Сегодня: 25 февраля 8981, Воскресенье

Как это было
(Окончание. Начало в «ЧЛ» № 10 от 28.02.2008 г. и № 11 от 13.03.2008 г.).

Говорят, история не повторяется. Неправда. Сейчас творится еще хуже, есть законы, защищающие малый бизнес, статьи в законах и кодексах, много говорят по радио, с высоких трибун, есть антимонопольные комитеты, различные защитники прав человека и т.д., но нет двух вещей — жесткой дисциплины (как при Сталине — как бы к нему самому не относились) и хотя бы тех трех раненых на улицу, базар и т.д. Хотя ходят толпы бездельников-патрульных по три-пять человек, пишут отчеты, но как ломали скамейки, как сидели «петухи» на спинках с ногами грязными, как распивали спиртное на улицах, торговали отравой, так все и продолжается.
Пытался я обратить на это внимание милиции. Ответ один — зарплата маленькая, администрация отобрала права, вот лет семь назад мы бы пришли, разобрались… Есть, конечно, такие ребята, что трудятся честно. Но я знаю одну семью: жена уборщица, муж гаишник. Так она не может работать: через каждые 15-20 минут звонит ему с одним вопросом: «Сколько уже насшибал?».
С преподавателями на всех уровнях то же самое — хоть знай, хоть не знай — не заплатишь, не сдашь зачет и т.д. На все есть такса, все это знают, но упорно ведут дебаты о системе обучения в школе, вузах; приводятся примеры мифического заграничного рая, в котором уже многие разочаровались. Нужна воля правительства и закон: гнать и не допускать к профессии военного, учителя, врача, которому кажется, что мала зарплата. Пусть идет работать туда, где, по его меркам, платят много.
Но вернемся, как говорится, к нашим баранам…
Что дальше делать? Дядя Ваня Янин забирает из школы документы мои и сына Бориса и везет нас, пацанов ростом в метр-тридцать, в Ростов в артиллерийское училище. Сдал документы, сдал нас. Подстригли «под Котовского»: не знаем, что делать. Смотрим через забор на улицу. Рядом тюрьма. Снаружи не отличишь, где училище, где тюрьма: высокие заборы, колючая проволока. И вот бежит дядя Ваня с каким-то мужиком. Плачет. Видимо, выпили, и он вспомнил, как был труддомовцем. Забрал нас отсюда… Так мы и закончили 10 классов мужской средней школы № 1 им. М.Горького.
Самая большая радость этого времени — вернулся отец. А жизнь в городе потихоньку стала налаживаться. Открылась спортшкола (как радовался весь Новочеркасск!). Я занял первое место по гимнастике среди ребят, Лиходеева из школы №17 — среди девчат. Появилась возможность заниматься борьбой, боксом, а самое главное — футболом. Детская команда «Буревестник» обыгрывала все команды города, в т.ч. «Пищевик», где играли за хлеб такие воровские авторитеты, как Генка Генерал. Из наших потом пошли в ростовские команды Минча — в «Ростсельмаш», Волчонков в СКА и в другие команды. То был расцвет футбола.
Сильная команда была из гарнизона, особенно хорошо бил по воротам с углового крученым один парень, к сожалению, фамилию его я забыл.
В школе стала развиваться самодеятельность, перерастая в СТЭМ. Руководила им Тамара Павловна Иваненко, а также воспитанник колонии Макаренко (фамилии не помню). Активное участие принимали спортсмены: Владимир Рытченков — чемпион южных областей и общества «Наука» по боксу в тяжелом весе среди юношей, Паутов — его постоянный соперник, Валерий Пономарев — перворазрядник по боксу в полусреднем и среднем весе, Виктор Болдырев — чемпиона южных областей и «Науки» в тяжелом весе среди юношей по тяжелой атлетике и борьбе. Были у нас и перворазрядные шахматисты, а Артем Срабионов стал чемпионом на стометровке и в тройном прыжке.
В программе появились бальные танцы. Тут не обошлось без девчонок из школы № 5. Преподавал артист театра Князев. Какие были балы! Какие маскарадные вечера! Костюмы брали за мизерную плату в театре. Как благородно, неузнаваемо выглядели «гусары» — Гена Соломин и «Наташа Ростова» — Нина Василевская.
Все старались привнести что-то свое: кто пел, кто играл на аккордеоне, скрипке, пианино; кто «бил» модную тогда чечетку. Были свои «модники»: Костя Берков с другом из Ростова. В почете был конный спорт: все дети и родители военных должны были учиться верховой езде, уметь стрелять из пистолета, винтовки…
