Сегодня: 20 октября 2018, Суббота

«…Отдыхаем — воду пьем,
Заседаем — воду льем,-
И, выходит,- без воды,
И ни туды и ни сюды!
… Ни побриться, ни попить,
Ни помыться, ни поплыть,
Человеку без воды —
И ни туды и ни сюды!»

(Песенка водовоза
из старого советского фильма).

«Построил Платов город на горе – казакам на горе», — жаловались на дефицит воды еще первые жители Новочеркасска. И потом, при разных властях, водоснабжение города было притчей во языцех, хотя в столице донского казачества в числе первых десяти городов России был построен централизованный городской водопровод, который называли одним их лучших произведений инженерного искусства своего времени – 60-х годов позапрошлого века.
Понятно, город рос и требовал все больше воды: увеличивалось население, строилось жилье, вводились в строй промышленные предприятия. Перестраивался, расширялся, модернизировался водопровод. Но… за развитием города он уже не поспевал. Критическая ситуация сложилась в начале 90-х годов прошлого века: город задыхался без воды, и проблемой № 1 для первой перестроечной администрации председателя горисполкома, а затем мэра Н.И. Присяжнюка стало именно строительство нового водопровода. Какой ценой он дался – в прямом и переносном смысле – это уже другая история. Но прошло 15 лет, и сегодня снова более чем актуально поговорить о воде. Компетентные люди в один голос уверяют нашу газету, что водоснабжение Новочеркасска – под угрозой, нужно сегодня (нет, ВЧЕРА!) решать проблемы МУП «Горводоканал», который является основным производителем и поставщиком в город питьевой воды.

ШЕСТЬ БОЛЕВЫХ ТОЧЕК

О проблемах Водоканала мне удалось подробно побеседовать с Л.Н. Фесенко, профессором, доктором наук, заведующим кафедрой «Водное хозяйство предприятий и населенных мест» ЮРГТУ (НПИ). Возглавляемая им кафедра имеет филиал на территории Водоканала, где студенты проводят лабораторно-практические занятия, выполняются дипломные проекты, связанные с улучшением качества очистки воды, системой обеззараживания и другими вопросами – с тем, в чем сегодня крайне нуждается Водоканал: работы проводятся исключительно для этого предприятия. Мы пригласили Льва Николаевича в качестве эксперта, логично посчитав, что богатый опыт, постоянные контакты с Водоканалом, постоянное видение происходящего позволят ему дать объективную оценку ситуации.
— Водоканал – это живой организм, планомерно развивающийся вместе с городом, — заявил нам Л.Н. Фесенко. – Город требует высокого качества обработки воды, гарантированную подачу воды населению в нужном количестве. Самое главное в работе Водоканала – это стабильность, и стабильность должна проявляться в том, что через месяц, через 20 лет Водоканал будет так же активно и плодотворно работать с учетом развития Новочеркасска. Сегодня же существует несколько ключевых моментов, которые, как мне кажется, не позволяют Водоканалу считать себя организацией, обеспечивающей социальную надежность проживания в нашем городе.
Об этих моментах – болевых точках Водоканала мы и поговорили с Л.Н. Фесенко.

ТОЧКА ПЕРВАЯ: Отсутствует перспективная система развития Водоканала.

— Она, возможно, где-то и есть, но фактически ее нет! – горячится Лев Николаевич. – А она должна быть всегда под рукой у директора, у главного инженера, в отделах, она должна быть в муниципалитете, в Думе. Она должна на будущее обсуждаться. Должны быть видны болевые точки, узлы, которые нужно развязывать. Потому что программа развития Водоканала невозможна без финансирования. Один городской бюджет не в состоянии поддерживать и развивать Водоканал. Всегда это делается при участии федерального бюджета. Только когда есть программа, существуют ее отдельные «ниточки», когда выполняются отдельные проекты, под них можно получать финансирование. В тяжелейшие времена 90-х годов, когда учителя выходили на улицы и требовали зарплату, Присяжнюк нашел резервы, отправил Жуйко в Москву, тот вернулся оттуда полуживой, но с пакетом документов, позволяющих получить финансирование. Это была просто фантастика! По коридорам власти нужно ходить с четкими, ясными проектами. Иначе все заканчивается болтовней и веселым анекдотом в конце разговора.

