Сегодня: 21 августа 2018, Вторник

Из истории пожаров в казачьей столице
Пожары были бичом старого Новочеркасска. Они происходили каждый год, нанося большой урон городу. В воспоминаниях новочеркасцев именно пожары остались одной из характерных примет самых разных периодов городской истории и в девятнадцатом столетии, и в в двадцатом.
К примеру, начало ХХ века в казачьей столице запомнилось грандиозными пожарами. В биографии уроженца Новочеркасска выдающегося философа
А.Ф. Лосева приведен такой пласт его воспоминаний, относящихся к 1901-му году: «Почему-то по стране в разных местах горело как раз при начале нового века – двадцатого. Горело и в Новочеркасске. Страшное зарево в полнеба стояло над городом. Горели кирпичные заводы, склады на окраинах города. Небо пылало, огонь сливался с кровавым закатом, днем и ночью устремлялись к небу в течение нескольких дней дымные костры. Запомнилось навеки. Церковный набат тоже».
Да, колокол, сообщавший горожанам о пожаре, звучал в казачьей столице часто. Вот как «Донские областные ведомости» писали об этом в июне 1881 года: «В десять с половиной часов вечера июня 18-го дня раздался монотонный звук колокола, приглашавший жителей Новочеркасска на пожар; за сердце хватали эти щемящие звуки и на призыв их спешили к базару массы народа. Горел деревянный ряд базарных лавок с бакалейным товаром, керосином, растительными маслами и пр. Мы пришли без четверти 11 часов и захватили уже на месте происшествия помощника атамана по гражданской части Н.А. Маслаковца и полицмейстера… Июня 19-го дня пожарище посетили бывший войсковой наказной атаман Н.А. Краснокутский и начальник штаба Войска Донского Г.А. Леонов».
Посещение мест пожаров первыми лицами казачьих властей было традицией, призванной продемонстрировать обществу их обеспокоенность этой городской бедой. И чем чаще происходили пожары, тем чаще первые лица войсковой администрации появлялись на них. Впрочем, власти не только демонстрировали свою обеспокоенность, но и предпринимали попытки извлечь уроки из случавшегося. Так, когда после упомянутого выше пожара произошел еще более сильный и вновь на городском базаре, то происшедшее было проанализировано на заседании Временного комитета по управлению городом Новочеркасском.
На заседании с горечью говорилось о том, что новочеркасским пожарным попросту не хватает воды для тушения огня. Было сделано предложение привлечь в помощь пожарным городских водо-
возов. По этому поводу в Журнале общего присутствия Временного комитета по управлению городом Новочеркасском за 21 июня 1882 года было записано: «По незначительному числу бочек при Новочеркасском пожарном обозе встречается крайне большой недостаток в воде при тушении пожаров, что явно обнаружилось на пожаре, бывшем 12-го числа минувшего мая, о чем Новочеркасский полицмейстер довел до сведения комитета рапортом от 14 мая. На тот предмет не будет ли возможности для увеличения количества воды привлечь находящихся в Новочеркасске водовозов доставлять воду в распоряжение пожарной команды?».
Предпринимал Комитет и запретительные меры, направленные на предупреждение пожаров. Например, на своем следующем заседании, заслушав мнения погорельцев, он постановил впредь не иметь на базарах угольных складов. В Журнале Комитета было записано: «Торгующие на новочеркасском Западенском базаре казак Алексей Фомин с семью товарищами 25 июня заявили Комитету, что после известного пожара на Западенском базаре, от которого они пострадали уничтожением их лавок, Комитет в присутствии полного состава своих членов воспретил иметь им при лавках склады каменного угля и антрацита, что ими и выполняется в точности».
Среди бесчисленного числа пожаров, происшедших в Новочеркасске, выделяют, если можно так выразиться, самый «знаменитый». Трудно было найти газету в старой России, которая бы не сообщила о нем. Об этом пожаре узнала вся страна. Его последствия обсуждались на специальных слушаниях в Государственной Думе. Произошел он в середине января 1911 года на Баклановском проспекте Новочеркасска в здании, арендованном политехническим институтом.
Газета «Приазовский край» свидетельствовала: «Вчера, 15 января, в 4 часа утра загорелось одно из зданий политехникума, где помещались химические лаборатории, кабинеты по минералогии и геологии и т.п., находящиеся на Баклановском проспекте (бывшая мукомольная мельница Башмакова). Огонь, как передает большинство очевидцев, появился на чердаке, но ввиду того, что дым долго не был виден с улицы, огонь имел возможность распространиться по всему чердаку, а потом по первому этажу здания, и только тогда с пожарной каланчи огонь мог быть замеченным. Примчавшаяся пожарная команда, на помощь которой были вызваны полусотня казаков и часть артиллерийских команд, старалась локализовать огонь в главном здании бывшей мельницы… и не дать огню перебраться на примыкающие к нему здания. Пожар продолжался почти до 7-ми часов утра, однако в 10 часов был виден дым над зданием».
Газета «Южный телеграф» дополнила картину происходившего: «В 7-м часу все здание пылало в огне. На пожар прибывают профессора, местное начальство, ректор, член Государственной Думы
В.А. Харламов, студенты. Улицы заполняются толпами народа. При тушении пожара оказывается недостаток воды. К 9-ти часам пламя начало стихать. При отвале верхнего этажа пожарный получил поражение камнем в голову, и ему сейчас же была оказана помощь».
В «Донской жизни» читаем: «Ближайшие улицы были заполнены толпой народа, привлеченной жутким зрелищем пожара. И люди все еще бежали, как и ехали к зданию, объятому пламенем и дымом. … Сгорели совершенно кабинеты минералогический и геологический, частью — неорганической химии …Убытки, понесенные институтом от пожара, очень велики».
«Приазовский край» привел некоторые дополнительные штрихи к картине случившегося: «…десятки огненных языков с яростью уничтожали трехэтажное здание института на Баклановском проспекте, а вместе с ним одну за другой научные работы профессоров. Главный корпус баклановских построек уничтожен или попорчен при тушении пожара до основания; обрушившаяся крыша похоронила под своими обломками геологические карты библиотеки, картограммы, минералогические и научные коллекции, а также труды нескольких профессоров и доцентов. Пострадал главным образом горный факультет».
Вскоре «Южный телеграф» сообщил: «Члены Государственной Думы от Донской области предполагают в связи с пожаром в ДПИ – на днях по прибытии в Петербург – обратиться с вопросом к председателю Совета Министров и министру торговли и промышленности: предполагает ли правительство немедленно по открытии предстоящего строительного периода начать постройку зданий Донского политехнического института?».
Задуманное было осуществлено: донские депутаты обратились с указанным запросом в правительство. Хлопоты об обещанной еще до пожара постройке комплекса зданий ДПИ были активизированы. 12 июня 1911 года Совет Министров принял решение о строительстве зданий института на территории Николаевского сада. 9 октября 1911 года состоялась торжественная закладка корпусов институтского комплекса.
В истории пожаров в Новочеркасске тот, что произошел в январе 1911-го на Баклановском проспекте, занимает особое место: его, видимо, нельзя назвать пожаром со «счастливым концом» — это было бы неуместно. А вот вспоминать о нем как о пожаре, последствия которого были использованы во благо города, можно, несомненно.

Комментарии (0)

Добавить комментарий