Сегодня: 14 октября 2019, Понедельник

Ректор Новочеркасской государственной мелиоративной академии – об итогах года.

Новочеркасск — город уникальный. И вряд ли кто-то станет с этим спорить. Причем, нам впору гордиться не только славной историей и многими достопримечательностями, но и тем, что в нашем городе находится единственная в стране Мелиоративная академия. Началась «мелиоративная» история Новочеркасска в 1907 году, когда император Николай Второй подписал указ об учреждении в казачьей столице Донского политехнического института, в составе которого был мелиоративный факультет. Он-то, отделившись вскоре от института, и дал начало истории Мелиоративной академии.
Впоследствии в Новочеркасске были и научно-исследовательский мелиоративный институт (ЮжНИИГиМ), и мелиоративный техникум, и школа мастеров-мелиораторов, и институт повышения квалификации специалистов именно этой профессии. Кроме того, в шестидесятые годы у нас работал и филиал проектного института Южгипроводхоз. Имея столь обширную сеть специализированных учебных, проектных и научных объектов, ученые-мелиораторы Новочеркасска могли, конечно же, решать проблемы отрасли комплексно. Чего не скажешь о нынешних временах. Сегодня в городе осталась лишь академия и «РосНИИПМ» (бывший ЮжНИИГиМ). Причем, обе эти организации сейчас абсолютно автономны и практически не взаимодействуют ни в учебной, ни в научной деятельности.
Деятельностью учебной целиком и полностью занят коллектив Академии, во главе с ее ректором Павлом Михеевым. 17 декабря исполнился ровно год с тех пор, как Павел Александрович был назначен на этот пост. В этот день журналист «В» встретилась с ректором, чтобы поговорить о сегодняшнем дне Мелиоративной академии и мелиоративной науки в целом.
— Этим летом, которое выдалось на редкость засушливым, в нашей стране заговорили о важности мелиорации, так сказать, на государственном уровне. Скажите, Павел Александрович, как, на Ваш взгляд, сегодня обстоят дела в отрасли?
— Две недели назад как раз в Ростове-на-Дону проходила Коллегия Министерства сельского хозяйства, по рассмотрению концепции «Программа развития мелиорации сельскохозяйственных земель России на период до 2020 года». На наш взгляд, отрасль находится в плачевном состоянии, и без объединения усилий всех мелиораторов мы не сможем решить ее проблемы. И здесь мы отводим немалую роль в решении имеющихся проблем нашей академии. Ведь можно предусмотреть освоение новых площадей, можно приобрести много современной техники, но мы сейчас находимся в положении, когда попросту не хватает кадров для реализации всей этой программы. А, между тем, проблемы в нашей отрасли принесут колоссальные трудности многим направлениям сельскохозяйственного производства. Подумайте, ведь мелиорация — это основа всего. Как ни парадоксально, у нас нет конечного продукта, вещественного результата нашей работы. Но без орошения нельзя вырастить достаточно кормов для развития животноводства, нельзя получить нормальный урожай овощей или, к примеру, риса, который тоже выращивают в Ростовской области. Без нашей активной работы агропромышленному комплексу придется туго. К сожалению, в девяностые годы мелиорация, по большому счету, была разгромлена. Упадок отрасли, начавшийся тогда, мы можем наблюдать и сегодня. На фоне заметного в те годы сокращения финансирования вполне естественным было то, что резко упал престиж специальности. А это значит, что и мелиоративная академия стала ощущать дефицит абитуриентов. Который, кстати, заметен до сих пор. Прервались многие мелиоративные династии. И именно сейчас, когда в стране заговорили о развитии и восстановлении отрасли, о важности мелиорации, я надеюсь, престиж нашего дела быстро пойдет в гору. Ведь через пару лет, когда все проекты, о которых мы сегодня говорим, начнут претворять в жизнь, потребуется много мелиораторов, причем, специалистов всех уровней.
— А чем конкретно предстоит заниматься специалистам, которых готовит академия?
— Сейчас мелиоративную систему страны придется восстанавливать. Ведь очень много объектов, имеющихся в наличии, находятся в разрушенном состоянии. Стоит только учитывать, что восстановление мелиоративной системы, как и любое большое дело, потребует не только государственного финансирования. Для того, чтобы Концепция была реализована в том объеме, в котором это задумано, к работе должен подключиться бизнес и сами товаропроизводители. Иначе нам такую ношу не потянуть. Ведь что такое мелиоративная система? Это сложный инженерный объект. Часть его элементов может профинансировать только государство. Другие же части под силу содержать в порядке и при помощи не столь капитальных вложений. Эту часть затрат и должны взять на себя товаропроизводители и представители перерабатывающих компаний, которые так или иначе заинтересованы в повышении урожаев, а значит — в качестве мелиорации. И для того, чтобы такой вот комплексный подход мог быть осуществлен, всем участникам процесса потребуются свои кадры, которые будут обеспечивать весь процесс.