ТОЧКА ВТОРАЯ: Водозабор.

С 1995 года водозабор осуществляется по временной схеме при помощи плавучей насосной станции, стоящей на Дону в районе станицы Старочеркасской. Через несколько лет, при предыдущем начальнике Водоканала А.В. Бреусе она, правда, была заменена на более современную, но … временное есть временное.
— При непредсказуемом ледоставе, другой непредсказуемой ситуации, бандитском наскоке, например: просто перепилят несколько тросов, — «плавучка» поплывет по Дону, и на этом закончится подача воды в город, — говорит Л.Н. Фесенко. — У нас нет никакой другой системы, которая бы заменила эту! Мы даже не представляем себе последствия! Если произойдет авария на водоводе, прорвется труба, можно вызвать ремонтную группу, устранить причину аварии, что-то заварить, заменить, но как вернуть «плавучку» на место?! А если она далеко уплыла, а если ее еще и утопили!.. Директор Водоканала должен бить во все колокола…

Колокольного звона я что-то не слышала. Зато знаю, что за последний год в плавучую насосную станцию дважды (!) попала молния, и горожане всякий раз оставались без воды. Директор Водоканала А.Б. Толмачев развел на пресс-конференции руками: «Мы думали, бомба два раза в одну воронку не падает…».

ТОЧКА ТРЕТЬЯ: Водопотери.

— Водоканал, не стесняясь говорит о том, что 50% потери воды имеет место в Новочеркасске, – возмущается Л.Н. Фесенко. — При Бреусе это имело место, при Шеметове это было, но когда-то же начинать надо с этим бороться. Если ты пришел, если ты директор… Ведь ничего не делается. Это же в высшей степени непрофессиональное отношение к делу! Почему многие многоэтажные и малоэтажные здания подтоплены? Одна из наиболее вероятных причин – разрушение водопроводных систем. Почему не проводятся никакие изыскательские работы? В Ростове создана группа, которая с точностью до 1 м определяет место утечки.

По данным «ЧЛ», такая работа начиналась при предшественнике А.Б. Толмачева – А.В. Бреусе. Александра Васильевича «ушли» (прямая «заслуга» мэра Волкова), работа заглохла… В нашем распоряжении есть данные по водопользованию за 11 месяцев 2009 года. После очистки Водоканалом подано в сеть 13 млн 186 тыс. куб. м воды; реализовано потребителям – 7 млн 215 тыс. куб. м; потери составили около 6 млн «кубов». Есть цифры и за другие месяцы. Картина – та же. Вода уходит не только в землю из прохудившихся труб, но имеет место и несанкционированный (в огромных масштабах!) отбор: ушлые граждане имеют дармовую водичку, мини-заводики, разные мастерские. И никто их не ищет, чтобы наказать и вернуть в казну деньги.

ТОЧКА ЧЕТВЕРТАЯ: Увеличение производительности воды с учетом развития города.

— На территории Водоканала стоят напорные фильтры, которые привезли с НЗСП еще при Бреусе, — рассказывает Лев Николаевич. — Их можно задействовать, и проект сделан, чтобы в летний период давать дополнительно 10 тыс. «кубов» воды в сутки питьевого качества (50 тысяч «кубов» сейчас производят, можно добавить еще 20%). То есть реально создать комфортные условия для людей, ведь известно, что на 5-й этаж не хватает воды, когда ее на 1-м разобрали, а душ принять в такую жуткую жару хочется всем. Есть оборудование, есть проект, подключите, начинайте осваивать – а ничего не делается! Строим город, развиваем, но наступит такой момент: а воды-то нет… Не хватает…

ТОЧКА ПЯТАЯ: «Чистая вода – населению города Новочеркасска».

— Была прекрасная идея – при Присяжнюке – создать муниципальную целевую программу под таким названием, — вспоминает Л.Н. Фесенко. — В частности, предлагалось организовать цех подготовки высококондиционной донской питьевой воды, ее бутилирование, пакетирование и доставку в медицинские и детские учреждения; наладить производство по выпуску аппаратов и установок индивидуального и группового пользования для доочистки донской водопроводной воды. И сейчас можно «выбить» всех, кто продает воду в бутылках, и на этом зарабатывать хорошие деньги.

