Сегодня: 21 января 8499, Среда

A la XXIX глава «Острова сокровищ»
Мне доставляет истинное удовольствие писать для «Частной лавочки». Её читатели, в большинстве своём, умны — могут понять и оценить стилистические изыски. Полагаю, любимый роман нашей молодости «Остров сокровищ» читали все, поэтому направляю вам свою заметку под заголовком «Чёрная метка опять». Навеяло «Островом сокровищ» Стивенсона. Помните, то место в романе, когда пираты решили разжаловать Сильвера? Как это напоминает сегодняшнюю историю с попытками импичмента Кондратенко!
С уважением, Политфантом.

От Политфантома

Дверь распахнулась, и пятеро пиратов-депутатов нерешительно столпились у порога, проталкивая вперёд одного. При других обстоятельствах было бы забавно смотреть, как медленно и боязливо подходит выборный, останавливаясь на каждом шагу и вытянув правую руку, сжатую в кулак.
— Подойди ближе, приятель, — сказал Кондрат, — и не бойся: я тебя не съем. Давай, увалень, — что там у тебя? Я знаю обычаи. Я депутата не трону.
Ободрённый этими словами, разбойник ускорил шаг и, сунув что-то Кондрату в руку, торопливо отбежал назад к товарищам. Профессор глянул на свою ладонь.
— Чёрная метка! В блокноте! Так я и думал, — проговорил он. — Где вы достали бумагу?.. Но что это? Ах вы, несчастные! Вырезали из Уголовного кодекса! Ну, уж будет вам за это! И какой дурак разрезал УК?
— Вот видите! — сказал депутат-разбойник Отрыгин. — Что я говорил? Ничего хорошего из этого не выйдет!
— Ну, теперь уж вам не отвертеться от виселицы, — продолжал Кондрат. — У какого дурака вы взяли кодекс?
— У Карапета, — сказал кто-то.
— У Карапета? Ну, Барабас, молись Богу, — проговорил Кондрат, — потому что твоя песенка спета. Уж я верно тебе говорю. Пропало твоё дело. Как и предыдущие твои дела.
— Довольно болтать, Кондрат, — сказал депутат-разбойник Карапет-Барабас, лидер местного отделения партии «Справедливый Остров Сокровищ» (СОС!). — Команда, собравшись на сходку (внеочередное заседание), как велит обычай джентльменов удачи и ФЗ «Об основных принципах местного самоуправления в РФ», вынесла решение послать тебе чёрную метку. Переверни её, как велит наш обычай, и прочти, что на ней написано. Тогда ты заговоришь по-иному.
— Спасибо, Карапет, — отозвался Кондрат. — Ты у нас деловой человек и знаешь наизусть наши обычаи. Что ж тут написано? Ага! «Импичмент. Низложен». Так вот в чём дело! И какой хороший почерк! Точно в книге. Или в блокноте. Это у тебя такой почерк, Карапет-Барабас? Ты первый человек во всей гоп-команде. Я не удивлюсь, если теперь капитаном выберут тебя. Дай мне, пожалуйста, головню, а то трубка у меня никак не раскуривается.
— Ну-ну, — сказал Карапет-Барабас. — Нечего тебе морочить команду. Послушать тебя — ты такой и сякой, но всё же слезай с этой бочки. Ты уже у нас не капитан. Слезай с бочки и не мешай нашим выборам!
— А я думал, ты и вправду знаешь наши обычаи и ФЗ «Об основных принципах местного самоуправления в РФ», — возразил Кондрат. — Тебе придётся ещё малость подождать, потому что я покуда всё ещё ваш капитан. Вы должны предъявить мне свои обвинения и выслушать мой ответ. А до той поры ваша чёрная метка будет стоить не дороже сухаря. Посмотрим, что из этого выйдет.
— Не бойся, обычаев мы не нарушим, — ответил депутат-разбойник Карапет-Барабас. — Мы хотим действовать честно. Вот тебе наши обвинения. Во-первых, ты не захотел замутить с нами дела. Во-вторых, ты не поставил наших людей к кормушке. А мы хотели! Очень хотели! В-третьих, ты не даёшь пилить бюджет. О, мы видим тебя насквозь, Кондрат! Как, блин, теперь бизнес в городе, тьфу, т.е. на острове, мутить? К бюджету нас больше не пускают!!
— Это всё? — спокойно спросил Кондрат.
