается их вина: работают на Кондрата.
— И что в этом плохого? Ты вспомни: Кондрат перед выборами обещал не устраивать никаких кровопусканий в мэрии в случае своей победы. Всех, кто был готов работать по-новому, без воровства и откатов, оставили. Массовых увольнений не было. Каждому был дан шанс… Впрочем, я догадался в чем вина Бурлуцкой и Овчарова. Они не захотели участвовать в воровских авантюрах и просто работают. У них хватило ума не соблазняться посулами жуликов и воров.
— Откуда ты знаешь о посулах?! Кто тебе рассказал о переговорах?
— Ха! Обижаешь вопросами. Ты думаешь, я не знаю, кто кому звонил, где встречался и что кому предлагал в обмен на подставу мэра? Самое забавное, сливы информации мне на электронку сделали практически все участники процесса… Только ведь нельзя верить вашим обещаниям. Ведь стопудово кинете!
— Гм… Почему так думаешь?
— Я не думаю, а знаю. Вспомни историю с Анатолием Парафиновичем. Как вы его из своей партии исключали? За неуплату членских взносов – ха-ха-ха! Вместе с мальчиками-студентами. Одним протоколом. А ведь никто из тех, с кем он вместе работал, с кем начинал и кого вывел из грязи прямо в князи, никто не заступился за своего благодетеля, никто не поддержал в трудную минуту. Ни Коробов, ни Золотаренко, ни Демченко, ни Ключко, ни Панкратов… Все кинули, все слили. А ведь до этого так в верности клялись! Но когда дошло до дела… Только дурак будет связываться с вами. Вон, недавно одна сладкая парочка попыталась. Краденые трубы их объединили… Можно сказать, связали: одного в водоканале, другого – в КУМИ. Но вылетели с работы оба, как пробки из шампанского. А куда они теперь устроятся? ГРЭС не резиновая. Там и так уже Золотаренко работает: ведь без него, генерала запаса, никак не получается делать электричество… Поэтому нельзя вам верить. Наобещаете, а потом обманете. Я прав?
— Ну… Как сказать… Понимаешь, мы ведь сами имеем обязательства по назначению определённых людей в случае реванша. На некоторые должности имеются ростовские покупатели.
— Так вы посты в мэрии продавать собираетесь? Замысел ясен: если возьмёте власть, будет секирбашка всей Администрации, даже если кому-то обещались гарантии от репрессий…
— Да, примерно так, – во внезапном порыве откровения признал мой единоросский френд среднего звена. Я искренне поразился волчьим нравам, царящим в управленческом аппарате партии власти.
— У вас что, соревнования – кто кого больше кинет? Неудивительно, что народ перестал вам верить.
На этой мажорной ноте мы распрощались. Чтобы окончательно не расстраивать единоросского вождя районного масштаба, я уплатил по счёту и дематериализовался.

Комментарии (0)

Добавить комментарий