Многие вступали в общество охотников. Им руководил настоящий коммунист, командир дивизии генерал-майор Петров ( он рано скончался — в 43 года, в вагоне поезда). Хочется сказать о многих активных талантливых ребятах: Юрии Потапенко, Твердохлебовых, Царевских, Владике Горюнове, Игоре Шалыгине, Борисе Склярове, Юрии Барановском и многих других. Такое пополнение в институтах, техникумах позволило создать или возродить множество самодеятельных коллективов почти на каждом факультете; положило начало народному театру НПИ. Большая заслуга в этом Скалозубова и его команды. Сменил его потом С. Гончаров.
Злопыхатели, завистники тогда расшифровывали НПИ как «Новочеркасский питомник идиотов», существовала поговорка: «Институт выпускает хороших футболистов, артистов, но только не специалистов». Конечно, это была чушь собачья. Многие выпускники стали крупными руководителями по своим специальностям: Сливаев Иван Антонович — замминистра угольной промышленности; Сычев Костя (Стасик) — замминистра геологии; Шалыгин Игорь защитил диссертацию и продолжительное время работал в НПИ, заведовал кафедрой, братья-близнецы Посыльные Иван и Дмитрий (Иван руководил крупнейшим производственным объединением «Ростовуголь»). Ваш покорный слуга без «волосатой лапы» закончил трудовую деятельность в должности замдиректора по производству крупнейшего шахтного управления «Горняцкое», пройдя все ступени от горного мастера. Славился своим коллективом Шляфер, директор одной из шахт; можно перечислять еще долго, причем все это или почти все — выходцы из школы №1. Хочется назвать еще Юрия Потапенко — зав Крымским дендрарием, Леонида Передельского — крупного специалиста в Ростове…
Сталкиваясь в настоящее время с учебными процессами в школах, чувствуешь слабость учителей, особенно в воспитании: по своим внукам и правнукам я вижу, как уродуют детей массированным комплексным напором. Особенно в сфере права. Много говорят о правах человека, но не воспитывают ответственность и уважение к старшим и младшим. Не рассказывают, как пагубно нынешнее телевидение; не заботятся, что совершенно теряется культура чтения и письма. Особенно возмущает меня преждевременное сексуальное образование. Эти споры «как объяснить детям, откуда они берутся» настолько глупы, что можно подумать, учителя сами этого не знают!
Когда у меня в три года возник этот вопрос (мы как раз шли втроем — мама, отец и я по Московской к бабушке), отец ответил: «Вон, видишь, сосна во дворе. Вот мы с мамой шли, смотрим, там кто-то в красном одеяле, в том, что я тебя как в самолете катаю. Я полез, смотрим — ты. Мы забрали тебя и вот живем все вместе. Тебе нравится?» Вот такая красивая ложь-сказка… Может, наивно, но возрасту соответствовала. Хотя я даже когда подрос, «А где то красное одеяло?»
Многое, очень многое зависит от родителей. Я в детстве знал много стихотворений, песен и однажды услыхал такую: «Серп, и молот, и звезда — комсомольская п…». Как-то мать позвала обедать. А я во весь голос пою. Мать, не разобравшись, меня сильно побила. Я не мог понять: за что? Конечно, мне объяснил Витька. Вот так я узнал первое ругательство. Если бы мать поступила иначе, я бы еще несколько лет не знал этого. Такой вопрос год или два назад, придя из детского сада, задала бабушке моя правнучка. Она никак не могла уразуметь, что такое «п» и чем и для чего надо предохраняться. Дочь у меня умница, спрашивает: что ей отвечать? Я сказал: пропусти мимо ушей, отвлеки, она через час забудет, а я схожу в детсад, постараюсь объясниться с «воспитательницей». Мне, кажется, опыт удался, вопросы подобные не возникают, хотя девочка уже во втором классе, и думаю, не скоро возникнут, если не помогут «учителя». Возможно, кто-то думает иначе, но это — мое мнение.
Сталкиваясь с ребятами из школ № 6 и 1, я радуюсь их образованности, интеллигентности, тактичности, но жаль, что такие далеко не все. Чувствуется влияние Запада, смрада американского, массовой «культуры». Но мне верится, что наше российское, лучшее в мире образование, восторжествует.

Комментарии (0)

Добавить комментарий