Сегодня: 16 декабря 1213, Понедельник

Наши публикации об историях разных семей, о семейных реликвиях вдохновили еще одного автора – Валентину Васильевну Захарову. Много лет она проработала в Гидрохимическом институте, сейчас трудится в Центре эстетического воспитания детей и подростков. Валентина Васильевна передала в редакцию фотографии, и мы принялись разглядывать их, читая ее комментарий.
Семейная реликвия

На 1-м фото лета 1929 года мои родители: отец Данилов Василий Федорович и мама Данилова Лукерья Ивановна (в девичестве — Стерликова), они в центре снимка — сидят. Трое их детей: справа, возле бабушки — Маша, между родителями — Зина и слева от папы Георгий. Бабушка и дедушка — наши соседи по дому, Шапкины. Стоят: справа мамина сестра Александра Ивановна. Ее муж Борис Иванович Панкратов — слева (в кепке). Между ними младший папин брат — Александр.
Уже четыре года мои родители горожане. Раньше они жили в селе Третьяки (что на реке Хопер) в Воронежской области. Там у обоих остались большие семьи родных. Папа из семьи, где 8 детей: 5 братьев и 3 сестры. Мама из семьи, где 10 детей — 4 брата и 6 сестер. В город их позвали мамина сестра с мужем, что на снимке. Дядя Боря — машинист паровозного депо станции Новочеркасск.
В гражданскую войну папа служил в дивизии Гая. Прошел путь от Симбирска до г. Хмельницкий в Украине. Демобилизовался в 1922 году, вернулся в деревню, женился на нашей маме и привел ее в свой дом к отцу. Отец папы — Данилов Федор Андреевич (на фото №2 с внуком) вдовствовал. Двое старших: дочь и сын жили своими семьями, а с дедушкой жили еще четверо: сестра моего отца и три брата. Их надо было растить, учить. Вот мои родители и согласились на переезд в город, где это было возможно осуществить.
В 1925 году родители переехали в Новочеркасск, у них уже была дочь Маша. Папа был хорошим кузнецом, обучался этому ремеслу у сельского умельца с 14-ти лет. Поэтому пошел кузнечить на завод им. Никольского. Когда брату Александру исполнилось 16 лет, он приехал в Новочеркасск, устроился слесарем на тот же завод. Вот эти люди и сфотографировались перед домом, где жили и где сейчас живу я с семьей (фото 1).
Осенью 1929 года приехал самый младший брат Петр и тоже стал слесарем на заводе.
Вот на фото № 3 (октябрь 1930 года) трое братьев Даниловых заснял фотокорреспондент городской газеты «Знамя коммуны» в момент подписания ими договора-обязательства о закреплении их на заводе на определенный срок (такое было течение в те годы). С тех пор папа стал постоянным рабкором этой газеты.
В 1931 году папа вступает в партию ВКП(б), и теперь вся его трудовая жизнь там, куда пошлет партия. Так, в 1932 году в числе 25-тысячников он организовывал колхоз в станице Красюковской. Работал инструктором при Персиановской МТС, в горкоме партии. В 1936 ему поручили организовать в городе Дворец пионеров. Папа рассказывал, как в комиссию брали отцов из многодетных семей из числа рабочих и служащих. Нашли лучшее здание в городе. Все организации и заводы выделяли средства для оборудования здания. Дворец получился на славу. Мраморные лестницы с ковровыми дорожками. В вестибюле огромные зеркала с двух сторон, напротив друг друга, когда смотришься в них, видишь себя бесконечно. Много было кружков художественных и технических. Двери были распахнуты для всех желающих, занятия — бесплатно. Дворец вырастил много деятелей культуры, науки, дал жизнь производственникам, общественникам и просто хорошим людям. Очень жаль, что современные «отцы» отобрали его у детей нашего города, обещав взамен еще лучшее здание. Но… обманули. Более 10 лет дети и опытный, трудолюбивый персонал ютятся в чужом, не приспособленном здании. А в бывшем их родном доме — магазины, парикмахерские (с эпиляцией), адвокаты, банки и прочее, прочее — обидно.