— Павел Александрович, за то время, что Вы возглавляете академию, последовали ли какие-то преобразования именно учебного процесса? И каковы Ваши ближайшие планы в этой сфере, учитывая реализацию Концепции развития мелиорации?
— Я считаю, что основная наша задача — обеспечить отрасль компетентными, качественными кадрами. Для того, чтобы сделать это разумно и комплексно на базе нашей академии, необходимо создать образовательный комплекс, охватывающий все ступени подготовки специалиста — от начального профессионального образования до высшего. Усилия именно в этом отношении я считаю одним из основных достижений за этот год. Сейчас в Москве как раз находятся наши документы на лицензировании образовательных программ среднего профессионального образования. Думаю, в следующем году в рамках академии появится мелиоративный техникум. Хотелось бы открыть и профтехучилище. Но здесь дело обстоит сложнее. Ведь специалиста рабочей специальности в классе не подготовишь. Нужно иметь соответствующую материальную базу — полный набор необходимых механизмов, полигон для практических занятий. Но, тем не менее, мы намерены ставить перед министерством вопрос о том, чтобы все-таки такое подразделение в Новочеркасске было создано. Уж если говорить о комплексе мер по «оживлению» мелиорации, то Новочеркасск очень подошел бы в качестве своеобразного центра. Ведь мы, по существу, находимся в центре Юга России, именно там, где имеется большинство орошаемых земель. А мелиорация для мелиорации, в отрыве от остальной сельскохозяйственной деятельности, никому не нужна. Возвращаясь к итогам года, хочу сказать, что за этот год мы открыли семь новых образовательных программ специалитета, пять новых программ бакалавриата, а также лицензировали подготовку магистров по шести направлениям. В этом году мы обеспечили хороший набор, полностью выполнили госзаказ по приему абитуриентов. Мы стараемся вести активную профориентационную работу, рассказывать о наших специальностях, заинтересовывать молодежь делом мелиорации. И надо сказать, смогли добиться ощутимого прогресса.
— Расскажите о научных достижениях и перспективах академии.
— Следует отметить, что и в научной сфере заметно внимание мелиораторов к проблемам отрасли. Ярчайший пример — в последние годы большинство дипломных работ наших выпускников посвящены не объектам нового строительства, а реконструкции уже имеющегося. Наши выпускники озабочены тем, как сделать имеющиеся в нашем распоряжении старые объекты более современными. Еще один немаловажный аспект научных изысканий — водосберегающие технологии. Стоит понимать, что качество воды — это очень серьезная и злободневная тема, ведь человечество через пару десятилетий начнет испытывать явный ее дефицит. И, я думаю, такой наукой должны заниматься серьезные умы. Наука, к сожалению, не финансируется сегодня так, как должно. А ведь в идеале научная деятельность должна приносить доход и самому вузу. Мы можем зарабатывать посредством научных изысканий значительно больше, обладая значительными ресурсами и возможностями. Для того, чтобы стимулировать наших ученых, в этом году мы ввели систему грантов внутри академии, пошли на эти расходы для того, чтобы, прежде всего, наши молодые докторанты и аспиранты могли реализовывать свои проекты. Данное направление намерены развивать и в дальнейшем.
— А нет ли у вас способов поощрения способных студентов?
— Есть, и не только традиционные. Благодаря одному из выпускников прошлых лет, мы имеем возможность предоставлять социальную стипендию десяти хорошо успевающим студентам. Валентин Иванович Бармин – удивительный человек, закончивший нашу академию в начале 70-х годов, пришел ко мне с предложением об оказании материальной помощи нашим студентам. И вот уже второй год выплачивает стипендию в размере пяти тысяч в месяц лучшим из них. Помимо этого, он помогает нам оборудовать лаборатории для того, чтобы студенты имели возможность познавать премудрости специальностей, проводить опыты и эксперименты. Я вообще стараюсь общаться со студентами. Наши обязательные встречи, на которых происходит обмен информацией и обсуждение проблем, проходят раз в полгода. Да и в другое время я открыт для контактов.

Словом, этот год и для академии, и для ее нового ректора был сложным, но продуктивным. Впереди – еще больше работы, еще больше новых проектов. Ведь процесс принятия Концепции развития мелиорации подходит к концу – она направлена на утверждение в Правительство, совсем скоро придет пора претворять в жизнь все ее положения. И именно нынешние выпускники, студенты и абитуриенты станут главными участниками этой большой работы.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий