Сегодня: 19 сентября 2019, Четверг

…Кто виноват из них, кто прав —
Судить не нам.
Да только воз и ныне там.
И.А. Крылов.

«ЧЛ» продолжает следить за ходом судебного процесса по обвинению в совершении уголовного преступления Д. Сколкова.

— Антонов Андрей Андреевич. Военнослужащий Новочеркасского высшего военного училища связи, командир роты, — представился молодой человек, вызванный для дачи показаний в зал суда. Ходатайство подсудимого допросить его в качестве свидетеля судом, а именно судьей Ю. М. Бондаревым, слушающим дело Дмитрия Сколкова, было удовлетворено. Антонов приступил к изложению фактов:
— Узнав что идет это дело, я захотел дать показания, касающиеся Алексея Колотия, который занял у меня в 2004 году 20 тысяч рублей и общался со мной нормально до тех пор, пока не пришел срок возврата денег.
По словам свидетеля, А.А. Колотий (на данном процессе один из потерпевших) деньги не отдал и избегал встреч с заемщиком. До своего отъезда на службу в Калининград долг Андрей Антонов не получил, а оставшуюся расписку, впрочем, как и своего бывшего товарища по спортзалу, занявшего Колотию деньги, должник теперь не узнает.
Свидетелю посыпались вопросы:
Прокурор: — Где вы познакомились с Колотием?
Антонов: — В спортзале. И я, и Колотий, и Сколков туда ходили.
Судья: — Что мешало вам предъявить Колотию расписку к оплате?
Антонов: — Я консультировался, юридически, кажется, уже нет смысла, так как прошло уже более трех лет.
Прокурор: — Откуда вы знаете, что надо писать расписку?
Антонов: — Мы всегда так делали среди курсантов.
Колотий А. Н.: (отец) — Назовите номер телефона Алексея.
Антонов: — Я уже много раз менял симкарту, нужно поднимать архив.
А сам Алексей Колотий заявил категорически:
— Я расписку не писал и этого человека (свидетеля Антонова) впервые вижу.
Антонов был этим крайне удивлен:
— Что, я так сильно изменился? Если вы меня не помните, может мне курсантскую форму надеть?
— Расскажите, где живет семья Колотий? – полюбопытствовал прокурор, видимо, надеясь вывести свидетеля на чистую воду (не лжесвидетель ли он?).
На что Антонов ответил:
— Я там давно не был, здание такое ветхое. Но если будет нужно, смогу найти.
Выступление этого свидетеля заняло больше получаса, а в целом первое из двух мной увиденных заседаний суда закончилось на удивление быстро.
В самом его разгаре возмущенный прокурор (на данном процессе Д.П. Даниелян) усмотрела в поведение присутствующей на заседании Ю.В. Ермаковой (бывшего адвоката Дмитрия) некорректные действия, что высказала вслух и просила отметить в протоколе.
Судья принимал все решения, не выходя в совещательную комнату. И лишь последнее письменное на несколько листах ходатайство об отводе судьи потребовало время на размышления. К тому же для принятия столь важного решения у суда не хватало одной бумаги (кассационного постановления Ростовского облсуда), согласно которой Сколков был освобожден из-под стражи. Именно этого значимого в данный момент документа у судьи Бондарева почему-то не оказалось, за чем дело и стало. Продолжение судебного заседания перенесли на следующий день.
День следующий (среда). Я снова с паспортом прохожу через металлоискатель, кстати, опять вовремя, не подумав о, по-видимому, стабильном запоздании начала слушаний. Пришла мама Дмитрия, сам Дмитрий, в зале заседаний появился пристав, я снова села рядом с одной из потерпевших – зрители и участники судебной тяжбы постепенно притекали в зал.
— Встать, суд идет, — объявила секретарь.
В удовлетворении ходатайства об отводе судьи Бондарева судья Бондарев отказал и постановил продолжить заседание в прежнем составе.
Отклонил в тот день судья и ходатайство, содержащее просьбу Дмитрия допустить к своей защите еще одного адвоката из Ростова. Ю.В. Ермакова ранее уже представляла интересы Дмитрия в этом деле, но была отстраненна судьей от ведения защиты за периодическую неявку на судебные заседания (хотя Д. В. Сколков пояснил, что отсутствовала она по уважительной причине). Поскольку обвиняемый не отказывался от услуг этого адвоката, он постоянно приглашает ее присутствовать в суде в качестве зрителя, в надежде на дальнейшее восстановление Ермаковой в статусе своего официального защитника. Он считает ее более компетентной, ведь она знакома с делом с ноября прошлого года. Ю.М. Бондарев обвиняемого выслушал, согласился с хорошим вкусом Сколкова, однако возвращать адвоката к защите отказался.
Последовали новые ходатайства подсудимого. Дмитрий попросил закрыть дело по нескольким эпизодам по истечению срока давности. Но суд, выслушав сперва протест гособвинителя, заявил, что пока не доказана или не признана вина (либо невиновность), решения по прекращению принимать не положено. А Дмитрий придерживается прежней точки зрения и считает, что судья отказывать в удовлетворении этого ходатайства не имел права, так как обвиняемый исправно посещал все судебные мероприятия, дело не приостанавливалось, и срок давности уже прошел. Кстати, делу Дмитрия Сколкова не год, не два, а почти четыре.
Последним в этот день ходатайством было то, в котором Д. Сколков просил признать записи определенных показаний недопустимым доказательством, по причине того, что нашел исправления дат и другие дописки, сделанные еще на стадии следствия и прикрепленные к материалам одного из первых томов дела.
Судья задумался и дал время для изучения документа, назначив следующее слушание на завтра.
Я уходила из суда в состоянии легкой растерянности, а вслед мне смотрел зоркий орел. Хищная птица — статуя в центре временно осушенного фонтана во дворе городского суда, будто надзиратель, строго всматривалась в каждого уходящего и, казалось, даже вертела глазами в сторону незнакомцев. Восторжествует ли на этот раз справедливость? – на этот вопрос пока нет ответа.

P.S.: Как я узнала позже, в удовлетворении последнего из заявленных в моем присутствии ходатайств судья Бондарев тоже отказал.
— Какие основания для отказа нашел суд? – спросила я Д. Сколкова.
— Ответ был дан лишь формальный, — ответил он — Суд посчитал, что исправлять такие важные документы столь странным образом — это не так уж страшно.

Комментарии (0)

Добавить комментарий