Когда в открытой степи под Новочеркасском началось строительство паровозоремонтного завода им. Буденного, папу направили туда начальником отдела кадров. На стройку были нужны люди и папа стал приглашать родных и знакомых, бывших односельчан. Так к нам приехали: папин старший брат Федор с семьей и мамины братья — Николай с сыном Иваном, Павел и сестра Маша. Они на другом снимке февраля 1940 года (фото № 4). Фотографировались по поводу приезда маминой сестры тети Лены и ее мужа Григория Афанасьевича Третьякова. На фото они сидят слева. Справа сидит мама, рядом с ней ее брат Николай Иванович Стерликов. Стоят, справа-налево, мамина сестра Мария Ивановна Ковалева, сын дяди Коли Иван и мои старшие сестры Маша и Зина. Всех этих людей с обоих снимков уже нет в живых, кроме девочки, ей только что исполнилось 7 лет — это я. Папа в командировке, его нет на фото.
А на следующий год — война. Папа руководит эвакуацией людей и оборудования. Нас у родителей уже пятеро. Самой младшей два месяца. Папы нет дома. Заскочит изредка. Однажды подъезжает полуторка с запиской от папы: «На вокзале под погрузкой стоит эшелон, уезжайте». Мама забирает нас и, почти без вещей, с грудной девочкой на руках, мы уезжаем. Но выгружаемся из поезда в Тихорецке, где жил и работал дядя Саша — машинист паровоза. С пятью детьми мама одна не рискнула ехать дальше. Через несколько дней последним эшелоном с оборудованием нас догоняет папа, и тут мы присоединяемся к нему.
В пульмановском вагоне без крыши, посредине которого станок, едем мы, нас 12 человек. Папа — ему 40 лет — и одиннадцать человек женщин и детей. Выехали из Тихорецка в конце октября 1941 года, в Сталинград приехали в конце ноября. Ехали под сплошными бомбежками. Стояли в тупиках по несколько дней. Сестру младшую пеленали под небом, она простудилась и умерла. Похоронили около железнодорожной насыпи ст. Двойная. 20 ноября в вагоне тетя Маша родила вторую дочь в пригороде Сталинграда.
Завод был эвакуирован в город Воткинск (Удмуртия), где стал оборонным — делали пушки, как их называли, «сорокапятки». Там, в марте 1943-го, прямо в литейном цехе, умирает мамин брат дядя Коля. Его жена умирает летом 1945-го. Шестеро детей осиротели, и после возвращения в Новочеркасск папа привозит детей дяди Коли к нам. Все становятся заводчанами.
Шли годы. Старший — Иван — стал начальником цеха, Петр — слесарь, передовик производства, награжден орденом Ленина и премирован автомашиной, младший брат Василий стал конструктором. Сестры — Настя и Зина — работали в гальваническом цехе, Александра — в медпункте завода. На заводе до сих пор продолжается династия Стерликовых.
Так получилось, что дядя Гриша Третьяков освобождал Новочеркасск в феврале 1943-го. Воевал на Миус-фронте, закончил войну в Германии. Вернулся в деревню, возглавлял колхоз до самой пенсии. Трое из пяти его сыновей связали свою судьбу с Новочеркасском. Старший сын Александр работал на заводе синтетических продуктов бригадиром отделочников. Владимир служил в милиции поселка Октябрьского, ушел на пенсию в звании майора. Иван более 20 лет был начальником транспортного цеха на заводе «Нефтемаш». Сейчас внук Григория Афанасьевича, сын Ивана, Юрий Третьяков — майор пожарной службы Новочеркасска, возглавляет МЧС города.
Тетя Маша, потеряв на фронте мужа, одна растила дочерей, дала им высшее образование. Сама с 1946 года до пенсии работала нянечкой в школе слабовидящих детей.
Папин брат — дядя Саша — воевал на бронепоезде, имел боевые награды.
Младший брат Петр возглавлял группу подпольщиков, явкой им служила наша опустевшая квартира. Окончил войну в Праге, имел боевые ордена и медали. Работал в пединституте, преподавал историю, затем возглавлял 20 лет 1-ю среднюю школу в Новочеркасске.
На фото №5 — встреча братьев Даниловых (1969 год). Слева направо: Кузьма Федорович, Александр Федорович, Федор Федорович, его сын Виктор, Василий Федорович, Петр Федорович.
Все эти люди прошли через наш дом, где их опекала на протяжении всех лет моя мама. Скромная, хрупкая женщина, необычайной силы воли, бесконечной доброты (ее в шутку называли «начальником штаба»). Это она со своей старшей сестрой тетей Саней кормили, давали кров, утешали в горе, поддерживали всех, кто нуждался в этом. Мы никогда не видели их спящими, праздными, раздражительными или унывающими. Даже в самые трудные дни, когда мы пухли от голода, мама ухитрялась подбадривать нас и всегда пела песни. Ее уверенность, что все будет хорошо, осталась с нами навсегда. Они с папой очень любили жизнь и прожили ее достойно.
Светлая память всем, кто жил для других, не щадя себя.

Комментарии (0)

Добавить комментарий