В Новочеркасске эта идея оказалась невостребованной, но я ее реализовал в Таганроге. Там сейчас практически в каждом втором продовольственном магазине вода продается на розлив в тару покупателя. Стоит она 1 л — 20 коп. Это свое, таганрогское производство: налоги платятся в городскую казну, рабочие места созданы для таганрожцев. В Таганроге вода идет из-под крана соленая, невкусная и для питья не пригодная, но тем не менее называется питьевой. Сейчас берут эту водопроводную воду, и она через специальные аппараты проходит более высокий уровень очистки. Это же нужно сделать в Новочеркасске давно, привлечь специалистов (в том числе из Водоканала), которые имеют соответствующие знания, образование, мы можем все организовать, показать и пропагандировать. Люди будут у нас пить чистую вкусную воду. Но ничего не делается…
— Мы пользуемся поверхностной водой в отличие от европейских стран, которые пользуются подземной водой, — разъясняет Лев Николаевич. — Подземная характеризуется стабильностью химических показателей, температурным режимом и т.д. Но так исторически сложилось, что мы берем поверхностную воду. Она очень быстро деградирует, вот даже в процессе нашего разговора она ухудшилась, и это ухудшение качества воды будет продолжаться с возрождением и развитием производства. Что делать? Ведь очистные сооружения выполняют только три элементарные операции: осветление, фильтрование и обеззараживание. Где резерв, если что-нибудь серьезное случится с донской водой? Когда Волков пришел к власти, я через два месяца смог к нему попасть и высказал идею создания в городе резервных скважин для обеспечения питьевой водой. Он предложил мне изложить все письменно. Я изложил — никакой реакции…

ТОЧКА ШЕСТАЯ: Ресурсы очистных сооружений.

— Очистные сооружения Водоканала находятся в тяжелом, запущенном состоянии, требующем реконструкции, ремонта, замены, — тревожится Л.Н. Фесенко. — Все медленно куда-то погружается, и в один прекрасный момент окажется совсем на дне. 4-5 лет назад я был на складе очистных сооружений, он был забит до потолка: насосики, задвижки, сифоны, — сейчас ничего этого нет. Очистные сооружения самая тяжелая, самая больная, самая трудоподъемная точка, если здесь продолжать бездействовать, не будет воды, а будут большие проблемы, которые приведут к социальному взрыву.

***

Муниципальная программа «Чистая вода – населению города Новочеркасска» планировалась в три этапа: если бы ее начали выполнять, то в этом году она была бы завершена. Но… Ее разработали в 1999 году, а в 2000-м к власти пришел Волков. Не до воды стало. А жаль.
Вот она передо мной, эта программа. Предполагала она не только меры по улучшению качества воды (в том числе использование подземных вод), но и организационные меры – объединение трех отдельных ведомственных новочеркасских водопроводов (центральный, НЗСП и ГРЭС) в единый муниципальный водопровод Новочеркасска (более чем актуально сегодня!), а также капитальную реконструкцию и техническое перевооружение водоочистных станций и многое, очень важное, другое.

