Сегодня: 19 сентября 4029, Среда

Кошелек – это жизнь

Признаться, в практике «частных лавочников» благодарность граждан налоговикам – впервые. Но это так. И наш читатель И.П. Харламов пишет: «Личное мнение начальника налоговой инспекции Т.А. Ковалевой – как бальзам на душу. Низкий поклон ей за понимание ситуации».
За что же благодарит Иван Петрович Тамару Александровну? А за ее слова, сказанные корреспонденту «Новочеркасских ведомостей» в статье «Почем имущество, собственник?» («НВ», № 10, 5-11 марта 2008 г.). Тему резкого увеличения (в 3 раза!) суммы налога на имущество (домовладения) впервые подняла наша газета («ЧЛ» № 39 от 4 октября 2007 г.). Получив требование на оплату «по-новому», народ зароптал. Но не действия налоговиков были тому виной. Ведь не они придумывают налоги: ставки утверждает городская Дума, а налогооблагаемую базу (т.е. сколько стоит дом) дает МУП «ЦТИ». Казалось бы, чего проще: нам дали, а мы исчислили. Но начальник налоговой инспекции Т.А. Ковалева имеет свое личное мнение: «… нельзя здесь всех стричь под одну гребенку. У каждого домовладения должна быть своя реальная стоимость. Ведь два дома одной площади могут отличаться друг от друга, как небо и земля. А оценки их стоимости при этом не всегда сильно рознятся».
У Харламова жилье – не хоромы. Был саманный дом 1955 года постройки, в 90-х годах обложили в полкирпича. Хотели «облагородить» строение, но и по сей день внутренние отделочные работы выполнены лишь на треть. В 1997 году хозяева умудрились сдать незаконченный дом в эксплуатацию (без этого не подводили коммуникации), за что поплатились в буквальном смысле. В отличие от них многие владельцы многоэтажных еврохором годами не вводят их в эксплуатацию, не регистрируют в Госрегистрации, а потому не платят налоги.
Семья Харламова с таким положением не согласна, а потому Иван Петрович принялся обивать пороги и писать письма в МУП «ЦТИ», КУМИ, прокуратуру… Он оспаривал оценку домовладения Центром технической инвентаризации и даже пригласил независимого оценщика. Результаты рознились, «как небо и земля».
«В ценах 1969 года*, — пишет нам И.П. Харламов, — ЦТИ оценил наш дом в 27 тыс. 069 руб. 59 коп. (тогда столько стоил Дворец культуры), а независимая экспертиза оценила в 11 тыс. 285 руб. 79 коп. При умножении на коэффициент 42 (установленный губернатором в 2007 году коэффициент стоимости удорожания имущества физических лиц, ранее он был равен 30 – «ЧЛ») «по-Вострикову» получилось 1 млн. 136 тыс. 923 руб., а по независимой экспертизе – 474 тыс. 003 руб. 18 коп. Хорошая разница, а при списании износа вообще существует существенное снижение». В заключении эксперт указал: «… с учетом физического износа 41,7% налоговая база составляет 276 тыс. 343 руб. 85 коп.».
Спрашивается, какая сумма Ивану Петровичу ближе, а главное – какую ему реальнее, по силам заплатить? Понятно, вторую. О первой он готов спорить. Но!
Начальник МУП «ЦТИ» А.М. Востриков в статье в «Новочеркасских ведомостях» говорит: «Можно ли спорить с нашими работниками по оценке? Спорить с нами бесполезно!» Правда, Анатолий Михайлович вынужден признать: «…налоговый кодекс предусматривает возможность в случае спора обратиться к независимому оценщику, но строго в соответствии с законом». Что и сделал И.П. Харламов. И сумма у него вышла меньше, хотя, по словам Вострикова, «Оценщик должен оценить имущество только по рыночной стоимости, которая в разы выше инвентаризационной». Не потому ли заключение независимого эксперта не желают признавать властные структуры нашего города?
Так, начальник КУМИ В.А. Ключко пишет: «Приложенное вами заключение эксперта Чернышова А.Н. не соответствует требованиям законодательства об оценочной деятельности». «Не соответствует на основании какого закона, по каким пунктам, статьям?» — вопрошает Харламов. Молчит Ключко.
Зато прокурор разъясняет: «… решения и действия (бездействие) должностных лиц и организаций, нарушающие, по Вашему мнению, Ваши законные права и интересы, могут быть обжалованы в судебном порядке».
— При личном общении Востриков неоднократно нам кричал, что суд мы проиграем, — рассказал мне И.П. Харламов. – А мы не надеемся его выиграть в Новочеркасском суде…