— Вполне достаточно, — ответил Карапет-Барабас. — Нас из-за твоего ротозейства повесят сушиться на солнышке. Или, того хуже, дадут лет по восемь и отправят в Краснокаменск варежки шить. Вместе с Ходором.
— Теперь послушайте, что я буду отвечать на эти три пункта. Я буду отвечать по порядку. Вы говорите, я не хочу мутить с вами дела? Но вы ведь знаете, чего я хотел. Я хотел равных для всех правил игры. Я хотел честной предпринимательской деятельности на острове. Если бы вы послушались меня, мы все теперь жили бы спокойно, а золото наполняло бюджет города, т.е. я хотел сказать — трюм «Испаньолы». А кто мне помешал? Кто меня торопил и подталкивал — меня, вашего законного капитана? Кто не захотел работать нормально — без взяток, откатов, осточертевшей всем коррупции? Кто прислал мне чёрную метку на прошлой неделе и начал всю эту дьявольскую пляску? Ты, Карапет. И у тебя хватает наглости лезть в капитаны? Нет, из этого не выйдет ни черта!
Кондрат умолк. По лицу Карапета-Барабаса и остальных было видно, что его слова не пропали даром.
— Это пункт первый! — воскликнул Кондрат, — Клянусь, мне тошно разговаривать с вами. У вас нет ни рассудка, ни памяти. Это вы-то джентльмены удачи, депутаты-разбойники? Уж лучше бы вы стали портными.
— Перестань ругаться, — сказал Карапет-Барабас. — Отвечай на остальные обвинения.
— А, на остальные! — крикнул Кондрат. — Остальные тоже хороши. Вы говорите, я не поставил ваших людей к кормушке. А зачем вообще создавать кормушки? Почему муниципальная служба должна превращаться в доходный вид бизнеса? Почему я должен ставить на важные посты родню, друзей, родню друзей, друзей друзей и т.д.? Как вы не поймёте, что это кумовство уже так всех приморило, что ещё немного и оно всё так грохнет — мало никому не покажется. Вспомните Пикалёво. Или Калининград. Или Владивосток. Далее — везде. Тоже самое могу сказать по третьему пункту. Да мне баба Яга в тылу врага — Надтока — жизни не даст, если я начну пилить бюджетные сокровища. Вы что, хотите, чтобы я закончил, как бывший капитан? Она его съела с потрохами и не поперхнулась. Хотя все говорили — он генерал и правит миром. Так что не дождётесь! Будете заниматься честным бизнесом и платить налоги, нет проблем. Не будете — чёрт с вами! Но пилить бюджет я вам не дам!
— Правильно, — сказали несколько депутатов.
— Ещё бы! Конечно, правильно! — подхватил Кондрат. — Ты потерял свою репутацию, Барабас. Я предложил вам условия честной работы. Кто же из нас стоит большего? Но, клянусь, я больше не желаю быть у вас капитаном. Выбирайте кого хотите. С меня довольно!
— Кондрата! — заорали все. — Кондрат на веки веков! Кондрата в капитаны!
— Так вот что вы теперь запели! — крикнул Кондрат. — Карапет, милый друг, придётся тебе подождать до другого случая. Счастье твоё, что я не помню худого. Сердце у меня отходчивое. Что же делать с этой чёрной меткой, приятели? Теперь она как будто ни к чему. Карапет-Барабас загубил свою душу, изгадил УК понапрасну.
На этом прения закончились. Кондрат пошёл проверять работу монополистов. Депутаты разошлись думать о благе народа. Один Карапет-Барабас стоял наказанный в углу и плакал. Никто уже не хотел с ним дружить.
Величиной чёрная метка была с евро. На одной стороне были напечатаны статьи из Уголовного кодекса, карающие незаконное предпринимательство и мошенничество — как раз по профилю деятельности депутатско-пиратской гоп-команды. А на чистой стороне углём было выведено только два слова: «Импичмент. Низложен».
Сейчас эта чёрная метка лежит передо мною, но от надписи углём остались только следы царапин, как от когтя.

С уважением, politphantom1@mail.ru.

Комментарии (0)

Добавить комментарий