ОТ БЕСХОЗЯЙСТВЕННОСТИ ДО КРИМИНАЛА

Программы сегодня нет, а есть Горводоканал – муниципальное унитарное предприятие, поставляющее воду в бывший Первомайский район, в микрорайон Хотунок, в поселки Донской и Луговой. И в нем, в Водоканале, что-то сегодня не все хорошо, чтоб не сказать: плохо.
Нет, я не собираюсь ни в коем случае чернить коллектив. Все, кто в последние месяцы обратился в редакцию по поводу ситуации в Водоканале, говорили одно: коллектив у нас (или «у них») отличный; люди квалифицированные, грамотные, ответственные; никто не уйдет, пока аварию не ликвидируют. Говорили и так: «Пока эти люди не разбежались, вода у нас будет». Но люди хотят «разбежаться»?! Почему?
«Многие из нас работали на предприятии много времени. Мы пережили перестройку, лихие девяностые, но мы были дружным коллективом, а сейчас такого понятия, как коллектив, уже нет. Толмачев А.Б. просто взял и уничтожил нашу целостность, — пишут работники МУП «Горводоканал» мэру А.И. Кондратенко (копия – нам в редакцию). — … В конце 2006 года Алексей Борисович стал директором Водоканала… Первым делом он подкупил всех повышением зарплаты, и мы были этому рады. Нам тогда и в голову не могло прийти, что это просто такой пиар-ход. Шло время, и мы начали замечать, что у нас на предприятии накаляется внутренняя обстановка. Частичные гонения начальников участков, многим раздавали выговоры за дело и просто так. Недовольных просто выкидывали на улицу и т.д. … В начале 2010 г. перед выборами сообщили, что у нас отберут материальную помощь и понизят зарплаты. … Раньше к рабочим относились как к себе равным, помогали в семейных трудностях, шли на помощь в трудных ситуациях, всем, невзирая на лица и должности. А сейчас для руководства предприятия мы так – не пойми кто, лишь бы молчали…».
Это письмо подписали 12 человек и получили в ответ серьезные проблемы с собственным руководством. Сложная ситуация возникла у автора еще одного обращения к мэру города – у Аллы Анатольевны Резван, машиниста насосной установки фекальной насосной станции № 2. Именно потому и возникла, что женщина и ее сослуживцы посмели обратиться к Кондратенко и в Управление труда с жалобой на начальника участка В.А. Андрющенко – человека, по их мнению, некомпетентного, не желающего находить общий язык с рабочими, злоупотребляющего должностными полномочиями. Со стороны руководства Водоканала посыпались угрозы увольнения машинистов, а потом…
Алла Анатольевна рассказала нам, что Андрющенко пытался отстранить ее от работы, заявляя, что она невменяема, неадекватна, не отдает отчет своим действиям, оскорблял, унижал, вызывал милицию, требовал вызвать женщине «психушку». «Затем прибыл и сам директор МУП «Горводоканал» Толмачев А.Б. со своим юристом, — пишет женщина. – Меня только что физически не истязали. В завершение меня оставили наедине с юристом, которая уже открыто сказала, что если я хочу и дальше работать, то должна отозвать жалобу из мэрии и написать, что все вопросы с администрацией предприятия и начальником участка урегулированы…».
Очередным, кого сейчас, похоже, хотят выжить из Водоканала, возможно, станет начальник очистных сооружений М.Г. Колесник. Михаил Глебович – человек более чем заслуженный, за более чем полувековую трудовую жизнь имеет лишь благодарности и правительственные награды. Грамотный, опытный работник. Придраться можно только к тому, что по возрасту он – пенсионер. В прошлом году на него посыпались выговоры – один за другим. Обжаловал. Комиссия по трудовым спорам, понятно, не пошла против директора: выговоры остались в силе. В мае поднялась новая волна: Толмачев отказался подписать ему заявление на отпуск вопреки утвержденному графику. Несколько раз Михаил Глебович подавал заявление – безрезультатно. Из-за нервотрепки оказался на больничном. И только теперь, после вмешательства прокуратуры, Колесника отпустили в отпуск. Вероятней всего, когда в сентябре он выйдет на работу, ему предложат уволиться.
Придирки к Михаилу Глебовичу самые мелкие. Например, запросил Толмачев объяснительные, почему сотрудники Колесника («нарушители» — сразу сделал директор вывод), которые на личных машинах ездят, въезжают на территорию Водоканала после 8-ми утра и выезжают раньше 17-ти. Разобрались: один отпрашивался водительские права менять, другой проходит лечение в дневном стационаре, у третьего характер работы разъездной, четвертый – тот вообще был на больничном: заезжал взять вещи и лекарство. На то, что их посчитали нарушителями, люди ой, как обиделись.«Я проработал много лет в Водоканале, но таких обвинений я не слышал ни от кого, — написал один из слесарей Толмачеву. — Моя работа и работа нашей бригады – это бесперебойное снабжение города водой, и, насколько мне известно, за очень длительный период не было нашей вины, и в городе всегда была вода. А Вы ни разу не подошли к нашей бригаде, не поинтересовались работой, как мы живем, а сейчас считаете нас нарушителями».