Вообще за время переписки Иван Петрович узнал о себе много нового. Например, что он «по данным МУП «ЦТИ», уклоняется от проведения плановой технической инвентаризации принадлежащих ему строений». «Я никогда не был извещен надлежащим образом ЦТИ о необходимости проведения инвентаризации!» — возмущается домовладелец. Вероятно, его подозревают в нежелании платить (инвентаризация проводится за счет собственников), но он, в стремлении найти справедливость, оплатил услуги независимого оценщика, которые тоже недешево стоят!
— Мы не уклоняемся от инвентаризации, а не доверяем Вострикову и ведомству, которым он руководит, — говорят в семье Харламова. – Дело не столько в начислении износа, как в неправильной, завышенной в 2 раза стоимости нашего дома. Мы сначала, наивные люди, бегали по кабинетам, пытались достучаться до разума чиновников, доказывая, что произошла ошибка. Но быстро пришло прозрение и понимание, что это злой умысел. Ведь налоги собирать надо, а есть категория граждан, сама себя отнесшая к небожителям, которые вообще не хотят их платить. Значит, мы должны платить за себя и за того парня из «золотого особняка». В ЦТИ мы услышали, что они оценивают домовладение по объему и им наплевать, из чего сделан дом. Так что хоромы из чистого золота с колоннами из горного хрусталя такого же объема, как наше домовладение, службой господина Вострикова оцениваются одинаково.
Впрочем, и с объемом дома Харламовых что-то не то. Познакомившись с материалами прокурорской проверки, куда попали многие, не виданные раньше домовладельцем бумаги, Харламовы, по их словам, смеялись долго и весело:
— В инвентаризационном деле есть некий объект, которого у нас никогда не было! А объем дома завышен – высота не соответствует заявленной техниками!
Инвентаризация должна проводиться визуально, с обязательным посещением объекта недвижимости. Хозяева инвентаризаторов, что называется, в глаза не видели. А потому предполагают, что она проводилась «за столом», не выходя из кабинетов. Не отсюда ли неизвестный, отсутствующий, но описанный как реальный, объект?
Никто не хочет платить лишнего. Что положено, Харламовы платят честно и вовремя — никогда в задолжниках не были. Но расплачиваться за чужие ошибки и «за того парня» они не желают! И готовы идти до Страсбургского суда в поисках правды.
От экономики до политики – один шаг. И как часто наши муниципальные службы, сами того не ведая, помогают его сделать! Подтверждением тому – пространная цитата из письма в редакцию «Лавочки» И.П. Харламова:
«Председатель местного отделения партии «Единая Россия», зам. мэра Макеев М.М. от избытка душевной доброты и исключительно от любви к землякам предложил, начиная с 2008 года учитывать при налогообложении ограждения частных домовладений, то есть наши с вами заборы! Человек, выросший в частном доме, не может не понять, что это не роскошь, а необходимость ограждать свой земельный участок, особенно в это подлейшее времечко. Тогда давайте уже и решетки на окнах и железные двери обложим налогом. Только снимите охрану в администрации и сделайте свободный доступ к Вам, избранникам народа, чтобы мы могли сказать все, что думаем о Вас.
«Нам демократия дала
Свободу матерного слова.
И нам не надобно иного,
Чтобы воспеть ее дела!» — хорошо сказал поэт Евгений Лужин, а мы повторим вслед за ним.
Жители частного сектора, большинство, голосовало за КПРФ, по крайней мере, очень и очень многие наши знакомые, потому что наш случай поверг многих в шок, они сначала даже не верили, что нам начислили такой налог.
Пусть прозрение придет как можно раньше к жителям нашего города, но процент проголосовавших за коммунистов уже радует. От всей души поздравляем с победой уважаемого А.И. Кондратенко! Частный сектор надеется на Вас, на Вашу помощь в отстаивании наших прав».
Интересно, а как голосовали представители частного сектора – владельцы тех самых «золотых» не сданных в эксплуатации особняков? Налоги они пока не платят. А если до них дойдет? Обидятся, да и власть поменяют: «Мы тебя в кресло сажали? Мы уберем!»

(Фамилия домовладельца изменена).

* Именно к этому году «привязан» коэффициент стоимости удорожания имущества физических лиц, устанавливаемый губернатором Ростовской области. Коэффициент означает отношение к уровню цен 1969-го года, когда был утвержден действующий сборник по оценке жилых строений.

Комментарии (0)

Добавить комментарий