Сегодня: 17 сентября 2019, Вторник

Эта история произошла ещё в докризисные времена. Мои знакомые, Алёна и Андрей, решили отметить пятнадцатилетие свадьбы покупкой новой мебели для кухни. Старая, верно и предано им послужившая, уже не выдерживала никакой критики: падали полки, отваливались дверцы. А поскольку сама кухня у Алёны с Андреем тесная, то готовая мебель им никак не подходила. Решили заказать в одной из ростовских фирм. Пригласили представителя, который снял все необходимые размеры помещения, выяснил пожелания заказчиков. Позже, уже в фирме, был выбран цвет фасадов, фурнитура, одобрен эскиз, составлен договор и произведена предоплата – 20 тысяч рублей, ровно половина стоимости всего заказа.
«Через две недели, – пообещали ростовчане заказчикам, – новая мебель будет у вас. Главное, освободите место для монтажа!» Андрей – человек обязательный, к назначенному сроку старая мебель была им разобрана и вынесена. Алёна уже предвкушала удовольствие, с которым она будет готовить на своей кухне, не опасаясь, что на неё может рухнуть полка с посудой или дверца шкафчика. Но назначенный день прошёл в напрасных ожиданиях. Мебель из Ростова не везли. Когда Андрей позвонил в фирму, перед ним извинились и сказали, что у них сломалась машина, и мебель привезут (теперь уже точно!) послезавтра, в понедельник. Андрей отпросился на понедельник с работы и стал терпеливо ожидать мебель. Однако его ожидания снова были напрасными. Мебель не привезли. По телефону перед ним снова извинялись, сказали, что на этот раз нет ни одного свободного грузчика. Все на разгрузке вагона с материалом, который вдруг неожиданно прибыл. «Но в среду – как штык! Ваша мебель будет у вас». Среда тоже прошла в бесполезных ожиданиях. Новая мебель была доставлена и собрана лишь в субботу, ровно на неделю позже обещанного срока. Она и в правду была очень красивой, аккуратной и качественной, что в некоторой степени компенсировало неисполнительность её изготовителей.
Когда настал момент окончательного расчёта, Андрей неприятно удивил представителя фирмы тем, что вручил ему не оставшиеся 20 тысяч, а лишь 15 тысяч 800 рублей. Глаза у ростовчанина стали ещё круглее, когда Андрей выдал ему ксерокопию страницы «Закона о защите прав потребителей» со статьёй 28 «Последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг)»
Пункт пятый этой статьи гласит:
«В случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) … исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена – общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени)».
Три процента за семь дней составили 4200 рублей, которые заказчик и удержал с фирмы. Представитель, правда, попросил, чтобы Андрей проехал с ним в офис, где можно было бы решить конфликт, но Андрей пригрозил ему судом, и после продолжительных консультаций и препирательств с ростовским руководством представители неисполнительной фирмы отбыли восвояси, как говорится, несолоно хлебавши. Иного исхода этой истории и быть не могло, потому что Андрей работает в юридическом отделе одной из ростовских фирм и законы знает неплохо. Он решил поберечь свои нервы и наказать фирму рублём.
Здесь следует добавить, что «сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги)».
Андрей знал и то, что согласно пункту 6 приведённой статьи Закона, «Требования потребителя, … не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя». Но в случае с кухней правда была на стороне заказчика, а на стороне фирмы были лишь отговорки, которые в суде не имели бы никакого веса. Именно поэтому фирма предпочла не затевать судебное разбирательство, а признала своё поражение.

Комментарии (0)

Добавить комментарий