Сегодня: 18 декабря 7435, Пятница

Все мы в этой жизни немного пассажиры. А кто­то очень даже много. Каждый день. Так что все большие и маленькие перемены в сфере общественного транспорта воспринимаются нами остро и трепетно. И реагируем мы на них ровно с той степенью остроты, с которой они нас касаются. Судя по звонкам в нашу редакцию и личным впечатлениям, определенная острота в этом вопросе возникла.

Я снова пересела на «двадцатку»

Уехать с Молодежки в город в утренние часы пик стало проблематично. Казалось, транспортный вопрос был там уже неплохо отрегулирован. Было достаточное количество маршрутов в разные направления, причем с завидной регулярностью ходили автобусы разной вместимости. Люди, успевшие оценить преимущества поездок на «газелях» – и комфортнее, и гораздо быстрее – были тоже в целом довольны: время ожидания было небольшим и уехать на нужном транспорте труда не составляло. Но с начала месяца на «газельных» маршрутах кое-что изменилось. И не к лучшему. В частности, оба маршрута, идущие в сторону Азовского рынка, а это № 24 и № 52 стал обслуживать один перевозчик – ООО «Курьер» (до этого № 24 находился в ведении НПОПАТ). Теперь в самые напряженные утренние часы, когда народ спешит на работу или учебу, этих «газелей» стало просто не дождаться! Интервалы между ними растягиваются на 25–30 минут! Влезть в наконец-то подошедшую «газель» практически невозможно. На остановках – нервные толпы. Многие пассажиры, махнув рукой, снова штурмуют большие, не слишком шустрые, «долгоиграющие», но испытанные и надежные «двадцатки». Как особо показательное, хочу описать утро четверга, 15 мая, когда на остановке я провела ровно час (!), с 8.00 до 9.00, в ожидании 24-го или 52-го автобусов, идущих в сторону Аз. рынка. Справедливости ради скажу, что за это время я могла бы в нужном мне направлении уехать на большом автобусе № 20, что и сделало большинство пассажиров, но ради чистоты эксперимента я добросовестно ждала «газель». Эксперимент получился не просто чистым, а кристально чистым, ибо за час ожидания (заметьте, именно тот, который называют в народе «час пик») не пришел ни один (!) автобус № 24 и № 52! До работы с большим опозданием я приехала на 21 большом автобусе, пришедшем, к слову, точно по расписанию. Ехала я в нем с большой радостью, невзирая на плотную толпу набившегося туда народа, также измученного долгим ожиданием нужного транспорта. Кстати, аналогичная проблема и с возвращением после работы домой с остановки «Азовский рынок».
Складывается впечатление, что ООО «Курьер» сократил количество машин на этих маршрутах. И потерял при этом немалое число клиентов. Почему это произошло – то ли из-за плохой информированности о здешнем пассажиропотоке, то ли из-за элементарной нехватки машин – нам неведомо. Правда, если верно последнее, то возникает вполне резонный вопрос: зачем же ООО «Курьер» надо было участвовать в конкурсной борьбе за маршрут № 24 и «отвоевывать» его у НПОПАТ? Возможно, руководство «Курьера» знает об этой проблеме и в ближайшее время что-то предпримет для ее решения. Пока же многие пассажиры Молодежки, терпящие большие неудобства, снова пересели на «двадцатку», к вящей радости НПОПАТ! Ну а уж какими словами удостаивают пассажиры всех, кто причастен к сложившейся ситуации, передавать не буду: употребление ненормативной лексики в газетах запрещено законом.

«Заходи, садись, пристегнись и ЗАТКНИСЬ!»

Проблема уважительного отношения к пассажирам стара, как мир. Как некоторые из тех автобусов, на которых совсем недавно нам приходилось ежедневно ездить. Транспортный парк постепенно заменяется, а вот отношение к пассажирам меняется гораздо медленнее. Кстати, чтобы обидеть пассажира, водителю совсем не обязательно кричать на него или высаживать в лужу. Есть много других способов. Например, возить людей в автобусах, салоны которых неделями не моются. Или всю дорогу курить. Или увешать стены салона (обычно этим грешат водители «газелей») всякими разными картиночками и табличками сомнительного содержания. Водители считают их оригинальными. Например, «Головой биться здесь!» – вероятно, предупреждающий знак над дверью для всех выходящих. «Что погрузили, то и везу», – это, видимо, для пассажиров с завышенной самооценкой, «Книга жалоб – в следующей машине», – может, кто захочет проверить. Но это, так сказать, «цветочки», чистые приколы. Есть и «ягодки». Недавно в одной из «газелей» 52-го маршрута я, как и другие пассажиры, всю дорогу созерцала обращенный к нам плакатик с крупненько набранными по яркому желтому фону словами: «Заходи, садись, пристегнись и ЗАТКНИСЬ!». Шутка юмора у водителей такая. В отличие от пассажиров, они считают, что это смешно.
Вернусь к курению за рулем. В некоторых «газелях» висят строгие, запрещающие курение таблички. Водители, понятное дело, вешают их не для себя, поэтому порой дымят немилосердно всю дорогу. Одновременно умудряются говорить по мобильному телефону. А при этом (чуть не написала – третьей рукой рулят. Нет.) третьей рукой они взимают плату и отсчитывают сдачу.
Иные водители «газелей» просто виртуозы по части набивания салона пассажирами. Это, видимо, тоже в знак особого к ним уважения. Как известно, перевозка стоящих пассажиров запрещена правилами, но неукоснительно соблюдают ее лишь водители, которым приходится ездить по спуску Герцена, так как в районе Хотунка стоит обычно дежурная машина гаишников, которые изредка штрафуют нарушителей. В городе, судя по всему, гаишников не боятся. Водители некоторых маршрутов (замечено, что в этом плане особо показателен № 50) останавливаются буквально возле каждого идущего с ними в одном направлении пешехода. Не от горячей любви к ним, естественно. Недавно подруга рассказывала примечательный случай. На остановке притормозила «газель». Она было двинулась к ней, не сразу поняв, что с автобусом что-то не то. Потом поняла. Машина была набита так, что из открытого окна двери высовывалась чья-то часть тела, на которой обычно сидят. Несостоявшаяся пассажирка тормознула, и тут до нее донесся нетерпеливый голос водителя: «Женщина, вы будете садиться?!» Влезать в салон через люк моя подруга не решилась. «Газель», сердито фыркнув, унеслась прочь. Но недалеко. Кто-то на обочине «проголосовал», и она с готовностью остановилась…
И последнее
Несколько дней назад я уезжала вечером с работы. На Азовском рынке в районе 18 часов, как всегда, собралась толпа молодежкинских пассажиров. Подошедшую «газель» № 52 брали штурмом. Однако «за бортом» осталось много народа. Одна девушка, уже прорвавшаяся в салон, была высажена, так как места ей не хватило. В сердцах она воскликнула: «Почему же вы теперь ездите так редко?» На что водитель резонно ответил: «Я-то тут при чем? Звоните начальству, выясняйте, жалуйтесь!»
Так что будем считать эту статью коллективной пассажирской жалобой, обращенной, главным образом, к руководству ООО «Курьер». К нему пока претензий больше всего.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий