Сегодня: 19 августа 2018, Воскресенье

В 1815 году Наполеон Бонапарт бежал с острова Эльба и высадился во Франции, вновь возглавил эту страну и продержался у власти до своего очередного падения сто дней. Причиной его второго падения стало не только поражение при Ватерлоо (военные успехи дело весьма переменчивое), но и пофигистское отношение определенной части французов к новому старому правителю. Эти сто дней показали им, что перемены в их судьбе, если и возможны, то только в худшую сторону. С тех пор появилась традиция: сто дней — первый срок оценки новой власти, ее реального, а не продекларированного курса.
Как-то незаметно дожили мы до ста дней правления в Новочеркасске мэра-коммуниста. Конечно, Новочеркасск начала XXI века, это, вроде бы, не Франция начала XIX-го. Но позвольте все-таки сказать пару фраз о той, никому сейчас, вроде бы, не нужной Франции.
Политический противник Наполеона Людовик 18-й (младший брат казненного в революционные дни Людовика 16-го) весьма заботился о повышении экономического могущества древних французских аристократических семейств. Тяжесть налогового бремени ложилась на французских работяг. Таковыми я рассматриваю не только сельских батраков и промышленных рабочих, но и их работодателей. В число последних следует включать не только владельцев «заводов, газет, пароходов» и крепких фермеров (аналогов российского кулачества). Эти как-то выкручивались. Труднее приходилось ремесленникам, видящим необходимость технически перевооружать свои малые производства, чтобы повысить конкурентоспособность продукции, трезвым работящим крестьянам. Техника в те годы бурно развивалась во всем мире. То, что казалось невероятным многим фабрикантам-мануфактурщикам, представлялось возможным представителям новой волны — технически высокообразованным инженерам. Не находя понимания у старых работодателей, они пускались в самостоятельную экономическую жизнь — открывали свои предприятия и часто добивались успеха, выводя производство того или иного товара на новый качественный уровень. Добивались в Англии и Голландии, Дании и Швеции, но не в высоконалоговой Франции. Наполеон прикрыл кормушку для аристократов-олигархов, а освободившиеся средства направил в армию. Десятки тысяч офицеров и сержантов — ветеранов его предыдущих походов, прозябавшие при Людовике на нищенские пенсии, так как всю жизнь воевали, а не работали, получили приличный заработок и привычное дело. Французская армия потянулась к Ватерлоо разбираться с удачливыми конкурентами. Те, кто что-то все-таки производил, получили те же налоги плюс всеобщую воинскую повинность, призыв на которую ставил на идее собственного производства крест. Вот и не стань при таком раскладе пофигистом.
Аналогии не заметили? Зря! Под чутким руководством «Единой России» и мэра А.П. Волкова мы как-то незаметно дожили до такого состояния, когда не то, что свое дело открыть, на дачном участке (за который теперь взимают вполне приличный налог) какой-никакой урожай вырастить стало убыточно из-за стоимости бензина или проезда в общественном транспорте. Я уж не говорю о проблемах реализации.
Отметили мы недавно День изобретателя. Есть еще идеалисты, которые полагают, что науку и ее связь с производством двигают вперед маститые академики. Производство консервативно и осторожно. Его руководителей и убедить за один десяток встреч не всегда получится и приличные деньги платить они готовы только при получении стабильных положительных результатов. Работы каждодневной на месяцы, если не годы. Не всякий академик такое выдержит. Возраст не тот. Потому занимаются этим честолюбивые голодные аспиранты и кандидаты-магистры, а самую черную работу ведут студенты, получением зачетов озабоченные. Не всегда перечисленные категории отличаются финансовым благополучием. Ну, разве что, в богатых странах. В странах небогатых у них своя лазейка есть — проезд в электротранспорте значительно дешевле, чем в автомобильном. Вот и приходится мотаться этой молодежи из института на производство и обратно по нескольку раз за неделю. Новочеркасск же — город великой державы и превзошел не только какой-нибудь Кито или Рио-де-Жанейро, но и Прагу и Вену. Не по стипендиям аспирантским превзошел, а по стоимости проезда в трамвае. Километр проезда сравнялся с километром пролета в самолете.
Впрочем, при новой власти есть хорошие изменения: скоро частота движения трамваев сравняется с частотой отправления самолетов из провинциального аэропорта. Уже и расписание рейсов вывесили, и вылет, простите, выезд столь же часто откладывается по техническим причинам и из-за нелетной погоды. Связь науки с производством для науки — риск потери последних денег рядовых исполнителей. Не все так плохо. Какой-нибудь доктор наук в состоянии с финансовой точки зрения поездить на завод автобусом, но при фактическом отсутствии трамвая не всегда способен в автобус поместиться. Сколько разработок наших вузов внедрено на новочеркасских заводах? Как студенты сдают экзамены и зачеты? Как преподавателям проще решать финансовые проблемы? Не знаю. Меньше знаешь, крепче спишь.
Я неправильно сказал. Трамваи у нас есть, но, главным образом, с пяти до шести утра. Будильник бесплатный. Согласен, что и в это время кому-то куда-то ехать надо. Для чего у нас микроавтобусы? Для прессовки народа в часы пиковых нагрузок? Интересно, пробовал ли кто-нибудь из новой администрации вернуться домой общественным транспортом по нормальному (нормально высокому) тарифу после смены с семи до девятнадцати, особенно в выходной или праздник.
Не хочется только злословить. Этой весной те немногие дороги, которые ремонтировались, ремонтировались быстрее. Стоящий без разрушения десятилетия естественный бордюрный камень не менялся на одноразовый искусственный, не ставились неизвестно кому нужные заборы, вроде того, который поставили вокруг здания вокзала. Не меняется главное. Можно у нас в городе жить только будучи каким-либо начальником. Безработным бедняком лежать на диване и ждать призыва на службу от сильных мира сего плохо, но тоже можно, а вот пытаться хоть что-нибудь сделать самому — сложнее всего. Что я там раньше написал о пофигизме?

ОТ «ЧЛ». Опасения автора имеют право на существование, но мы не можем приписать пофигизма большей части горожан. Достаточно сказать, что нашим читателям далеко не все равно, когда «Новочеркасская неделя» вкупе с «Блокнотом» обрушилась на нового мэра А.И. Кондратенко. В редакцию поступило огромное количество писем! Их авторам мы хотим сказать большое спасибо за активную гражданскую позицию. Однако нам не хочется вступать в перепалку. Поэтому сейчас мы анализируем поступившую почту и обязательно используем ее в ближайших номерах нашей газеты. А также – передадим для ознакомления мэру А.И. Кондратенко.

Комментарии (0)

Добавить комментарий