Если работники очистных сооружений отделались обвинениями в нарушении трудовой дисциплины, то начальник гаража И.Л. Маминов чуть вообще не стал уголовником. И увольняли его незаконно (восстановили после вмешательства прокуратуры), а потом Толмачев добился возбуждения в отношении него уголовного дела: якобы присвоил он запчасти к экскаватору. Уголовное дело, правда, милиция закрыла, установив непричастность Маминова к совершению преступления, зато Толмачев уволил его окончательно. И суд не помог… А Маминов и по сей день пишет в прокуратуру и следственный комитет о нарушениях законодательства и злоупотреблениях руководства МУП «Горводоканал». В прошлом году он добился закрытия на территории Водоканала контейнерной автозаправочной станции, расположенной в 20 метрах от здания школы № 14. На предприятие и его руководство были наложены штрафы. Ну, за что Толмачеву Маминова любить? Кстати, президенту Д.А. Медведеву он написал о вещах куда более серьезных – о коррупции в Водоканале.
В редакцию «ЧЛ» Игорь Леонидович тоже сообщил о делах серьезных: «Последние 2-3 года в г. Новочеркасске идет планомерное, интенсивное разворовывание недействующих коммуникаций, связанных с водоснабжением и водоотведением… Трубы этих коммуникаций извлекаются из земли и попадают в основном на пункты сдачи «Вторчермет» в виде металлолома. Ясно, что такая деятельность приносит многомиллионный доход, который идет в карман тех, кто организовал этот «бизнес». Но наряду с этим наносится невосполнимый вред объектам водохозяйственного значения, так как в случае необходимости задействовать резервные нитки – такой возможности не будет, а восстановление их потребует значительных капитальных вложений».
За последнее время были демонтированы и исчезли в неизвестном направлении:
— недостроенная магистраль из труб большого диаметра, ведущая к очистным сооружениям канализации Новочеркасска – более 2 км;
— отдельные участки недействующей (аварийной) трассы канализационного коллектора в пойме реки Тузлов (в районе автотрассы г. Новочеркасск – п. Донской);
— водоводы больших диаметров в районе строительства торгового центра по пр. Баклановскому, 200 – около 1 км;
— резервный водовод Бессергеневских очистных сооружений на значительном протяжении;
— более 4 км резервного водовода большого диаметра из стальных труб, проходящего к очистным сооруждениям НЭВЗа от газонаполнительной станции до поймы реки Тузлов и далее за рекой Тузлов в направлении к НЭВзу.
В прошлом году в «Водоканал» поступило сообщение о том, что в районе хутора Татарка выкапывают трубу. Сотрудники предприятия задержали человека, газосваркой резавшего водовод. Сфотографировали его, машину с госномерами, оборудование. Уголовное дело было возбуждено, но почему-то быстро закрыто. После чего водовод (резервная нитка от бывшего Первомайского до бывшего Промышленного района) неизвестные (или известные, но безнаказанные?) выкопали до конца.
«Свежий» случай произошел 11-14 июня в этом году. На этот раз жертвой стал резервный водовод очистных сооружений в районе Мишкинской балки – около 1 км. Украденные трубы удалось найти – на площадке пункта сдачи металлолома. Аксайское УВД (все случилось на ее землях) ведет следствие. Впрочем, в результат – прекращение масштабного воровства – никто в Водоканале не верит. Народ шепчет, что к выкапыванию труб причастно само руководство Водоканала. Опровергнуть эти слухи можно только одним способом: расследовать дело до конца и найти, наконец, преступников.

Я не берусь в этой статье судить обо всех сторонах работы Водоканала и деятельности его руководства. Предоставим это специалистам. Думаю, что новая городская администрация вместе с Думой проанализируют финансово-хозяйственную деятельность предприятия, обоснованность получения кредитов, их расходование, расчеты с контрагентами, выплаты заработной платы и многое другое, что связано с деньгами и вызывает сомнения у членов коллектива (и не только у них) в честности управленцев. Наверное, к проверке присоединится прокуратура, которой уже не раз приходилось реагировать на жалобы о нарушении трудового законодательства, а также на обращения физических и юридических лиц по поводу тарифов, отказа в подключении к водопроводным и канализационным сетям. Возможно, кого-то в результате снимут, кого-то поставят, кого-то посадят… Пусть все будет по Закону.
А я, как простой жителель города Новочеркасска, просто хочу, чтобы у меня всегда из крана шла вода – вкусная и безопасная. И завтра шла, и через многие-многие годы.

Комментарии (0)

Добавить комментарий